Main Menu

Белые пятна чёрной войны

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Print this page
Print

Разговор о малоизвестных и спорных фактах Второй мировой войны с доктором исторических наук Байболотом АБЫТОВЫМ

  • О собеседнике

Выпускник исторического факультета Казанского государственного университета им. В. И. Ульянова-Ленина.

Доктор исторических наук, профессор, член-корреспондент РАЕ, проректор по науке и международным связям ОшГЮИ.

Профессиональные интересы: источниковедение, историография, история Кыргызстана, Центральной Азии, исторические личности кыргызов, городоведение, проблемы конфликтологии в Ферганской долине, Центральной Азии, нетрадиционные конфессии Кыргызстана. Автор более 300 научных статей и 8 монографий, в том числе: «Ош: факты, события и личности»,»Горная царица Курманджан и её время» (в соавторстве, на русском и английском языках), «Государственность кыргызов: проблемы, признаки и этапы» и др.

— Байболот Капарович, как известно, парламент Евросоюза с подачи Польши и Литвы принял резолюцию, в которой утверждается, что Советский Союз несёт равную с фашистской Германией ответственность за развязывание Второй мировой войны. При этом ссылаются на Договор о ненападении между Германией и Советским Союзом от 23 августа 1939 года, больше известный как пакт Молотова-Риббентропа, и дополнительный секретный протокол к нему. Давайте поговорим об этом протоколе, о котором мы долгое время ничего не знали.

— Пожалуй, начнём с того, что в истории Второй мировой войны и предшествующего ей периода до сих пор есть отдельные аспекты, которые мало изучены либо по-разному трактуются различными историками и политиками. Это касается и отношений между СССР и Германией после прихода к власти национал-социалистов в 1933 году. Известно, что в тех условиях международной политики Сталин делал ставку на тесные советско-германские контакты больше, чем Гитлер.

— Ну это может быть известно историкам, но далеко не широкому кругу читателей. Почему же Сталин рассчитывал на советско-германские связи даже больше, чем рейхсфюрер?

— В первую очередь Сталин был заинтересован поддерживать с Германией активное экономическое сотрудничество и продолжать получать из неё технологии. Альянс с Берлином требовался ему и в качестве противовеса западным державам, в частности Великобритании, где ещё с 1917 года глубоко укоренился антибольшевизм. У Сталина, как показало заключённое в 1938 году Мюнхенское соглашение, имелись все основания не доверять Великобритании. Германия была гораздо ближе СССР, тем более что дружественные отношения между ними существовали ещё с 1922 года. Экономические связи продолжали развиваться с выгодой для обеих сторон до последней возможности. К примеру, 11 февраля 1940 года после долгих переговоров был заключён крупномасштабный советско-немецкий договор о торговле, который расширил первый торговый договор, подписанный 19 августа 1939-го, то есть ещё до пакта Молотова-Риббентропа. Объём поставок СССР Третьему рейху в течение последующих полутора лет достиг почти 52% от общего объёма советского экспорта. Экспортировались в первую очередь нефть и другие важные ресурсы.

Что касается договора о ненападении, подписанного 23 августа 1939 года министром иностранных дел Германии Иоахимом фон Риббентропом и наркомом иностранных дел СССР Вячеславом Молотовым, то Советский Союз стал последним государством, заключившим подобное соглашение. До него такой же договорённости с фашистской Германией достигли Италия, Великобритания, Франция, Япония, Эстония, Латвия и Литва.

Однако судьбы мира определял не пакт о ненападении, не советско-германский договор о дружбе и границе, заключённый 28 сентября того же года, а дополнительный секретный протокол к договору от 23 августа. Отметим, что он был инициирован Сталиным и подписан с согласия Гитлера. Советский народ об этом документе не знал. Ему о протоколе стало известно лишь полвека спустя.

По воспоминаниям личного переводчика Сталина на переговорах с Риббентропом В. Павлова, Риббентроп привёз только текст основного договора. Но Сталин, понимая, что Гитлер в сложившейся ситуации согласится на любые условия, вдруг заявил, что к договору необходимы дополнительные соглашения, которые никем и никогда не должны быть разглашены. Тут же в кабинете Сталина составили текст протокола, который отредактировали, напечатали и подписали. При этом Сталин несколько раз подчеркнул особую секретность документа. Свидетельства Павлова подтвердил на Нюрнбергском процессе и сам Риббентроп. Он заявил, что Сталин обсуждал «не возможность мирного урегулирования германо-польского конфликта в духе пакта Бриана-Келлога, а дал понять, что если он не получит половину Польши и прибалтийские страны ещё без Литвы с портом Либава, то я могу тотчас вылететь обратно».

