Main Menu

Люди и судьбы

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Print this page
Print

Архивы «Советской Киргизии» хранят немало материалов о Великой Отечественной войне. В одном из таких рассказывается о фрунзенце Александре Порфирьевиче Кубрине, воевавшем в рядах французских партизан. Эта история могла бы лечь в основу художественного фильма, и то, что она попала на страницы газеты, даже в те годы, когда воспоминания о войне ещё были свежи и не совсем зажили раны у её участников, говорит о том, что этот случай замечателен.

Журналист А. Поляков поведал читателям газеты историю жизни водителя такси Александра Кубрина. Он вырос во Фрунзе, в армию попал до войны, служил в артиллерийской части и даже направлялся командованием в школу младших командиров, но учёбе помешало начало войны.

«В нескольких километрах от Каунаса молодой солдат получил боевое крещение. Затем пришлось пережить тяжёлые бои у литовского города Укмерге, переправу под бомбёжкой через Двину, горечь отступления, окружение, утомительные переходы через леса и болота», — написал, со слов участника войны, журналист.

Отступающие части Красной армии, в которых служил Кубрин, застигли фашисты. Артиллерийский расчёт разбили миномётным огнём, Кубрин попал в плен. «Места заключённых часто менялись. Истощённых советских людей перегоняли по этапам на многие десятки километров. Каждого, кто не мог идти, тут же расстреливали. Когда пленные прибыли в Восточную Пруссию, их направили в каменоломни, откуда многие из них не вернулись», — повествуется в очерке. В 1942 году герой материала в числе большой группы военнопленных попал на север Франции. Их отправили на работы в угольную шахту Брюэ.

«Внимательно присматриваясь к людям, он (Кубрин. — Прим. редакции) постепенно стал заводить знакомства. Встретившись с советским офицером Дмитрием Гириным и хорошо узнав нового друга, юноша открыл ему свои планы о побеге. С этого времени они стали ждать удобного случая.

Помощь друзьям оказал французский коммунист и шахтёр Вернер, он рассказал, что в горах действуют «маки», так именовали себя французские партизаны по названию лесных чащ, в которых они скрывались от фашистов. Вернер снабдил молодых людей картой, компасом и едой. Позже Кубрин узнал, что француз специально был послан на шахту для организации побегов советских военнопленных», — пишет автор материала.

Побег из плена произошёл в мае 1943 года. Александру и Дмитрию удалось обмануть охрану и благодаря ночной темноте скрыться в лесу. Пользуясь маршрутом Вернера, обозначенным на карте, беглецы нашли приют во французской деревеньке у женщины, симпатизировавшей борцам с фашистской оккупацией. Она помогла беглецам связаться с отрядом советских партизан, возглавляемых офицером И. Рябовым.

Действуя в рядах партизанского отряда, кыргызстанец участвовал в нападениях на немецкие гарнизоны, взрывал мосты, добывал и переправлял в отряд оружие, пускал под откосы вражеские составы. «Одной из последних операций, в которой участвовал Кубрин, был разгром большого отряда гитлеровских мотоциклистов, — сообщается в газетном очерке. — Узнав, что на соседней ферме оккупанты устроили вечеринку, партизаны незаметно окружили дом. Когда фашистские офицеры подвыпили, бойцы ворвались в помещение, разоружили их и загнали в блиндажи. Не успели партизаны дождаться утра, чтобы отвести пленных в распоряжение отряда, как появились танки. Пришлось залечь и приготовить гранаты. Но колонна вдруг остановилась, открылись люки, и из машин вышли англичане. Это был один из первых эшелонов «второго фронта».

Вернувшись из Франции, Александр Кубрин дослужил в рядах Красной армии, получил профессию шофёра и вернулся домой во Фрунзе. Позже в наш город переехал и его боевой друг Дмитрий Гирин, работал механиком на автобазе. «Сейчас бывшие французские партизаны живут по соседству, часто вспоминают былые дни и мечтают о том, чтобы ни одна советская и французская семья никогда больше не знала ужасов войны», — так заканчивается этот материал.

Вот такие были и люди, и судьбы, и всё это правда.

Если поискать данные об участии советских пленных во французском освободительном движении, можно найти следующую информацию: в годы Второй мировой войны на территории Франции действовали 55 советских партизанских отрядов численностью от 12 до 250 человек. Вот названия некоторых из них: «Сталинград», «Чапаев», «Жуков», «Имени Сталина», «Свобода», «Котовский», «За Родину», «Ленинград», «Щорс», «Ягуар». Отряд, в котором воевал наш соотечественник Александр Кубрин, назывался «Фревод-Дульянс».

Среди боевых групп имелся единственный на территории Франции женский партизанский отряд «Родина». Его участницы бежали из концлагеря Эрувиль. Сюда они прибыли эшелоном из гестаповской тюрьмы Минска. В вагонах находились женщины-подпольщицы, которых отправили на рабский труд в железнорудные шахты близ городка Тиль. Бежав из концлагеря, советские женщины создали боевой отряд и самоотверженно сражались с фашистами, помогая французскому движению Сопротивления.

В конце 1943 года на территории Франции числилось более пятидесяти трудовых и концентрационных нацистских лагерей, в которых насчитывалось 60-70 тысяч граждан СССР. Треть из них составляли военнопленные солдаты и офицеры Красной армии, остальные — угнанные на работу через «биржи труда» с оккупированных территорий. Французские повстанцы помогали им бежать из плена. Как после отмечалось военными историками, костяк Сопротивления составляли именно советские воины. Они обучали французов военному делу, находились в первых рядах в боях с противником. Французское командование, оценивая действия советских партизан, отмечало их отличную воинскую выучку, инициативу и беспримерное мужество.

Материал подготовил Дмитрий ОЗЕРОВ.






Related News

Листая памяти страницы

ПоделитьсяFacebookTwitterVKPrintИз внештатных корреспондентов газеты «Слово Кыргызстана» («Советская Киргизия») я, пожалуй, один из давних. После службыRead More

Моя газета

ПоделитьсяFacebookTwitterVKPrintНаше время — это время информационного бума. На современного человека буквально льётся бешеный поток информации.Read More

Добавить комментарий