Main Menu

Восхождение к Слову, или Любовь никогда не перестаёт

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Print this page
Print

«Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует,
любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не
ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется
неправде, а сорадуется истине; всё покрывает, всему верит,
всего надеется, всё переносит. Любовь никогда не перестаёт».

 (Апостол Павел)

Стихи, как известно, бывают разные — добрые и злые, тихие и громкие, размашистые и сдержанные, наконец, самостоятельные и эпигонские. Стихи Азиза Курумбаева, собранные под обложкой его единственной поэтической книги «Настроение», увидевшей свет уже после несоизмеримо раннего земного ухода поэта — это добрые, искренние, совестливые стихи, очень музыкальные по звучанию. Автор не придумывал их, а писал о том, чем жил, дышал, что видел и слышал, чувствовал и переживал. Его строкам свойственны душевная мелодика, истинность и достоверность. Вот строки из стихотворения «Настроение», которое открывает весь сборник.

Настроение — странная вещь…
А бывает, весь мир как во сне…
Звёзды вертят волчок-хоровод,
И упал на тебя небосвод,
И прекрасное солнце встаёт
Из-за синих и призрачных гор,
И душа, окрылившись, поёт,
Выгоняя всю мерзость из нор,
Всю, что нам непогода даёт…
Да,.. бывает, весь мир как во сне,
И ты веришь, он дарен тебе.

Негромко и очень трогательно, чувственно, мило. Спасибо этой книге, потому что ты знаешь, что автор столь замечательных строк выпускник столичной средней школы №61 имени И. Курчатова, а также выпускник исторического факультета, стажёр-исследователь и аспирант МГУ имени М. Ломоносова, а с 1993-го дипломат МИДа Кыргызстана. Судя по поэтическим строкам, можно сказать, что их автор, безусловно, имел лирический дар. О чём бы не писал и что бы не воспевал Азиз Курумбаев, а в основном его стихотворения о любви, природе, семье, истории и Отечестве, почти всегда строки проникнуты грустным и нежным настроением. В сборнике «Настроение» его произведения разбиты по разделам, которые можно счесть ключевыми: «Ты поклонись огню», «Есть у каждого что-то своё», «В городе по имени Любовь» и «Ты и я».

Совесть — это нравственный идеал. Именно по ней должен настраивать свою лиру поэт. В ином случае его песня будет звучать не в лад с голосом народа, не в общем хоре поколений — прошлых, нынешних, будущих. Азиз Курумбаев рано понял это: «красивое лицо не значит совесть, красивая душа не значит свет», «как не живи, всегда идёшь к расплате», «лишь только совесть корчилась в стихах, не лицемерила, но больно била», «у человека в мире две войны, одна с собой, другая — за любовь», «и песня эта из сердец народа моего», «как чиркнуть по невинной бумаге невинным пером?», «удел творцов руками брать горящий уголёк». Другая отличительная черта стихов поэта — это живая непосредственность в передаче впечатлений, например «давай станцуем танго на балконе, поближе к звёздам, что в тебе живут», «он рисовал её глаза по капле, и он их пил, пьянея и творя», «помнишь, в детстве мы все забирались на крыши, чтобы спрыгнуть, как птицы, не чувствуя маленьких ног». В смысле формы его стихи также имеют определённые достоинства — это образность («одеться в небом сшитые одежды», «слова любви не выбились из сил»), афористичность («я понял вдруг, что в счастье нет победы», «и грусть светла, когда на сердце нежность»), лёгкость выражений («вальс играет для нас звездочёт на хрустальной трубе», «я радугой повисну над тобой»), непринуждённая рифмовка и ритмика. В целом поэтическая работа А. Курумбаева заслуживает мудрого и бескорыстного внимания, его стихи, безусловно, привлекут и будут привлекать многих читателей.

