Main Menu

Закрытая граница с Китаем показала, насколько уязвима экономика Кыргызстана. Какие уроки следует из этого извлечь?

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Print this page
Print

Если судить по тону публикаций и тому месту, которое уделяется в новостях  коронавирусу, то можно предположить, что эта болезнь и есть наказание человечеству за грехи, за которым последует Судный день.

Наш собеседник — макроэкономист, финансист и геополитолог Султанбай АЙЖИГИТОВ.

— Султанбай Абдрашитович, давайте проанализируем, насколько зависима сегодня экономика Кыргызстана от великого соседа. Начнём с торговли. Что говорят официальная и неофициальная статистики о торговом обороте за 2019 год между нашими странами?

— Для того чтобы понять, насколько сильно мы зависимы от великого соседа, как говорится, даже «к бабке ходить не надо». Возьмём внутреннюю торговлю китайскими товарами и их реэкспорт. Если до вступления Кыргызстана в ЕАЭС соотношение официального и теневого торгового оборота между нашими странами составляло 1 к 10,  то с момента вступления в ЕАЭС оно, хотя и снизилось, но остаётся существенным 1 к 5. Официальная статистика Кыргызстана стабильно показывает товарооборот в размере примерно $1 млрд. Это столько, сколько реально «по-белому» может переварить наша экономика. А всё остальное — околозаконный или незаконный реэкспорт. В этой связи недавнее убийство китайского предпринимателя Айеркена Саймаити и других, имевших отношение к незаконному вывозу капитала, высвечивает лишь небольшую часть теневой деятельности.

Село Ичке-Булун Джети-Огузского района. Осенью, когда мы там побывали, крестьяне не смогли сбыть картошку и по 8 сомов.

— Известно, что Китай является крупнейшим инвестором в экономику Кыргызстана. Что говорят цифры о его вкладе в горную добычу, строительство и ремонт дорог, модернизацию ирригационной системы, возведение жилья, реабилитацию системы сельского водоснабжения и т. д., и т. п.?

— Есть народная мудрость — не занимать слишком много денег у ближайшего соседа, ибо у последнего всегда может возникнуть соблазн территориальных и имущественных притязаний. Опыт Таджикистана тому яркое подтверждение. Китайский капитал составляет половину внешнего долга Кыргызстана, залогом которого является суверенитет нашей страны. Перечень объектов вложения китайского капитала в Кыргызстане указывает, что эти вложения являются продвижением стратегического плана «Один пояс, один путь». Нельзя исключать риска, что в случае невозврата долга на них всегда можно выдвинуть свои притязания. Это очень мягкая подстилка, на которую жёстко упал наш экс-президент. Я не сторонник различных фобий, но призываю быть внимательными с условиями предоставления китайских кредитов и инвестиций.

— Всемирный банк в своём исследовании Кыргызстана «Комплексная диагностика страны за 2018 год» дал лаконичный рецепт вывода экономики страны из стагнации: увеличить рациональность государственных расходов, обеспечить соблюдение правовых норм и улучшить деловой климат. Давайте поговорим об этих составляющих. Начнём с рациональности государственных расходов. Вам есть что сказать?

— Сказать, что наши государственные расходы осуществляются нерационально, значит, ничего не сказать. Вся наша беда заключается в сложившейся структуре экономики и структуре потребительского рынка, где 80% занимает импорт. Известно, что 70% нашего бюджета направляется в социальную сферу, где подавляющая часть расходуется на зарплаты, пособия и различные социальные выплаты, которые далее поступают на потребительский рынок. Получается, 80% государственных расходов идут на потребление импортных товаров и поддержку экономик иностранных государств и только 20% — на потребление отечественных товаров и поддержку собственной экономики.

В данных условиях даже такие благие намерения, как повышение зарплаты, приносят больше вреда, чем пользы, усиливая спрос и рост цен на импортные товары, вызывая инфляционные процессы в экономике за счёт ослабления покупательной способности национальной валюты.  Таким образом, сложившаяся структура потребительского рынка стала своеобразной «петлёй нищеты» на шее Кыргызстана, которая затягивается тем больше, чем больше мы стараемся вырваться из нищеты, повышая реальные денежные доходы населения.

Отсюда складывается ложное представление о нерациональности вложения капитала в социальную сферу, восприятие её как  иждивенки экономики. Вместе с тем современная экономическая наука доказывает, что именно социальная сфера является драйвером экономики, давая правильные ориентиры и направления в развитии экономики, являясь главным источником роста добавочной стоимости и накопления капитала в обществе. Это доказано не только в теории, но и на практике развития экономик Японии, Южной Кореи, Китая, скандинавских стран и других успешных государств.

