Main Menu

Мы помним

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Print this page
Print

О предсмертной книге Б. Шамшиева

Кыргызская культура в последнее время лишилась, увы, одного за другим своих самых значительных, выдающихся мастеров. Последним из могикан был, несомненно, Болотбек Шамшиев, ушедший из жизни в конце прошлого года. Как раз в те дни появилась в продаже только что вышедшая из печати его довольно объёмистая книга (23 печатных листа) на русском языке «Я помню (Эсимде)» с необычным определением — «роман-сериал для художественного кино и телевидения». Прежде чем рассказать о ней, позволю себе некоторые отступления.

Сначала я знал его отца — поэта — панфиловца, участника Великой Отечественной войны Толена Шамшиева. Он до войны был редактором республиканской молодёжной газеты «Ленинчил жаш», написал в своё время неплохую поэму «Отуз-Адыр» о строительтве одноимённого канала в Ошской области. Писали же в советское время даже в русской литературе такие вещи, как роман «Гидроцентраль», поэмы «Волга-Дон», «Братская ГЭС» и др. Т. Шамшиев внешне был очень спокоен, неразговорчив, но приветлив. Это моё воспоминание о нём со студенческих лет.

Что же касается Болотбека Шамшиева, то я ещё в советское время видел все его кинокартины — различные по сюжету, жанру, материалу, композиции и тональности, начиная с блестящего документального фильма о Саякбае и заканчивая лирически-драматической сагой «Ранние журавли». Для меня, как и для многих, высоким совершенством — классикой являются его «Выстрел на перевале Караш» и «Белый пароход». Да и детективно-приключенские фильмы «Алые маки Иссык-Куля» и «Волчья яма», снятые им, смотрятся с интересом на фоне заполонивших сегодня сплошь и рядом всякого рода триллеров и блокбастеров.

Лично познакомились мы с ним в 1990 году, когда стали депутатами так называемого легендарного парламента. А после того, как в 1992 году я был назначен вице-премьер-министром республики, курируя в правительстве социально-культурную сферу, наши отношения ещё более укрепились. К тому же наши квартиры оказались рядом, создав благоприятную возможность для частых встреч. Именно тогда я рекомендовал первому президенту республики А. Акаеву назначить Б. Шамшиева министром туризма, учитывая его склонность к предпринимательству в условиях отсутствия денег в бюджете для снятия фильмов. Потом он стал художественным руководителем-постановщиком грандиозного культурного зрелища — празднования 1000-летия «Манаса» в Таласе. Кстати, именно в те годы я в качестве вице-премьер-министра лично ознакомился с отснятыми лентами документальных фильмов Д. Садырбаева «Кайран эл» («Горемычный народ») и М. Убукеева «Сказание о великом Манасе», содействовал их завершению.

С тех пор жизнь бросила нас в разные стороны, но мы всегда по-братски обнимались, когда встречались. У меня сложились хорошие отношения и с его сыном Чингизом — толковым экономистом, выпускником Гренобльского университета во Франции. И вот мы недавно потеряли великого мастера. Я счёл своим моральным долгом прочитать его последнее творение — книгу «Я помню (Эсимде)», на переплёте которой написаны такие жёсткие, но справедливые слова: «К сожалению, после обретения Кыргызстаном независимости по прихоти некоторых новокыргызских чиновников выдающегося мастера кино начали игнорировать, не допускать к реализации новых кинопроектов. Прошло 25 лет, сменилось четыре президента в Кыргызстане, а ситуация не меняется: на экранах республики до сих пор нет фильмов Шамшиева, так необходимых миллионам зрителей. Мастер, не желая мириться с таким положением, решил «создавать» кинокартины на бумаге».

О чём же предсмертная книга-кинокартина Б. Шамшиева? По словам автора, это «политический детектив о времени, канувшем в прошлое, написанный от имени участника событий тех давних лет. По этическим соображениям изменены не только подлинные имена и фамилии ряда персонажей, но и события, касающиеся правоохранительных органов». Тем не менее искушённому читателю становятся очевидными реальные имена и фамилии героев книги: следователь Карыпбек Кутманов — известный юрист Карпек Курманов, командир отряда по борьбе с бандитизмом Исакеев — полковник милиции Абдылда Исабаев, отец видного учёного-медика, бывшего ректора медицинского института В. Исабаевой, 1-й секретарь ЦК компартии Киргизии Боголюбский — Н. Боголюбов, 1-й секретарь обкома М. Болотов — Б. Мамбетов. Да и сам автор особенно не скрывает их, сопроводив повествование реальными фотографиями героев с указанием их подлинных имён и фамилий. Вообще в книге достаточно много документального материала: имён, включая небезызвестного Распутина, генерала-атамана Семёнова, Сталина, генерала-изменника Власова, географических названий (Джумгал, Джамбул, Фрунзе, Ленинград, Иссык-Куль, Аламедин и др.), официальных выписок и цифр.