И. Сталин и И. Риббентроп.
Кремль. 23 августа 1939 года

— О чём же был секретный протокол, инициированный Сталиным?

— Документ разграничивал сферу интересов в Восточной Европе на случай «территориально-политического переустройства». Согласно этому, в советскую сферу попадали восточная часть Польши, населённая преимущественно украинцами и белорусами, Латвия, Эстония, Финляндия, Бессарабия. 28 сентября в сферу интересов СССР включили и Литву. Заключённым позже секретным соглашением Советское правительство обязалось выплатить Германии за уступку Литвы $7,5 млн. золотом. В том же сентябре в совместном советско-германском коммюнике констатировалось, что польский вопрос «урегулирован окончательно».

— Существовала ли возможность избежать в 1939 году сближения с нацистской Германией, и какие последствия это могло иметь?

— На эту тему до сих пор спорят и историки, и политики. На тот момент определяющими в положении СССР являлись несколько факторов: внешнеполитическая изоляция государства, неизбежность нападения Германии на Польшу и сразу же на СССР, опасность войны одновременно с Германией и Японией. Германия не была готова к войне на два фронта — на западе и востоке. В условиях, когда Польша и Франция ещё не были побеждены, Германия не решилась бы открыть второй фронт против Советского Союза, который тогда превосходил её по территории в 36 раз, а по людским ресурсам более чем в два раза. Таким образом, у советской дипломатии в августе 1939-го имелся не один, а три варианта дальнейшего развития событий. Первый: отказаться от подписания мира и продолжить переговоры с британской и французской делегациями, благо не все возможности в этом направлении исчерпали. Второй: продолжать дипломатическую игру с Германией, не давая определённого ответа. Сталин избрал третий, роковой путь — заключил договор с врагом, которого надеялся перехитрить, получив, как он считал, передышку и немалые конкретные выгоды от раздела Европы. Но реальные выгоды, полученные Германией, оказались более значительными. 1 сентября 1939 года Германия напала на Польшу под предлогом защиты немецкого меньшинства в Польше (около 1,2 млн. чел.). 3 сентября о своём вступлении в войну на стороне Польши объявили Англия и Франция. Расчёты германского руководства на слабость польской армии и пассивность союзников Польши оправдались. 9 сентября советское руководство известило Берлин о намерении немедленно занять те области Польши, которые по секретному протоколу должны были отойти Советскому Союзу. 17 сентября Красная армия перешла польскую границу под предлогом «оказания помощи украинским и белорусским братьям по крови». В этот день Советский Союз фактически вступил во Вторую мировую войну. Англо-французская нота от 19 сентября, которая требовала вывести советские войска из Польши, была оставлена без внимания. Таковы исторические факты.

— Даёт ли основания текст секретного дополнительного протокола обвинять СССР в развязывании Второй мировой войны и ставить Советский Союз, как выразился Владимир Путин, «фактически на одну доску» с нацистскими агрессорами?

— Не надо забывать, что секретным этот протокол являлся долгое время лишь для советских людей. О нём не сообщили даже Верховному Совету СССР, ратифицировавшему договор о ненападении. Тем не менее информация практически сразу просочилась в дипломатические круги Запада. Уже наутро 24 августа немецкий дипломат Ганс фон Херварт сообщил своему американскому коллеге Чарльзу Болену полное содержание протокола «тайной сделки Сталина и Гитлера». Немецкий оригинал текста документа был уничтожен в ходе бомбардировки Берлина в марте 1944 года, но его копия на микрофильме сохранилась в документальном архиве МИДа Германии. Карл фон Лёш, служащий МИДа, передал эту копию британскому подполковнику Р. Томсону в мае 1945 года. Публично речь о секретных бумагах впервые подняли на Нюрнбергском процессе, где бывший статс-секретарь германского МИДа Эрнст фон Вайцзеккер рассказал о существовании дополнительного секретного протокола. Об этой договорённости, как уже упоминалось, говорил Риббентроп, а защитник Гесса Зайдль получил машинописную копию протокола и попытался огласить её, но суд отказал ему, так как он не захотел назвать источник получения документа.

Возникает вопрос: почему именно сейчас Запад перекладывает ответственность за Вторую мировую войну на Советский Союз, выставляя его агрессором, а не освободителем?

 — И почему же?

