Main Menu

Нас разделяют только горы

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Print this page
Print

Знакомьтесь:

Залина ЕНИКЕЕВА — научный сотрудник Института государственного управления и политики Университета Центральной Азии. Окончила Американский Университет Центральной Азии по специальности «Экономика финансов и банковского дела» и «Количественные методы в экономике», имеет степень магистра по специальности «Экономика управления и развития» Академии ОБСЕ. Недавно исследовала торговые отношения Кыргызстана с Пакистаном и пришла к интересным выводам…

— Залина, чем вызван ваш интерес именно к Пакистану?

— У нас в стране — руководство, представители Минэкономики, дипломаты, эксперты-экономисты… —  постоянно говорят о важности диверсификации рынка, о  необходимости развивать  торговлю с новыми государствами, не только  с членами ЕАЭС…  На мой взгляд, торговля с Пакистаном имеет хороший потенциал — это огромный рынок с населением более 200 миллионов человек, который может предложить целый ряд товаров хорошего качества по низкой цене и очень заинтересован в поставках кыргызской продукции. Кроме того, именно в Пакистане находятся два самых ближайших для нас крупных морских порта — в Карачи и Гвадаре. Как известно, мы относимся к странам, не имеющим выхода к морю. А это  один из негативных факторов, влияющих на цену товаров, сроки доставки и создающих прочие торговые барьеры. Считается, что выход к морю даёт возможность торговать в больших объёмах, нежели грузовые перевозки. А ещё, если посмотреть на карту, то Пакистан практически наш сосед — нас разделяют только горы.

— Вы там бывали?

— Пока ещё нет.

— С какими странами мира торгует в основном Пакистан? Что экпортирует-импортирует, и как у него складывается внешнеторговое сальдо?

— Главные экспортные рынки Пакистана —  США, Китай, Великобритания, Афганистан, Германия и т. д. Туда идут в основном текстиль, хлопок, предметы одежды, рис, сахар и кондитерские изделия. Завозятся  минеральное топливо, ядерные реакторы, котлы, оборудование и механические устройства, чёрные металлы, пластмассовые изделия, хлопковое волокно. Основные поставщики — Китай, ОАЭ, Саудовская Аравия, США, Индонезия, Катар, Япония.

— Что известно об истории отношений Кыргызстана и Пакистана?

— Пакистан одним из первых признал независимость нашей республики. Официальные дипломатические отношения установлены 10 мая 1992 года. За это время состоялся ряд взаимных визитов на высшем и высоком уровне. 11-12 января 2017 года в Исламабаде прошло третье заседание Межправительственной кыргызско-пакистанской комиссии по торгово-экономическому и научно-техническому сотрудничеству, на котором председательствовал министр экономики КР. Договорились развивать сотрудничество в торговле, текстильной промышленности, энергетике, сельском хозяйстве, в сферах продовольственной безопасности, транспорта, банкинга, финансов, здравоохранения, образования, науки, культуры, туризма, информации, телерадиовещания, почтовом секторе… Тогда же пакистанская сторона выразила заинтересованность в заключении соглашений о зоне свободной торговли между ЕАЭС и рядом азиатских стран.

— Какие международные союзы объединяют наши страны?

— Программа Центральноазиатского регионального экономического сотрудничества (ЦАРЭС), Организация экономического сотрудничества (ОЭС) и Шанхайская организация сотрудничества (ШОС)

— Что мы сегодня поставляем  туда и что импортируем?

— Импорт из Пакистана существенно превышает экспорт Кыргызстана в эту страну. Причём если поставки к нам растут с каждым годом, то экспорт не имеет постоянной динамики. В основном мы поставляем мясо-молочную продукцию, необработанные шкуры крупного и мелкого рогатого скота, фрукты, соки, мёд и фасоль. Оттуда  идут рис басмати, известный в народе как «пакистанский», мандарины, соки (преимущественно манго), чай, сладости и животные масла, медикаменты, текстильные изделия.

— Как изменился за последнее десятилетие товарооборот между нашими странами — возрос или, напротив, упал?

— Если сравнить данные за 2008-й и за 2018 годы, то да, товарооборот растёт. Но, как я уже сказала, его структура складывается не в нашу пользу: за последние десять лет сумма экспорта из  Кыргызстана выросла с $224 тыс. до $389 тыс., т. е. практически не изменилась. В то время как Пакистан увеличил импорт с  $1 892 тыс. до  $5 миллионов.

— Какие факторы мешают развитию торговли с Пакистаном?

— Самый главный барьер  — отсутствие продуманного, выгодного и удобного сообщения, то есть транспортной логистики. Сегодня поставки из Пакистана в Кыргызстан осуществляются по нескольким маршрутам. Первый: все пакистанские товары собираются в Карачи, затем транспортируются морем в Шанхай, там перегружаются в китайские поезда и отправляются в Урумчи по внутренней китайской железной дороге. В Урумчи  товары выгружаются в грузовики (в основном кыргызстанские), а затем доставляются в нашу страну вместе с остальным китайским товаром.

