Main Menu

«Однажды в полёте мотор отказал»

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Print this page
Print

Люди старшего поколения хорошо помнят песню «Огромное небо» поэта Р. Рождественского и композитора О. Фельцмана. Они посвятили её подвигу советских лётчиков, погибших в 1966 году в Германии.

Экипаж Бориса Капустина и Юрия Янова из дислоцировавшейся в ГДР 132-й бомбардировочной авиадивизии получил приказ перегнать Як-28 в другой город. Во время полёта над Берлином у машины произошёл одновременный отказ обоих двигателей. Падение самолёта на жилые кварталы могло бы повлечь многочисленные жертвы и разрушения. Пилоты смогли вывести машину за пределы города. Но сесть в поле не удалось, так как там располагалось кладбище с множеством людей. Лётчикам поступила команда катапультироваться, но они попытались использовать шанс посадить машину на воды озера Штёссензее. Но на пути возникли дамба и шоссе, заполненное автомобилями. Пролететь над дамбой не удалось: самолёт резко накренился и ушёл в водоём. Экипаж погиб. История героизма советских военных лётчиков поразила жителей обоих Германий, Европы. Каждый город ГДР направил делегацию на похороны, а из Лондона прибыл королевский оркестр.

Но на несколько лет раньше, в 1961 году в такую же ситуацию попал другой экипаж уже в соседнем Узбекистане. Командир самолёта лейтенант Геннадий Воронов дорогу в небо начинал во Фрунзенском аэроклубе.

Открытие неба

Аэроклуб в столице окрыли в 1934 году, с его аэродрома впервые в республике в небо взмыл самолёт, принадлежавший ОСАВИАХИМу. Одна из целей общественной организации была помощь государству в развитии авиационного спорта, привлечение к нему населения и подготовка кадров для обороны. Энтузиасты своими силами построили в столице аэроклуб, на самолёте У-2 учились водить летательные аппараты, прыгали с парашютом. Благодаря этим занятиям многие молодые люди с началом Великой Отечественной войны уже могли влиться в авиационные силы страны. Во Фрунзенском аэроклубе учились люди, которые потом отмечались наградами за свершённые подвиги, среди них Талгат Бегельдинов, который стал дважды Героем Советского Союза, Исманбек Таранчиев, Михаил Мордвинцев. На базе прибывшей во Фрунзе Одесской авиационной школы пилотов сформировали 24-ю военно-лётную школу первичной подготовки. Она стала в тяжёлые годы войны кузницей кадров для Военно-воздушных сил, здесь выпустили 1 507 пилотов, пятеро из них стали героями Советского Союза.

А Кыргызстан уже по окончании войны на долгие годы смог создать учебную базу для подготовки лётчиков. После Победы в 1947 году военное учебное заведение получило новое название — Фрунзенское военное авиационное училище лётчиков ВВС СССР. В 1956 году в училище поступили первые 15 иностранных курсантов. А его переименовали в V Центральные курсы подготовки и усовершенствования авиационных кадров. За период с 1956-го по 1992 годы здесь прошли обучение 21 682 человека по 10 авиационным специальностям. Учебно-боевые полки располагались в разных местах: во Фрунзе-1 — вертолётный полк, в Токмоке — полк военно-транспортной, бомбардировочной и дозвуковой авиации, а в Канте — учебный полк, где осваивали самолёты чешского производства. Полк сверхзвуковых истребителей-перехватчиков находился в селе Луговом Джамбульской области Казахстана. Под Алма-Атой на Первомайском аэродроме лётчики училища также производили полёты.

Многие из иностранных выпускников стали впоследствии видными политическими деятелями и военачальниками. Среди них Хафез Асад — президент Сирии, Ахмед Хулен — командующий ВВС Йемена, Жоао Бернардо — командующий ВВС Мозамбика, Дельбах Синг — командующий ВВС Индии, практически весь руководящий лётный состав ВВС дружественных стран Африки, Вьетнама, Лаоса, Монголии, Кубы.

Активно действовал после войны во Фрунзе и аэроклуб в составе ДОСААФ. Здесь, как и до войны, готовили молодёжь к армии, помогали определиться с профессией. Одним из курсантов аэроклуба был Геннадий Воронов.

«Однажды в полёте мотор отказал»

Семья Вороновых в Киргизии оказалась в 1947 году. Геннадий учился в школе №24, посещал фотокружок во Дворце пионеров, занимался спортом, имел второй спортивный разряд по бегу. Но самый большой интерес вызывали самолёты, оканчивая школу, он записался в аэроклуб. Совмещал учёбу с занятиями по прыжкам с парашютом и умению водить самолёт. За время обучения в аэроклубе Геннадий на Як-18 налетал 217 часов. И по окончании клуба по теоретическому курсу имел оценку «хорошо», а за полёты — «отлично».