— Дело в том, что легче всего сослаться на пакт о ненападении, секретный протокол к нему и советско-германский договор о дружбе и границе. Это выгодно сегодняшним политиканам Польши и Европы. Где же были руководители этих стран, когда разворачивались процессы, о которых сегодня речь? Почему они тогда громко, во всеуслышание не заявили о своём протесте? Разумеется, легче всего сегодня кричать о тайной сделке на всех углах. Полагаю, резолюция Европарламента является слабым отголоском событий тех лет и малоубедительным ответом на них. Всё это делается для того, чтобы как-то оправдаться перед нынешним поколением как поляков, так и заинтересованных младоевропейцев, у которых благодаря удачному развитию послевоенных лет выросли имперские амбиции. От безысходности, стремясь избежать ответов на многочисленные вопросы молодого поколения европейцев, тамошние парламенты, политики, учёные и муссируют версию о тайной сделке Сталина и Гитлера.

В. Молотов и И. Риббентроп после подписания пакта. 23 августа 1939 года

— Известно, что активным сторонником теории «заговора СССР и нацистского режима» является Польша. Почему именно эта страна?

— Ну, «теория заговора» сказано как-то слишком громко… Хотя для поляков это действительно кажется заговором мирового масштаба. Они любят твердить, что Второй мировой войны не случилось бы, не будь советско-германского союза, пакта Молотова-Риббентропа и тайной договорённости Гитлера и Сталина. Но при этом нельзя не обратить внимания на следующее обстоятельство: польские историки называют вторжение Красной армии в сентябре 1939 года на территорию их страны агрессией, а отъём территорий и включение их в состав СССР — аннексией, в то же время они не очень-то кричат о преступлениях фашистской Германии по отношению к Польше. Более того, специально замалчивают тот факт, что вопрос о границах Польши был решён не в конце 1930-х годов, а только в августе 1945-го.

Вообще надо иметь в виду, что польские историки по-другому рассматривают ряд событий Второй мировой войны. Например, для нас оборона Брестской крепости — символ героизма, проявленный советскими солдатами и офицерами после вероломного нападения гитлеровской Германии на СССР. А для нынешних поляков — всего лишь борьба двух оккупационных сил, тоталитарных государств за «польский город Брест». Вот так, ни много ни мало.

Не меньшие споры вызывают суждения польских историков о пакте Молотова-Риббентропа. При этом они часто умалчивают о позиции своей страны на то время. Полагаю, нужно принимать во внимание тот факт, что Польша из-за своего географического положения оказалась в переделе мира перед Второй мировой войной тем самым гордиевым узлом, без которого ни одна из противостоящих сторон не могла решить своих планов. Ни фашистская Германия, ни Советский Союз не могли обойти данную страну. В этом смысле Польше не повезло. Она, как говорится, оказалась обречена. И в то же время ни у кого нет права сбрасывать со счетов, что именно Советский Союз, а не Германия, ценою жизней почти полумиллиона своих солдат освободил Польшу.

Кстати, во второй половине 1930-х годов и перед самым началом Великой Отечественной войны из приграничных районов СССР в Среднюю Азию, включая Кыргызстан, было депортировано много поляков. В Ошскую область, например, прибыло более 25 тысяч. Здесь, в Оше, создали Союз польских патриотов из числа проживавших в городе и пригороде. Советская власть и ошане создали для них все возможные в те годы условия. В Оше функционировали три школы с польским языком обучения. А таких школ по всей Средней Азии имелось много. Жаль, что поляки не говорят о добром, что есть в истории наших народов, а больше напирают на «заговор» против них.

Вообще, полагаю, что необходимо очень осторожно относиться к дискуссии о роли Польши во Второй мировой войне, в которой поляки обвиняют СССР в том, что он являлся «пособником нацистской Германии». Мы имеем дело с той самой пропагандистской идеологией, проводники которой хотят представить себя невинными жертвами в равной степени как нацистов, так и  коммунистов, а также спасителями евреев от массового уничтожения. То есть ставится цель утвердить польское видение событий тех лет как базовое для сегодняшней Европы. А это видение не совсем соответствует исторической истине.

— Каждому из нас с детства знакома песня «Алёша» — о памятнике в Болгарии всем советским солдатам, погибшим за освобождение этой страны от фашистов. Помните: «Белеет ли в поле пороша, пороша, пороша… Стоит над горою Алёша…» Её исполнял замечательный болгарский дуэт — Маргрет Николова и Георги Кордов. Бисер Киров — тоже. Ну а теперь МИД Болгарии называет «сомнительным историческим тезисом» утверждения, что война Красной армии против гитлеровцев привела к освобождению Европы». То есть Литве и Польше подпевают и остальные восточноевропейские страны. Вам есть что сказать по этому поводу?