От автора

Лет 25 назад мой брат, решив заняться бизнесом, отправился в Китай. В качестве гостинцев он привёз нам мандарины в ящике из бамбука. Сейчас китайскими мандаринами торгуют везде, но они приходят  только в пластмассовых зелёных ящиках. А пакистанские — с серебристой наклейкой и надписью на пушту, появившиеся у нас на рынке 7-8 лет назад, с самого начала приходили и приходят только в деревянных ящиках. Мне они нравятся больше: аромат и вкус более яркий, с кислинкой. Но ошибаются те, кто думает, что торговля с Пакистаном мандаринами да рисом и ограничивается…

Второй транзит пролегает через Афганистан, затем  — через Узбекистан и/или Таджикистан.

Третий маршрут: все товары собираются в Иране, потом отправляются в Кыргызстан через Афганистан или Туркменистан и далее через Таджикистан или Узбекистан.  Причём для транзита через Туркменистан нужно обязательно иметь визу, которая стоит $500. Транзит через Узбекистан несложен, однако казахско-узбекская граница обходится очень дорого из-за многочисленных дополнительных, неофициальных платежей за её пересечение.

Есть ещё один, очень перспективный и быстрый маршрут для транспортных сообщений  — это транзит через Синьцзян-Уйгурский автономный район  по Каракорумскому шоссе. Однако, к сожалению, КНР не пропускает кыргызские товары транзитом через свою страну после пересечения Кашгара, несмотря на наличие всех необходимых документов и даже на то, что страна присоединилась к Таможенной конвенции МДП. Причины не объясняются.

Причём не пропускаются не только кыргызстанские товары, но и других стран. Лет 6-7 тому назад казахское посольство инициировало автопробег Алматы — Бишкек — Исламабад транзитом через КНР.  Через Торугарт должны были заехать в Кашгар,  дальше на юг, а там по Каракорумскому шоссе  в Пакистан. И в Алматы, и в Бишкеке всё прошло легко — машины беспрепятственно прошли все КПП. Проблемы начались, когда доехали до Кашгара — там есть пограничная зона, в которую пускали по особым пропускам. В эту зону наши не смогли проехать, несмотря на наличие всех сопроводительных документов.  Прождали около пяти суток в очереди. Потом  дипломаты добились, чтобы наши машины  всё же довезли груз до места назначения и вернулись обратно. В результате через  три-четыре года, когда казахская сторона попыталась организовать второй автопробег,  желающих из Кыргызстана не нашлось.

…Узбекистан в позапрошлом году организовал транзитный пробег Ташкент — Ош — Кашгар и назад. И опять всё было хорошо, пока не доехали до Кашгара. Несмотря на то что пробег сопровождался всеми требуемыми разрешительными документами, наши машины очень долго разгружали, потом долго искали груз для обратной доставки, но не смогли ничего найти, и в итоге грузовики вернулись в Кыргызстан и Узбекистан порожними.

— А как всё же попадают кыргызстанские товары в Пакистан?

— В основном через Узбекистан/Таджикистан, затем Афганистан и далее, хотя обратный маршрут достаточно сложно отследить, так как количество экспортируемого товара из Кыргызстана довольно маленькое. В Нарынской области в Ат-Баши фермеры рассказывают, что в мае 2019 года один пакистанский бизнесмен хотел приобрести 150 голов кыргызского скота и доставить их в Пакистан через Узбекистан, однако ему пришлось отказаться от этой идеи из-за логистических сложностей.

— Насколько путь через Каракорумское шоссе был бы короче?

— Намного.  Каракорумское шоссе — 1 300-километровая высокогорная автомобильная дорога, которая пересекает Каракорум через Хунджерабский перевал на высоте 4693 м. Это самое высокогорное международное шоссе в мире, его строительство завершилось в 1986 году. Считается, что трасса повторяет древний маршрут Великого Шёлкового пути. Расстояние от Бишкека до Исламабада через Афганистан, Узбекистан составляет, по приблизительным подсчётам, около 3 000 км, а путь от Исламабада до Бишкека через Каракорумское шоссе — около 1 800 км. Разница существенная как по времени, так и по расходу топлива и прочим издержкам.

— Какие сферы торговли с Пакистаном вы считаете наиболее перспективными?

— Согласно данным нашего исследования, Кыргызстан обладает возможностями экспорта в Пакистан  картофеля, молочных продуктов (особенно сухого молока), мяса и мясопродуктов, скота, яблок, пшеницы (из Нарынской области, в селе Ак-Талы выращивают пшеницу с хорошим уровнем клейковины) и мёда. Пакистан имеет потенциал экспортировать  в большем количестве рис басмати, манго, мандарины и другие цитрусовые, а также ранние весенние овощи и зелень.