Знакомясь с материалами биографии Геннадия Воронова, понимаешь, насколько хорошо была отработана система воспитания в советское время, и каждому давалась возможность проявить свои способности. Видя успехи молодого человека, Фрунзенский военкомат направляет его в Качинское высшее авиационное училище лётчиков им А. Мясникова. В 1959 году фрунзенец окончил училище в звании лейтенанта с квалификацией «пилот-техник». После училища его направили в западную часть СССР, в Эстонию. Уже шло жёсткое противостояние с западным блоком НАТО, и то, что выпускник военного училища направлялся служить в регион, близкий к территории потенциального противника, говорит о том, что его профессиональное мастерство ценилось командованием.

Военная часть находилась в городе Валга. По стечению обстоятельств в 1944 году отец Геннадия в составе советских войск освобождал этот населённый пункт от фашистов.

В 1961 году молодого лётчика переводят в узбекский город Каган. В том же году Воронов совершал ночной вылет, в машине внезапно произошло возгорание, начался пожар. Можно было выпрыгнуть с парашютом, но авиамашина имела полный боекомплект, баки заправлены горючим. В этот момент самолёт пролетал над селом. Чтобы избежать человеческих жертв, Воронов принимает решение отвести машину на безопасное расстояние от населённого пункта. Отлетев примерно на три километра, самолёт пошёл на посадку и, будучи в 20 метрах над зёмлей, взорвался. В этот момент жители села выходили из кинотеатра после вечернего сеанса и смогли увидеть огненную вспышку в ночи. Все шесть членов экипажа погибли. Командиру авиасудна лейтенанту Геннадию Воронову было 25 лет.

История этого подвига не стала примером для написания песни, но всё произошедшее в 1961 году очень схоже с тем, что случилось в небе над Берлином в 1966 году. И пронзительные стихи Р. Рождественского можно отнести и к экипажу самолёта Геннадия Воронова.

Самоотверженный поступок стал примером для воспитания подрастающего поколения. В столичной школе №24, где учился Воронов, один из пионерских отрядов носил его имя. В 1974 году редакция газеты «Советская Киргизия» писала о ребятах из этого отряда. Они рассказывали о том, что посещают родителей Геннадия Воронова, проживавших во Фрунзе, шефствуют над пожилыми людьми. И сами Вороновы часто бывали в школе, рассказывали ученикам о сыне, отвечали на вопросы подростков о его воспитании, увлечениях, любви к авиации и Родине. Подростки писали сочинения о человеке, когда-то учившемся в их школе, размышляли о жизни, о подвиге….

Послесловие. О героях

В нашей столице уже нет давно аэроклуба, лётное училище уже не готовит специалистов для зарубежных стран, а гражданская авиация на протяжении нескольких лет находится в чёрном списке ИКАО. Время не стоит на месте, меняются политические и экономические формации, приходят новые технологии, а вместе со всем этим меняется и наше сознание, представления. Когда готовил этот материал, смотрел вырезки из газет о Г. Воронове, читал отрывки из школьных сочинений о нём и невольно задался вопросом: а кто сегодня в нашем обществе может служить примером для молодого поколения? Нет, я против того, чтобы горели самолёты или возникали критические ситуации, где человек оказывается перед непростым выбором: долг или смерть?

Но просто давайте задумаемся, кого сегодня учителям приводить в пример нашим детям? Депутаты, политики, чиновники? Они имеют финансовое благополучие, достигли успехов в карьере и бизнесе, они на экранах телевизоров. Но почему-то не возникает желания назвать их «героями нашего времени» в истинном понимании слова «герой». Скандалы, скандальчики, обвинения в коррупции, судебные тяжбы, и даже, если суды защищают, всё равно остаётся в душе осадок.

Может быть, милиционеры, сотрудники отечественных спецслужб могут служить примером? Но последние слишком засекречены, и использование прежними президентами сотрудников спецслужб в политических заказах вызывает недоверие у граждан к этим структурам. А о милиции актуальна поговорка, что дурная слава бежит, а хорошая лежит. Хотя профессиональный долг, исполняемый людьми, занятыми в этих сферах, конечно же вызывает уважение. И всё же в представлении о героях есть что-то, что заставляет нас безоговорочно верить в них, без всяких «но».

Есть Манас и эпическое наследие предков, ветераны Великой Отечественной войны, герои произведений Чингиза Айтматова. Это базис, а что насчёт наших современников, которые соответствовали бы нынешним реалиям, давали возможность молодым людям сравнивать себя с ними, поступать так же в сходных условиях и обстоятельствах. Ведь у каждого времени есть свои вызовы и свой выбор между «да» и «нет», непохожие на предыдущие эпохи. А может, мы живём в то время, когда уже не нужны герои? Это отзвук идеологических потребностей прошлого. Я не нашёл ответа, кто может служить примером в наше время. Может быть вы, читатели, попробуете его найти для себя?

Дмитрий АЩЕУЛОВ.






Related News

После шока

ПоделитьсяFacebookTwitterVKPrintПосле силового срыва мирной акции 8 марта Бишкекские феминистские инициативы распространили заявление, которое собирались зачитатьRead More

Происхождение антропонима Чопан-ата

ПоделитьсяFacebookTwitterVKPrintАнтропоним (гр. antrоpos — человек + onoma — имя) — собственное имя человека; в болееRead More

Добавить комментарий