— Давайте сразу определимся: если посмотреть на историю с расстояния сегодняшних лет, то Болгария выглядит самой неблагодарной страной по отношению к Российской империи и её правопреемнику — Советскому Союзу. Почему? Вспомним, что именно Россия в своё время освободила Болгарию от османского ига, а в годы Второй мировой войны СССР принёс ей свободу от гитлеровской Германии. Любопытная картина открывается глазам, когда анализируешь политику Болгарии перед Второй мировой войной. Во второй половине 1930-х годов, когда фашистская Германия, начертав далекоидущие планы, стремительно развивала свою военно-промышленную мощь, Болгария склонилась к сотрудничеству с Третьим рейхом. Развивались их экономические и военные связи, а с началом Второй мировой Болгария стала союзником Гитлера и Третьего рейха. В знак благодарности немцы заставили Румынию вернуть болгарам Южную Добруджу. В 1941 году София присоединилась к Тройственному пакту — союзу Германии, Италии и Японии.

В отличие от оккупированных немцами и активно боровшихся за своё освобождение Чехословакии, Югославии и даже Польши, Болгария не была захвачена нацистской Германией. Напротив, она добровольно вошла в союз с Гитлером за малую долю от территорий Румынии, Греции и Югославии, предав тем самым интересы близких соседей. Болгария старалась не участвовать в боевых действиях, да немцы и не требовали этого. Территория этой страны требовалась им в качестве выгодного, удобного военного плацдарма и использовалась для вторжения в Югославию. Болгарская союзническая армия заняла Западную Фракию, Македонию и Западные территории. В декабре 1941-го София объявила войну США и Англии, но, что интересно, до конца войны старалась сохранить мир с СССР. В то же время она позволила немцам использовать всю транспортную инфраструктуру своей страны — аэропорты, морские порты, железные и шоссейные дороги  для продвижения на восток. Не очень блестящие войска Болгарии использовались Германией, как сказано выше, для оккупации территорий Югославии и Греции.

Союзничеству Софии и Гитлера пришёл конец только после того, как советские войска 8-9 сентября 1944 года провели Болгарскую операцию, и пришедшее к власти новое демократическое правительство объявило о прекращении связей с нацистской Германией.

Не может не обращать на себя внимание и следующий факт: сколь стремительно и без сомнения официальная София встала под знамёна Гитлера, столь же быстро она после разгрома фашизма решила, что ей по пути с Советским Союзом. Причём её связи с социалистической державой развивались настолько активно, что Болгарию называли 16-й республикой СССР. И вот очередной перевёртыш: теперь власти этой страны заявляют, что война Красной армии против гитлеровцев привела не к освобождению Европы, а наоборот, к репрессиям и деформированному экономическому развитию. Дескать, Болгария и другие государства Центральной и Восточной Европы попали в зону влияния СССР, и в результате там на долгие полвека воцарилось «правление тоталитарного режима, основанного на большевистско-ленинской версии коммунистической идеологии». Именно такая оценка прозвучала из уст болгарского руководства минувшей осенью, в дни, когда отмечалась 75-я годовщина освобождения Европы от нацизма.

В ответ напрашиваются несколько закономерных вопросов. Во-первых, что стало бы с Европой, да и со всем миром, если бы Советский Союз, повторюсь, ценою миллионов жизней своих людей не загнал фашистского зверя в его логово и не заставил испустить дух? Во-вторых, если болгарские и вторящие им политиканы такие свободолюбивые, почему ж терпели столько лет «тоталитарный режим», почему сами не сбросили его? Ведь освобождение пришло опять-таки с востока — на волне демократических преобразований, произошедших в СССР в конце 1980-х годов. Получается, и здесь болгары должны быть благодарны Советскому Союзу. Ну и в-третьих: вместо того, чтобы горлопанить о «сомнительном историческом тезисе», может, лучше, наконец, определиться, с кем всё-таки быть, а не клониться туда, куда ветер подует?