— А что вы думаете о деловом и инвестиционном климате в Кыргызстане?

—  У нас под этим подразумевают навязанное извне, ложное понимание предоставления инвестору преференций, разоряющих нашу экономику, природные ресурсы и экологию, о чём мы узнаём только по факту реализации инвестиций. Рыночные механизмы, являясь эффективным инструментом перераспределения ресурсов, всегда способствуют направлению капитала на растущий рынок. Если мы действительно хотим создать благоприятный деловой и инвестиционный климат, то необходимо создать соответствующие условия для растущего рынка. Они обеспечиваются не грабительскими для страны условиями, предоставленными кредитору, а стратегическим и индикативным планированием,  эффективным государственным управлением, гармонизацией общественных и частных интересов, верховенством закона и защитой прав человека, адекватной денежно-кредитной и фискальной политикой, системой образования, добросовестной кадровой политикой  и многим другим.  Лозунг «Кадры решают всё» как никогда актуален для Кыргызстана.

— О состоянии делового климата Кыргызстана красноречиво говорит тот факт, что за последние четыре года страна упала в рейтинге «Дуинг бизнес» с 20-го на 90-е место, потеряв 70 позиций…

— Не стоит воспринимать рейтинги «Дуинг бизнес» так трагически и как панацею. Критерии этих рейтингов составлены в  пользу глобального бизнеса и капитала, а национальные интересы государств в них учтены постольку поскольку. К ним нужно относиться осторожно и критически.  Например низкие показатели Китая в этом рейтинге нисколько не мешают ему быть второй экономикой в мире, с самыми высокими темпами роста экономики и весьма привлекательным для инвесторов. Значит, не в этом рейтинге суть.

— Всемирный банк советует Кыргызстану в числе первостепенных задач увеличить производительность сельского хозяйства, развивать горнодобывающую отрасль и гидроэнергетику, а также повышать внешнюю конкурентоспособность и выходить на новые рынки. Поговорим о сельском хозяйстве. Вы сами родом из села и у себя на родине — в Баткене, бываете, почему фермерство у нас по-прежнему в зачаточном состоянии? Почему цены на мясо на рынках страны растут, а сёла всё равно бедные? Почему крестьяне, вырастившие в прошлом году хороший урожай картошки, не могли продать её скупщикам и за 8 сомов, а на рынках Бишкека она осенью ниже 20 сомов не падала, сейчас же перевалила за 20?

— Ещё одной бедой Кыргызстана является хронический дефицит денег в экономике, обусловленный низким уровнем монетизации. Как следствие — высокие ставки процента на кредит. В этой связи в зачаточном состоянии находится не только фермерство, но и весь реальный сектор экономики. К примеру, средняя годовая ставка кредита на рынке составляет 18-20%, а рентабельность в сельском хозяйстве и перерабатывающей промышленности не превышает 12%. При такой ставке процента на кредит весь реальный сектор экономики, в том числе и сельское хозяйство,  хронически в убытке на 6-8%, заведомо банкрот.    А ограниченные льготные кредиты для сельского хозяйства предоставляются по коррупционным схемам и недоступны для подавляющей части фермеров. Однако и получив льготный кредит, фермер имеет очень мало шансов подняться на ноги. Почему? Потому что встаёт проблема сбыта. Решив проблему кредитных денег, у нас не решили проблему реализации продукта. Сказав «А», не сказали «Б», не говоря уже о последующих буквах «алфавита эффективного управления экономикой». А безобразия с ценами — результат того, что экономику отдали на откуп вакханалии рынка и недобросовестной конкуренции.

— Что делать с горнодобывающей отраслью и гидроэнергетикой? Послы Кыргызстана без устали выступают на международных бизнес-форумах, говоря о богатстве недр и полноводности рек Кыргызстана, однако ни арабские, ни европейские, ни корейские и другие миллиардеры не торопятся вкладываться в строительство ГЭС и горную добычу Кыргызстана. Где выход?

— Результаты этой, с позволения сказать, «пиар-компании» вызывают сомнение в компетентности «без устали выступающих» послов. А выход — в эффективном государственном управлении, что обеспечивается в первую очередь качеством подбора кадров,  в создании тенденций, желательно, интенсивного роста рынка Кыргызстана, о чём я уже говорил.

— Некоторые учёные-экономисты видят спасение Кыргызстана в евразийской интеграции. Например, профессор Кыргызского аграрного университета им. Скрябина Нурудин Карабаев в одной из своих публикаций советует России и Беларуси создавать крупные совместные предприятия с нашей страной. Что скажете на этот счёт?

