Main Menu

«Южные ворота» — архитектурный символ советской эпохи

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Print this page
Print

В современной культуре понятие символа рассматривается как философская категория, представляющая ассоциативное обобщённое выражение характера предмета восприятия.

Панорама архитектурного ансамбля «Южные ворота»

В этом смысле объёмно-пространственная композиция постановки двух многоэтажных жилых домов на перекрёстке улиц Абдрахманова и Токомбаева в г. Бишкеке конечно же в умах горожан представляется как своеобразный символ незримой границы городского пространства, получившей в связи с этим образное определение — «Южные ворота».

И это естественно, когда в отличие от официальных наименований, имеющих определение более конъюнктурное, чем ассоциативное, народ сам определяет характерную суть собственной среды обитания. Это, например, ставшие уже историческими названия некоторых частей города — «Кузнечная крепость», «Шлагбаум» или же более современные определения — «Бродвей», «Моссовет». И всё это прежде всего говорит о сути отношения жителей к своему городу, к качеству его среды обитания, его истории.

Так и с «Южными воротами», история создания которых несомненно будет интересна не только его обитателям, но и горожанам столицы. Об этом повествуется в статье архитектора Юсуфа Тагирова, одного из авторов создания этого символа советской эпохи — «Южных ворот». А началась эта история в результате совершенно других событий, которые явились лишь предтечей к её возникновению.

Как известно, в то далёкое доперестроечное время фрунзенский аэропорт находился, по существу, в черте города, в пределах шаговой доступности. Это, естественно, создавало определённый дискомфорт как жителям близлежащих домов, так и функционированию самого аэропорта. В перспективных планах развития Фрунзе аэропорт подлежал выносу за пределы города, однако однозначного решения вопроса о времени его перебазирования ещё не вынесли. Толчком стало осложнение внешнеполитической обстановки между СССР и КНР, кульминацией которой стало боестолкновение в 1969 году на острове Даманском Дальневосточного военного округа. В целях укрепления юго-восточных границ СССР тогда же из состава Туркестанского военного округа выделили Среднеазиатский военный округ с командованием в городе Алма-Ате, и, естественно, для него базовым аэродромом стал Алма-Атинский аэропорт.

И тогда же в целях обеспечения общей безопасности и прикрытия государственной границы на побережье озера Иссык-Куль близ села Тамчи построили военный аэродром для базирования истребителей-бомбардировщиков, который уже в нынешнее время приспособлен для полётов гражданской авиации. Причём в то время военные даже собирались построить через хребет Кунгей Ала-Тоо автодорогу из Тамчи в сторону Алматы, однако эта весьма дальновидная перспектива местных властей в то время не привлекала, а теперь уже собственными силами решить эту проблему не получается.

Однако этим проблема военных полностью не решалась в связи с тем, что округу был необходим запасной аэродром для тяжёлой авиации. И вот тут интересы гражданской авиации совпали с интересами военных, в результате чего приняли решение о строительстве нового аэропорта для города Фрунзе.

А так как сооружение нового аэропорта — дело не одного дня, а условия госбезопасности не терпели отлагательств, то в качестве полумеры для принятия тяжёлой авиации удлинили существующую взлётно-посадочную полосу фрунзенского аэропорта.

«Южные ворота» — восточное крыло в 1980-е

В результате этого паллиативного решения оказалось необходимым перекрыть дорожное полотно проспекта Мира в районе посёлка Орто-Сай, где к тому же находилась правительственная резиденция. А альтернативным доступом к резиденции в то время была трасса просёлочной дороги на продолжении улицы Советской (ныне Ю. Абдрахманова) через территорию лесопарка Орто-Сай. И, конечно, для связи с госрезиденцией в целях организации движения кортежа автомашин членов правительства и различных делегаций её прежде всего благоустроили. Сделать это было несложно, и дорожники треста «Дортрансстрой», которым поручили строительство этой автодороги, не испытывали никаких проблем. Они же под руководством главного инженера треста А. Гасанова по существу и возвели «Южные ворота». Но это потом.