Отдельный разговор о бывших прибалтийских республиках — Латвии, Литве, Эстонии. Остановлюсь лишь на некоторых малоизвестных фактах истории. Вообще нам не следует зацикливаться исключительно на советско-германском пакте о ненападении. Фиксация внимания только на этом не даёт полной картины того, что тогда происходило. Отметим, что прибалтийские страны являлись не только объектами воздействия, но и субъектами взаимодействия на международной арене того времени. Мало кто из нынешних читателей, кроме специалистов-западников, знает, что Риббентроп, прежде чем заключить пакт о ненападении с Союзом ССР, подписал 7 июня 1939 года в Берлине такие же договоры с Эстонией и Латвией. В истории они остались как пакты Сельтера-Риббентропа и Мутерса-Риббентропа. Эти документы тоже держались в секрете. Согласно им, формальный нейтралитет Эстонии и Латвии на самом деле развернулся против СССР, и они готовы были взаимодействовать в данном направлении. Это говорит о том, что перед войною балтийские страны и СССР стали мнимыми союзниками, однако с их стороны имелись попытки играть на германской шахматной доске.

Некоторые исторические документы свидетельствуют, что гитлеровцы ещё в 1938 году выстроили определённую иерархию в своём отношении к балтийским народам. Так, на первом месте у них стояли эстонцы, на втором — латыши, на третьем — литовцы. Фашистская Германия считала, что эстонцы и латыши хорошие солдаты, но эстонских офицеров ценила больше, чем латвийских. Литовцы же воспринимались как полуславяне. Разумеется, не следует забывать и тот факт, что Германия рассматривала прибалтийские страны и как военно-стратегическую базу, как важный плацдарм для полного овладения Балтийским морем.

К сожалению, сегодня не только многие историки, но и официальные лица государств Восточной Европы и Балтики, «забывая» факты прошлого, пытаются переиначить историю. Пример такой «забывчивости» демонстрирует эстонский лидер Керсти Кальюлайд, заявляя, что Вторая мировая война закончилась для Эстонии 25 лет назад, когда «последние вагоны с техникой оккупационных советских войск» покинули страну. Интересно другое: как эта война могла так долго продлиться для Эстонии, если она для неё и не начиналась. История не знает ни одного крупного сражения Второй мировой войны, в котором воевала бы за свою независимость и свободу национальная армия Эстонской Республики, хотя она и занимала особое место на немецком горизонте.

 — Недавно я беседовала на обсуждаемую сейчас с вами тему с отечественным учёным — историком, философом и политологом. Так вот он считает, что есть и доля вины СССР в том, что Запад переворачивает правду о войне с ног на голову и ставит Советский Союз, как выразился Владимир Путин, «фактически на одну доску» с нацистскими агрессорами. Зачем, к примеру, понадобилось долгие годы отрицать существование секретного дополнительного протокола к пакту Молотова-Риббентропа? Тогда как Госдеп США опубликовал его ещё в 1948 году в сборнике архивных документов «Нацистско-советские отношения. 1939-1941 гг.» Советский Союз же признал существование этого документа только в 1989 году на Съезде народных депутатов СССР.

— Безусловно, замалчивание секретного протокола сыграло злую шутку с Советским Союзом. Но это не даёт оснований ставить нашу страну на «одну доску» с нацистами. Вообще, надо сказать, что истерия вокруг секретного протокола поднялась относительно недавно. А именно с апреля 2009 года, когда Европарламент по инициативе чешского лидера Вацлава Гавела и других депутатов, включая эстонских и венгерских, установил Европейский день памяти жертв сталинизма и нацизма. Этим днём провозглашено — обратите внимание! — 23 августа, т. е. дата подписания советско-германского договора о ненападении и секретного дополнительного протокола. Европарламентом дело не ограничилось. Инициативу поддержала и Парламентская ассамблея ОБСЕ. Россия резко выступила против. Кстати, некоторые страны Европы тоже. В частности, Франция и Греция. Тем не менее Европа с тех пор отмечает День памяти жертв сталинизма и нацизма. Заметьте, сталинизм назван даже первым, а затем нацизм. Надо полагать, его считают даже худшим злом, чем нацизм. Европа фактически поставила знак равенства между нацизмом и коммунизмом. Спрашивается, какая связь между ними? Где логика? А логика в том, что Западу нужно перевернуть правду о войне с ног на голову, чтобы представить себя в выгодном свете.

Кифаят АСКЕРОВА.
Снимки предоставлены собеседником и взяты из Интернета.

(Окончание в следующем номере).






Related News

Почему с пчёлами никакой коронавирус не страшен

ПоделитьсяFacebookTwitterVKPrintВ разгар чрезвычайного положения в Бишкеке вспомнила о знакомых пасечниках Владимире и Ульяне Костыренко: какRead More

Пусть исполнятся наши благие пожелания

ПоделитьсяFacebookTwitterVKPrintПрезидент Сооронбай Жээнбеков поздравил кыргызстанцев с праздником Орозо айт.

Добавить комментарий