Казалось бы, сейчас высокие стихи перестали иметь отношение к нашему времени, когда спутаны все понятия о добре и зле, но вот в сборнике лирики «Настроение» Азиза Курумбаева читаешь стихотворение за стихотворением и ясно видишь: они наделены нежным пламенным сердцем, свежестью мировосприятия, мудрым даром слова («он мог слепить из тёплой глины пламя»). Можно отметить, что основа поэтического миропонимания А. Курумбаева зиждется на глубокой вере в то, что всё в мире должно быть устроено по требованию высочайшей справедливости («в какой же страсти смысл есть, не в той, что вызывает месть», «я умоляю, люди, не спешите и проживите счастье до конца!») У автора «Настроения» практически нет стихов, где бы нравственные вопросы не стали объектом прямого лирического раздумья. И не случайно. Этика, нравственность — это, если так можно выразиться, «среда жизнебытования» его лирики. Вне этой среды он был бы не в состоянии писать поэтически. Она в самой сути его поэтических строк, его поэзии. Как человек, А. Курумбаев был весьма скромным, а как поэт, он отличается редким нравственным тактом. У него почти нет деклараций, хотя он не стесняется говорить о высших духовных ценностях, не боясь, что потомки найдут ключ к былому и распознают всевышнюю совесть и по ней прочтут душу поэта («мы идём чередой поколений, словно волки по следу предтеч», «и искоркой в костре я пролечу и где-то в темноте погасну»).

Глубокое, сильное, всепоглощающее чувство выпадает на долю не каждого человека, только того, чья душа способна принять, вместить, сохранить этот бесценный дар. Если чувство безответное или прежде любящий отрёкся, предал, то любовь сопряжена с болью, печалью, отчаянием, а в словах, обозначающих ситуацию, как правило, преобладают мрачные краски, негативизм, желание причинить боль за поруганные чувства. Совсем не то в сборнике поэта А. Курумбаева, строки его стихов обыкновенно доверительны, пронзительны и глубоки в своей кажущейся простоте. Его героиня — нежная, трогательная женщина, пережившая весь спектр чувств, женщинам свойственный. Но подчиняясь этому мятежному мигу своей слабости, поэт демонстрирует великую силу любви, всепрощения, благодарности. Он с помощью психологически точных словесных образов создаёт живой и яркий мир природы, мир человеческой души («в огромном мире шума и тревог, когда земля влюбляется в весну, погода знает меру, но не срок, подсядь ко мне послушать тишину»).

А вот поэт обращается к лирической героине: «Я так хочу, чтобы, махнув рукой, взяла звезду хотя бы на мгновенье, я разве виноват перед тобой, что ты и я — одно стихотворенье», и ещё: «Я не могу себя остановить, нельзя меня убить, нельзя сломить, я знаю, если жить — тебя любить, любя, летать с тобой, любя, летать». На такую чистоту и высоту чувства способен не каждый поэт. Солнечный Пушкин подарил миру строки о светлой печали, пожелание счастья тому, кто разлюбил. А. Курумбаев явился читателю неожиданным праздником уже после своего земного ухода, ранее весьма позитивно оценил его творчество небольшой круг близких людей. Мы уже отметили своеобразие творческого почерка автора «Настроения», добавим к этому, что перед нами зримая индивидуальность, и это большая радость. Конечно, мы могли бы строже подходить к оценке стихов, но ведь известно, что ни у кого из поэтов нет произведений значительных в одинаковой степени. Так и здесь: прекрасно, что перед нами много стихов хороших и разных. И мы верим, что читатели найдут в поэтическом сборнике созвучие своим переживаниям у поэта.

В последнее время о любви пишут так много, что можно просто растеряться в их количестве, в разнообразии литературно-духовной цены. Однако нам верится, что стихи поэта А. Курумбаева не должны раствориться и потеряться во всеобщем многообразии любовной лирики. На первый взгляд, эти стихи традиционны, они по большей части посвящены страданиям души за любимого человека, стремлению пережить боль, выстоять, оставить в сердце и в памяти самое хорошее от всепоглощающей, пусть и ранящей человека, любви («и песня вдруг срывается на крик, когда проходишь мимо, просто мимо», «я счастлив, что всегда пронзён тобой», «лодки памяти нашей горят поминальным огнём», «знай, каждый миг тебя мне видеть надо, ведь я тобой дышу, тобой дышу»).

Стихи его разнообразны по форме: стихи классические («я тебя коснусь как в первый раз»), лирические размышления («я знаю, сердцем ты найдёшь меня», «в цветке ценнее свежесть, а не цвет»), есть стихи балладного типа («как правдивы глаза у Мадонны», «ты улыбалась нежно, Мона Лиза, улыбка была юной и живой»), но все они раскрывают богатый внутренний мир, сложные любовные переживания лирических героев автора. Трепет, грусть и печаль слышны в поэтических строках, однако ни в одном из стихотворений А. Курумбаева нет истеричного крика, пошлых проклятий и обещаний отомстить за обидные чувства («и я ищу к твоей любви дорогу, иду к тебе средь красного дождя, ты пожалей меня, хотя б немного, прижми к себе, любя и не любя»). При всей грусти, присущей таким строкам, в них образ сильного и решительного человека, способного на большое чувство и борьбу за свою любовь.