А проблема заключалась в другом. Эта территория города, хоть и современная, но всё-таки окраина, с рядовой непрезентабельной типовой застройкой, не имевшей какой-либо архитектурной выразительности. И здесь надо отдать должное проницательности главного архитектора города Г. Кутателадзе, только что возглавившего Главное архитектурно-планировочное управление Фрунзенского горисполкома, который внёс кардинальное по сути предложение: передвинуть границу города на 80 метров южнее и разработать для этого участка проект архитектурного решения новой, более представительной застройки. И вот с этого момента начинается история «Южных ворот». Я помню выполненный самим Геннадием Платоновичем на скорую руку, на уровне «почеркушек» в карандашной кальке цветными фломастерами фор-эскиз застройки улицы Советской на новом участке. К сожалению, этот фор-эскиз не сохранился, но его предложение кардинальным образом изменило подход в архитектурном проектировании этой окраины города, переросшей впоследствии в панораму застройки по ул. А. Токомбаева. Это был творческий подвиг главного архитектора города, его подхватили и продолжили другие, известные к тому времени архитекторы Р. Мухамадиев, В. Лызенко, которые, по существу, определили объёмно-пространственную композицию всего архитектурного ансамбля будущих «Южных ворот», а мы, тогда ещё молодые архитекторы А. Солтобаев и автор этой статьи внесли свою лепту в поиск образа архитектурно-художественного решения в целом всего ансамбля.

Однако квинтэссенцией всего архитектурно-художественного решения «Южных ворот» стало выполненное по инициативе архитектора Мухамадиева художниками-монументалистами А. Каменским и А. Бекджаняном на торцах двух шестиэтажных секционных жилых домов монументальное декоративное панно из армянского туфа и кыргызского сары-таша на тему дружбы народов СССР, придавших застройке торжественный и несколько респектабельный характер.

«Южные уроды» — западное крыло в наши дни

Но всё это было потом, а вначале были жаркие будни параллельного проектирования и строительства. Это когда проекта ещё нет, а строительство идёт по отдельным чертежам. И в этом есть свои плюсы и минусы. А минус в том, что заказчик в целях ускорения сроков строительства навязал нам привязку типового проекта жилого дома серии 308 с малыми по площади кухнями и малой высотой квартир. А в остальном всё было по индивидуальному проекту. Генеральным подрядчиком строительства стало Фрунзенское СМУТТ под руководством Н. Юсупова треста «Дортрансстрой», которое добросовестно выполняло все проектные решения, многие из которых в этом плане применялись впервые и уже потом стали примером для остальных. В частности, шести-этажная секция с квартирами в двух уровнях на верхних 5-6-х этажах. Устройство мастерских для художников на кровле пятиэтажных секций. Устройство эксплуатируемой террасы на кровле с площадками для культурного отдыха в одном из жилых домов. Двухзаходовая винтовая консольная лестница для подъёма на стилобат террасы продовольственного магазина первого этажа, которая вообще не имеет аналогов в городе. Всё это — интенсивное использование местности с перепадом рельефа до 3-4 метров, устройством по ул. Советской декоративных фонтанчиков с цветочными клумбами и мощного стилобата из гранитных ступеней, придавших некоторую помпезность и особою значимость объёмно-пространственной композиции «Южных ворот» на фоне рядовой застройки — было предусмотрено для формирования респектабельного характера архитектурного ансамбля. И особая роль здесь, конечно, отводилась образному решению фасадов с использованием летних помещений (лоджий), украшенных стилизованным в духе национального колорита крупномерным рисунком коврового орнамента типа «шырдак» в расчёте на его дальнее пространственное восприятие. Таким стал архитектурный ансамбль «Южные ворота» — композиция, которая впоследствии автором этих строк развита в направлении запад-восток путём дальнейшей пристройки соответственно семи- и четырёхэтажных жилых блоков. В итоге поплучилась панорама застройки восьмого и десятого микрорайонов вдоль улицы А. Токомбаева. Но эти и последующие пристройки жилых семи- и четырёхэтажных блоков имели уже более комфортабельные квартиры, в которых спальни ориентированы во двор, имелись раздельные санузлы, кухни площадью 8 квадратных метров, общая комната-зал стала непроходной.