Книга состоит из двух частей и охватывает большой отрезок времени — 1924-1949 годы. В первой части, названной «Путь к профессии», прослеживается биография главного героя Карыпбека с момента рождения в Джумгале в 1920-х годах до устройства следователем Генеральной прокуратуры Киргизии в 1949-м после успешного окончания Ленинградского юридического института. Генеральный прокурор республики Романовский откомандирует его в распоряжение МВД для несения службы в отделе борьбы с бандитизмом, возглавляемом легендарным Исакеевым. Отдел вступает в смертельную схватку с грозной опийной бандой Безродного, тайно связанной с врагами Советской власти ещё со времён 1920-х годов.

Если первая часть связана в основном с профессиональными (криминально-правовыми) делами, то вторая часть «Схватка силовых ведомств-монстров сталинского режима» носит двуплановый (политико-детективный) характер. Причём эти планы тесно взаимосвязаны: прикрытием опийной банды тайно служил сам министр внутренних дел республики Прудников, имеющий родственные отношения с главарём банды Безродным и пользующийся поддержкой всесильного министра госбезопасности СССР Абакумова! Ради отвлечения внимания правоохранительных органов республики от борьбы с этой разветвлённой бандой он и его помощники в 1949 году организуют межнациональные волнения в Чуйской долине. Более того, они исподтишка стараются вбить клин в политическом руководстве республики, играя на региональных и родовых чувствах, противопоставив И. Раззакова (южанин) и Б. Мамбетова (северянин). Надо признать, что такой откровенный разговор о внутренних противоречиях и межэтнических отношениях в недавнем прошлом Кыргызстана в литературе и кинопроекте предпринят впервые и сохраняет свою актуальность. В этой острой документальности и публицистичности одно из достоинств книги Б. Шамшиева.

Другая её важная черта — присутствие художественности: в ней немало точных психологических деталей и портретов, ярких, запоминающихся картин природы, динамичных событий. Однако к книге нельзя подходить с мерками сугубо художественной литературы. Тем более учитывая то, что сам автор определял жанр «роман-сериал для художественного кино и телевидения». А у кино и телевидения свои особенности и законы, в частности такие, как зрелищность, панорамность, динамичность, замедленность, закадровость, эффект времени и другие. Всё это есть в книге Б. Шамшиева.

Она завершается примечательными словами: «Конец первой книги». Судя по всему, у автора был замысел продолжить её и довести историю до наших дней, о чём он напоминает и в самом тексте, и в аннотации, сожалея, что «многие важные архивы до сих пор закрыты… Страна покрытых плесенью от времени секретов и нафталинных «тайн» обречена на прозябание и вековую отсталость». С глубоким осознанием этой правды и боли написал свою книгу Б. Шамшиев — большой, горячий патриот своей страны. К великому несчастью, он не успел довести её до логического конца. Об этом рассказал мне его сын Ч. Шамшиев.

В этой связи вспоминается мне печальный случай. В конце 1990-х годов, во время официального посещения Турции во главе парламентской делегации, я встретился с Толемишем Океевым — ещё одним творцом «кыргызского чуда» — кино, работавшим там Чрезвычайным и Полномочным Послом нашей страны. Он тоже горько сетовал на то, что из-за отсутствия средств вместо создания фильмов вынужден заниматься бюрократической деятельностью.

Так драматически складывались судьбы двух выдающихся мастеров, прославлявших наше кино на мировой арене. Они не удостоились также при жизни высших государственных наград независимого Кыргызстана, ещё раз подтверждая известное выражение: «Колдо бар алтындын баркы жок» («Нет пророка в своём отечестве»). Но благодарный народ, ценители искусства помнят их. Поэтому я назвал свою статью «Мы помним», перефразируя название его книги-завещания «Я помню (Эсимде)».

Абдыганы ЭРКЕБАЕВ, академик.






Related News

После шока

ПоделитьсяFacebookTwitterVKPrintПосле силового срыва мирной акции 8 марта Бишкекские феминистские инициативы распространили заявление, которое собирались зачитатьRead More

Происхождение антропонима Чопан-ата

ПоделитьсяFacebookTwitterVKPrintАнтропоним (гр. antrоpos — человек + onoma — имя) — собственное имя человека; в болееRead More

Добавить комментарий