— Любая международная интеграция предусматривает определённое ограничение части дипломатического, экономического, военного и культурного суверенитета стран, вступающих в союз. Опыт существования Евросоюза и других объединений показывает, что, как правило, большую выгоду в этих интеграциях получают наиболее сильные и развитые страны в силу разности стартовых позиций.

Кыргызстан из-за отсутствия внятного стратегического видения своего развития вступил в ЕАЭС практически без всяких предварительных условий, за исключением предоставления льготного периода и определённых денежных субсидий. Выставлять новые условия уже поздно, разве что в рамках дальнейшего развития интеграционных процессов. Однако для этого опять же необходимо чётко видеть перспективы собственного развития, разработать механизмы их достижения, и конечно же остро нужны компетентные кадры. Горькая правда заключается в том, что наша страна после окончания льготного периода и субсидий стала поставщиком дешёвой рабочей силы и  рынком сбыта товаров конечного потребления своих партнёров, и с этим надо что-то делать.

Что касается советов профессора Н. Карабаева, не вижу в них ничего плохого. Единственное, чего хочется пожелать, чтобы такие совместные предприятия создавались в рамках долгосрочных государственных программ экономического развития Кыргызстана. То есть не следует идти на поводу  частных лиц, решивших что-то построить,  чтобы не получилось так, как это случилось с  логистическим центром в Ат-Башинском районе.

— С Кыргызско-Российским фондом развития связывали окрыляющие надежды на подъём экономики страны. Оправдывает ли он эти надежды?

— Если сказать прямо, то нет. Данный фонд так и не смог стать полноценным институтом развития экономики Кыргызстана. За время своей деятельности скатился на уровень обычного коммерческого банка, правда, с крупным капиталом и особыми льготными условиями.

— Вернёмся к ситуации с коронавирусом. Сообщается, что в связи с эпидемией цена нефти на международных рынках снизилась на 3%. В то же время подскочили цены на более безопасные активы, вроде золота и государственных облигаций. Интересно: на кыргызском золоте, точнее, ценах на него, это каким-то образом отразилось?

— Снижение цены на нефть действительно связано с коронавирусом, однако  не столько из-за фактического спада в экономике Китая как крупного потребителя нефти, сколько из-за ожидания спада, на фоне информационной истерии вокруг коронавируса. Это выгодно для индустриально развитых стран — потребителей нефти, в том числе и Китая, позволяя снизить себестоимость целой цепочки выпускаемой ими продукции.   Невыгодно странам — поставщикам нефти, в том числе России, потому что с падением цены на нефть автоматически падает цена и на газ. А рост цен на золото и государственные ценные бумаги, особенно США, —  устойчивый тренд, обусловленный кризисом глобальной финансовой системы. Они являются надёжным активом в переходный период от одного мирохозяйственного уклада в другой, о чём я не раз говорил, и влияние коронавируса здесь весьма сомнительное. Кыргызское золото в этом ряду не является исключением, цена на него будет расти.

— Недавно прочитала, что на Лондонской фондовой бирже сильнее всего упали акции горнодобывающих компаний. Это связано с опасениями, что снизится потребность Китая в металлах и полезных ископаемых. Как ведут себя в таких условиях акции «Центерры»? Ведь известно, что их самым крупным держателем через ОАО «Кыргызалтын» является Кыргызстан.

— В отличие от других металлов и полезных ископаемых, золото, повторюсь, является надёжным финансовым активом в условиях глобальной нестабильности. Этим объясняется устойчивость повышения спроса и цен на него. Более того, попытки изолировать Китай от внешнего мира и стремление Пекина сделать юань мировой валютой только повысят спрос на золото со стороны Китая. В этой связи при прочих равных условиях стоимость акций «Центерры» будет повышаться.

— Какие уроки извлечёт из происходящего мировая экономика и экономика самого Китая?

— Полагаю, в международном сообществе растёт осознание того, что взаимодействие и сотрудничество — гораздо более эффективный инструмент в развитии мировой экономики, нежели конкуренция. А в Китае возрастает понимание, что мировое сообщество склоняет его к тому, чтобы из «мировой фабрики производства потребительских товаров» он постепенно превращался в «мировой  рынок» для товаров других стран.

Кифаят АСКЕРОВА.
Фото Нины Горшковой






Related News

Бермет Барыктабасова: Город опоздал дней на десять

ПоделитьсяFacebookTwitterVKPrintСитуация с новым вирусом и внебольничной пневмонией вышла из-под контроля. Резкий рост числа больных вызвалRead More

Всегда темно под горящей свечой

ПоделитьсяFacebookTwitterVKPrintУ этого материала любопытная предыстория. Я не раз бывала в доме-музее Ч. Айтматова в Бишкеке,Read More

Добавить комментарий