Main Menu

Ковали Великую Победу в тылу

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Print this page
Print

Мои родители Сячины Владимир Иванович  и Лидия Степановна  (в девичестве Подрезова) почему-то не очень охотно рассказывали о своём житье-бытье в те сороковые годы. Не очень словоохотливыми были и мои старики. Деда Степана (моряка-дальневосточника) видел только на старой фотографии. Деда Ивана помню лучше. Он пытался учить меня делать ему самокрутки с махоркой. Порой давал мне попробовать курево, за что ему доставалось  от бабы Дарьи. Бабушка Мария была очень строгой женщиной. Она лупила нас, внуков, хворостиной за малейшие провинности.

Помню, во время застолий в честь Дня Победы, которые проходили, как правило, совместно с соседями по бараку, старики и родители начинали вспоминать события той кровопролитной войны. Баба Дарья всегда начинала всхлипывать, а затем тихо-тихо плакала. Несколько позже я узнал, что её два сына с фронта не вернулись. Дядя Ваня был танкистом и погиб в первые дни войны где-то в Белоруссии. На него пришла похоронка. Показывая её, бабушка всегда начинала плакать. Её старший сын, дядя Петя, воевал лётчиком и тоже пропал без вести. Начав войну на одном из украинских фронтов, улетел на очередное боевое задание и не вернулся. Баба Дарья ждала Петра многие годы и надеялась, что он, может быть, ещё вернётся и она увидит свою кровиночку. Мол, всякое бывает на войне. Не дождалась…

Поев и выпив, родители и гости пели. Порой вдавались в воспоминания. Они, правда, больше говорили, насколько трудно и голодно им жилось в те годы. Тогда они были ещё «желторотиками», и хвалиться особо было нечем. Отцу едва исполнилось 17 лет, и он токарил от темна до темна в одном из цехов завода в городе Свирске. Изготавливал аккумуляторы для подводных лодок. А мать безвылазно трудилась в военном госпитале в городе Черемхово.

— Что рассказывать… Трудились тогда все. Работали как черти и не жаловались на судьбу. Производственные нормы выполняли и перевыполняли. Их нельзя было не выполнить, — говаривал отец Владимир Иванович. — Героического в этом ничего нет. Вот быть под вражескими пулями и в атаку ходить — это да. Это подвиг. А просто токарить и голодать — терпимо. Все терпели и работали…

Накануне войны моя будущая мама Лида Подрезова закончила курсы медсестёр. Хотели было её на фронт определить, да передумали. Решили, что молодая ещё для войны. А опытные медработники и в тылу нужны.

Моего батяню тоже готовили к отправке на фронт. После окончания курсов снайперов, вроде как, и повестку прислали. Уж и всплакнуть успели родичи по сему поводу. Да поторопились, по «броне» вернули моего отца к токарному станку. Спустя год военкомат снова побеспокоил его. Хотели отправить на войну как истребителя танков, но вновь передумали и вернули  на завод. Оснастку для подлодок изготавливать.

Вот так мои родители и ковали Великую Победу далеко в тылу. Ежедневно слушая сводки информбюро, переживали за наших бойцов. Как же непросто им, землякам, служилось там в первые годы войны. Искренне радовались их успехам, читая редкие письма с фронта.

Медали и знаки участников ВОВ, которыми они были отмечены, родители носили гордо, но не очень охотно.

— Чего их казать. Одна всего медаль за всю войну, — порой негромко говаривал батяня. А маманя вообще старалась не «светиться» с наградами. Это мы, её дети, настояли, чтобы они непременно надевали свои награды и появлялись в гостях исключительно с ними. Заслужили, мол, носите! Видите ли, одна медаль! Но какая! «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», вручаемая от имени Президиума Верховного Совета СССР.

Как-то я хлопотал за какую-то льготу для матери. Пожилой бишкекчанин пытался что-то «вырвать» себе за достойный труд в тылу. Одна из сотрудниц соцзащиты вежливо заметила, мол, к этой медали документ соответствующий представьте. «Тыловик» начал возмущаться и объяснять, что была какая-то справка, да он не помнит, куда её подевал. Утеряна. Я  показал мамин «мандат», заметив, что это не какая-то справка, а важный документ, подписанный не кем-нибудь, а Михаилом Ивановичем Калининым. Без такой бумаги ты, дедуля, хоть дюжину медалей представляй, дела с места не сдвинешь. Посоветовал ему обратиться в местный райвоенкомат. Может быть, там чем-нибудь и помогут. Если правду говорит, что награждён за доблестный труд в тылу.

Сергей СЯЧИН.

Фото из семейного архива.






Related News

И помнит мир спасённый…

ПоделитьсяFacebookTwitterVKPrintВ Москве состоялся парад Победы, посвящённый 75-летию окончания Великой Отечественной войны. В нём приняло участиеRead More

Танковые атаки Петра Поломошникова

ПоделитьсяFacebookTwitterVKPrintКаждый раз, встречаясь с ветеранами Великой Отечественной войны, поражаюсь их не гаснущей с годами памятиRead More

Добавить комментарий