— Вы почему-то не называете текстиль этой страны. А ведь она выращивает много хлопка, и изделия из него,  в частности пакистанское постельное бельё, отличаются очень высоким качеством. Не случайно в структуре импорта России из Пакистана 59,38%  поставок приходится на текстиль и обувь из кожи.

— Дело в том, что мы ставили своей задачей изучить возможности обоюдных поставок именно агропродовольственных товаров, так как  в экономике обеих стран велика доля сельского хозяйства: в Кыргызстане она составляет 12,7%, в Пакистане —  22,9%. Что касается пакистанского текстиля,  несомненно, он обладает высоким конкурентным преимуществом. Крупные бренды, такие как Zara, Levi’s, Mango отшивают свои вещи именно в Пакистане. Вы и сами могли видеть в Бишкеке так называемые пакистанские магазины, где можно за очень небольшие деньги купить одежду, обувь, спортивные костюмы и т. д. И судя по тому, что количество таких магазинов растёт, подобный товар из Пакистана пользуется у нас спросом.

— В Пакистане также налажено производство сравнительно дешёвых лекарств высокого качества.  Считаете ли вы перспективным наращивание объёмов торговли в этом направлении?

— Действительно, пока доля импорта лекарственных средств из Пакистана ничтожно мала — около 1,2% импорта из всего объёма. Да, думаю, что фармацевтический рынок — это тоже одно из перспективных направлений  сотрудничества между нашими странами.

Знаете ли вы, что…

В III-II тысячелетиях до н. э. на территории Пакистана находился центр одной из древнейших цивилизаций в истории человечества — Хараппской. 

* * *

Название «Пакистан» буквально означает «земля чистых». Это шестая по численности населения  страна в мире (почти 208 миллионов человек) и вторая  после Индонезии по количеству мусульман.

— В своём исследовании вы говорите о необходимости заключения соглашения о  зоне свободной торговле между Евразийским экономическим союзом и Пакистаном. Что оно должно предусматривать? И как может способствовать торговле между Кыргызстаном и Пакистаном?

— Начну с того, что страны ЕАЭС уже заключили соглашения о зоне свободной торговли (ЗСТ) с рядом государств: Вьетнамом, Сингапуром, Ираном, Сербией. На очереди ещё несколько стран.

ЗСТ — это такой тип международной интеграции, когда в странах-участниках отменяются таможенные пошлины, налоги и сборы. При этом между ними сохраняются таможенные границы и посты, контролирующие происхождение товаров, пересекающих их государственные границы. Преимущество наличия соглашения о ЗСТ состоит в том, что импортные таможенные ставки  в таком случае, как правило, ниже, и это способствует свободному товарообороту, облегчённому доступу на рынки. К примеру, средняя тарифная ставка государств — членов ЕАЭС на товары из Вьетнама, с кем соглашение о ЗСТ действует с 2016 года, должна в течение десяти лет уменьшиться с 9,8 до 2,5%. Ставки на сельхозпродукцию снизятся  с 9,9 до 5,6%, на промышленную  — с 8,0 до 1,2%. А к 2025 году средняя ставка импортного тарифа Вьетнама для стран ЕАЭС вообще уменьшится  до 1%.

Конечно, в соглашении должны  быть учтены интересы Кыргызстана. К примеру, определены перечни изъятий, чтобы не пострадали чувствительные для нашей страны секторы экономики.

Если посмотреть на то же соглашение с Вьетнамом, то с момента его вступления в силу объём торговли между ним и странами ЕАЭС вырос на 36% за один только год, причём импорт из Вьетнама увеличился на 35%, а экспорт в него — на 40%.

…У Кыргызстана есть все шансы занять свою нишу в торговле с Пакистаном: наладить транспортно-логистическую цепочку, нарастить объёмы экспорта и первой показать пример в укреплении торгово-экономического сотрудничества между этой страной, государствами Центральной Азии и остальными членами ЕАЭС. Главное — начать.

Кифаят АСКЕРОВА.

Фото автора и  Эмиля Ахматбекова.






Related News

Чемпион мира по тхэквондо: Чтобы наш спорт развивался быстрее, надо объединяться

ПоделитьсяFacebookTwitterVKPrintСергей Фаустов с детства болеет тхэквондо-ITF. В 20 лет стал чемпионом мира, в 22 —Read More

«Всё, что происходит в Кыргызстане, происходит из-за дурости политиков», — российский политолог

ПоделитьсяFacebookTwitterVKPrintCentralAsia (CA) — Каждый раз власти и те, кто им противостоит, наступают на одни иRead More

Добавить комментарий