Архитектурное решение «Южных ворот» представили на ежегодном Всесоюзном смотре проектов-построек под эгидой Союза архитекторов СССР, где оно было отмечено соответствующим дипломом. Впоследствии архитектурно-художественный ансамбль «Южных ворот» включён в список объектов в качестве памятника государственного значения. Такова в целом история создания одного из архитектурных символов советской эпохи.

Однако следует отметить, что на сегодняшний день этот символ архитектуры, демонстрировавший уважительное отношение как к собственной столице, так и к собственной среде обитания в целом, тем не менее выглядит неухоженной сиротой, столь стремительно теряя свой облик, что в пору его теперь называть не «Южные ворота», а «Южные уроды». Эти изуродованные фасады, обветшалое благоустройство прилегающей территории, лес дремучих зелёных насаждений по ул. А. Токомбаева, по существу, визуально уничтожили панораму «Южных ворот». И очень жаль, что таким образом город лишается своих достопримечательностей, а с ними и уважения к собственной среде обитания, в том числе  среди гостей столицы.

Тогда как есть Закон Кыргызской Республики «Об охране и использовании историко-культурного наследия» №38 от 13.02.2006г., и, видимо, есть его реализаторы в органах власти, которые, охраняя историко-культурное наследие, должны предъявлять и определённые требования к собственникам по использованию объектов историко-культурного наследия. Неуважительное отношение к истории города и государства в целом прежде всего становится очевидным в облике среды обитания. Памятники архитектуры, как достояние народа, определяют и уровень национальной культуры государства, и степень цивилизованного отношения его к собственной истории. А культуру государства прежде всего определяет архитектура среды обитания.

Очевидно, что государственная культура, спонтанно культивируемая на основе менталитета кочевого миропредставления, подсознательно влечёт за собой довольно пренебрежительное отношение к истории несвойственной среды обитания. Видимо, поэтому даже Дом правительства Кыргызской Республики, что на Старой площади, уже давно не кажется его обитателям таким уж серым и непрезентабельным, каким он сейчас представляется в умах горожан, прозвавших его «Серым домом». Тогда как в советское время чисто белая колоннада его монументального портика и такая же аналогичная отделка аттика над фризом придавали этому зданию определённые величие и элегантность.

Культура, как известно, воспринимается прежде всего по её внешним признакам. Как для человека первый признак культуры — его внешний вид, одежда, так и культура среды обитания горожан воспринимается посредством её внешних проявлений, а это и есть архитектура. Плохая или хорошая, она оказывает постоянное психофизическое воздействие (положительное или отрицательное) на умонастроение людей, формируя их культуру. Здесь всё на виду — и в музей ходить не надо! Как говорится, бытие определяет сознание. Об этом гласит и мудрая кыргызская пословица: «В хорошем айыле и раб силён, в плохом — и воин слаб!»

Архитектор Ю. ТАГИРОВ.






Related News

Памятник Бишкеку баатыру готов

ПоделитьсяFacebookTwitterVKPrintБронзовый памятник Бишкеку баатыру готов, сообщила АКИpress председатель общественного объединения «Бишкек баатыр» и прямой потомокRead More

«Южные ворота» — архитектурный символ советской эпохи

ПоделитьсяFacebookTwitterVKPrintВ современной культуре понятие символа рассматривается как философская категория, представляющая ассоциативное обобщённое выражение характера предметаRead More

Добавить комментарий