Main Menu

Разные разности

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Print this page
Print

О работе головы

Сыну моего товарища около четырёх лет. Эмиль довольно смышлён. Я подзываю его и спрашиваю: «Твоя голова работает?» Отвечает, что работает. «Ну давай проверю, как работает». Я прильнул ухом к его голове. Делаю вид, что прослушиваю, ну как врачи слушают лёгкие. Это он, конечно, не раз уже видел и подчиняется мне. Я предлагаю ему не дышать. Он, естественно, подчиняется. Может, думает, как бы я не упустил признаков работы его головы. «Прослушав» его голову минуты две, я отрываю ухо и смотрю на него. Он на меня — в ожидании результатов исследования.

Я объявляю мальчишке: «Да, голова твоя действительно работает, и хорошо работает!» Он, конечно, обрадовался моему диагнозу и в свою очередь предлагает проверить теперь уже работу моей головы.

Я делаю серьёзный вид. Не смеюсь. Подставляю свою голову. Он повторяет все мои действия. Так же просит не дышать. Я подчиняюсь. Делаю глубокий вдох и замираю. Мальчишка долго возился с моей головой — прослушивал. Потом отнял ухо и недоумённо смотрит на меня. Я — на него: жду, что он скажет о работе моей головы. Через какое-то мгновение, оценивающе подглядывая на меня, он выпаливает: «Непонятно что-то!» Я его понял: ну взрослый человек, голова должна по идее работать, а тут никаких признаков её работы он не обнаружил — ничего не стучит, никаких звуков, никаких признаков движения.

Отец ребёнка, наблюдавший за нашими экспериментами, заключил: «Хорошо, что Эмиль не сказал: «Не работает ваша голова!» Действительно, по правде он должен был так и сказать.

Из школьных воспоминаний

Из-за отсутствия школы с русским языком обучения в родном селе мне пришлось жить в райцентре у родственников. Глава семьи Дулат Кошоев был участником Великой Отечественной войны, работал завфермой. Как ветеран войны он имел ордена и медали. Немало медалей и за ратный труд. На висевшем дома его портрете вся грудь в наградах. Я гордился и восхищался родственником. Как-то в четвёртом классе я попросил дедушку пойти в школу на родительское собрание с орденами и медалями на его любимом сталинском кителе. Присутствовавшая при этом Гулжамал апа, засмеявшись, посоветовала прихватить с собой ещё и толстую папку с грамотами и благодарностями. Я помню, как все мы от души смеялись над удачным приколом нашей апашки.

Будущий чекист

Я вожусь в огороде. Во дворе у соседа играет гурьба ребятишек детсадовского возраста. В это время относительно близко над нами, тяжело рыча, пролетает самолёт. Подняв головы, ребятишки хором закричали: «Самолёт, самолёт!..» Я прикрикнул на них: «Не смотрите, это мой самолёт!» Дети опустили головы и притихли. Вероятно, они подумали, что действительно, если самолёт дяденьки, то, быть может, и вправду нельзя смотреть другим. Образовалась короткая пауза. Вдруг один из мальчишек, тыча пальцем на другого, закричал: «Байке, байке! Вот он ещё смотрит на ваш самолёт!» Я от души рассмеялся. Вот, думаю, подрастает будущий чекист. Так что недостатка в кадрах у спецслужб, думаю, не будет!

Я — свой

В маршрутке я пристал к карапузику 3-4 лет с извечным вопросом: «Ты чей — мамин или папин?» Он с надутыми щёчками и очень так серьёзно мне в ответ: «Я ничей, я свой, я — Матвей». Я и сидящие рядом улыбнулись находчивому и очень даже логичному ответу малыша и одобрительно закивали.

Разборки в ЦК

Рассказывает ветеран КП Киргизии. В Академии общественных наук ЦК КПСС идёт защита докторской диссертации секретарём ЦК КП Киргизии К. Кулматовым. В самый разгар защиты вбегает другой секретарь ЦК КП и требует остановить процедуру защиты. Он заявляет, что докторант якобы не является автором диссертации и всё, что там написано, — это плагиат. Что ж, говорят члены диссовета, уважим мнение ЦК КП Киргизии, отложим защиту до выяснения вопроса. В Киргизию была направлена комиссия, которая в итоге подтвердила подлинность авторства диссертанта.

И защита состоялась. В последующем К. Кулматов стал первым Чрезвычайным и Полномочным Послом Советского Союза из числа кыргызов, а затем проректором Московского государственного института международных отношений. Но каких нервов стоили те типично кыргызские баталии Кенешу Нурматовичу Кулматову в те дни, никто не знает. И он об этом не пишет. И никто даже не вспомнит. Таковы реалии нашей жизни. И таких примеров в истории нашего народа полным-полно.

Кемелбек КОЖОМКУЛОВ.






Related News

Осторожно: финансовое мошенничество!

ПоделитьсяFacebookTwitterVKPrint(Окончание. Начало в номерах от 14, 19 и 28 февраля 2020 г.) Возможно, вы тожеRead More

Памятник Бишкеку баатыру готов

ПоделитьсяFacebookTwitterVKPrintБронзовый памятник Бишкеку баатыру готов, сообщила АКИpress председатель общественного объединения «Бишкек баатыр» и прямой потомокRead More

Добавить комментарий