Нам кажется, что отличительной чертой поэта А. Курумбаева является то, что у него зрелость души наступила раньше, чем профессиональная зрелость. Быть может, это характерная особенность поэтов, родившихся в 1960-е годы, годы «советской оттепели». Познакомившись со стихами из всех циклов и разделов книги, мы отдаём должное дарованию автора, который не замыкается в рамках темы несчастной любви, в его стихотворениях присутствуют точные, яркие детали описания природы, времён года.

Это образные описания, созвучные тем чувствам, которые давно испытывает его лирический герой. Большая часть переживаний позади, поэтому воспоминания лёгкие, нет боли, только светлая грусть. Совсем другая осень расставаний, ещё бередит душу грусть и печаль, но главное, что душа поэта живёт. Отсюда и цветовая гамма грядущей весны, о которой мечтает поэт:

Я гром хотел услышать…
                                           просто гром…
Весенний, светлый и такой весёлый,
Чтоб содрогнулся от
                                   предчувствий дом
Под гомон подкативших новосёлов.
Чтоб содрогнулась в радости земля,
Почувствовав зерно в утробе рыхлой.
Чтоб закачались в танце тополя
В весеннем, влажном и зовущем вихре.

 К поэтическим особенностям А. Курумбаева необходимо отнести его умение рисовать словом цветовые картины. Читая его строки, видишь мир во всём многообразии цвета — жёлтый зыбучий мираж пустыни; жемчуг, как слёзы горя; божественную страну за синим морем; серебро небосклона, снег в апреле — странный вестник; мертвенный лик луны, дарящий тьму; ржавый след листвы; белизна облаков; золотистый шар солнца. И эти поэтические картины автора после прочтения стихов приводят к мысли, что отнюдь не грустные темы составляют в целом светлый мир. Да, от несчастья никто не застрахован, но прочитанные стихи дают читателю веру и надежду на то, что за любовью несчастной придёт любовь счастливая. Надо только верить в это, в свои силы и держать сердце распахнутым для любви, добра и красоты («весь этот мир — один большой упрёк, но для любви неведомы сомнения. День, месяц, век — совсем не важен срок, я жду тебя в твоём прикосновении. Коснуться взглядом, мягкостью волос, любовь для восхищенья в откровении, мне этот мир подарок преподнёс, ищу тебя в своём прикосновении…»).

Мы уже знаем по лучшим строкам этой книжки, по лучам, пробивающимся даже сквозь горькие мысли, что перед нами, несомненно, чуткий поэт с сильным и многогранным характером, порой по-детски доверчивым, порой умудрённо грустным. Он — автор нежный и неустанно ищущий. Исчерпывающий ли этот перечислительный ряд? Вряд ли, потому что, пока творит подлинный поэт, мир его всегда остаётся широким и открытым, он постоянно будет обогащаться новыми качествами, впереди будут возникать мгновенные открытия и появляться непредсказуемые неожиданности. Судьба распоряжается по-своему, кто-то живёт сверх жизненного срока, а кто-то, вспыхнув, как заря, сгорает на его середине.

Замечательному поэту Азизу Курумбаеву судьба подарила счастливую возможность прожить все вариации одной души, одной судьбы, одного характера. Для этого ему необходимо было найти своё стиховое психологическое пространство, что он и истово исполнил. Да, порою жизнь бывает к нам строга и сурова, иным дано прожить и целый век, но им не дано другого. Они из пережитых ими прекрасных мгновений и тревожных горестей не в силах были сложить значащее Слово. Азиз Курумбаев сумел своё судьбоносное слово отыскать и произнести. В его поэзии присутствует особое обаяние человеческой искренности и честности, стихи поэта и после его внезапного ухода надёжно служат человеческому благородству, доверию и пониманию, потому что он сам ведал и познал истинную цену таких вечных вещей в жизни:

Вокруг тебя вращается Земля,
Вокруг тебя вращаются миры,
Ты для меня Звезда, любовь моя,
Гори, моя звезда, всегда гори…

И с неба, словно капля, падал я,
В глаза, как сон, прекрасные твои,
Вокруг тебя сейчас вращаюсь я
И не прошу прощенья у Любви…

 

Александр ШЕПЕЛЕНКО.

Фото Игоря САПОЖНИКОВА.

На фото: Азиз Курумбаев и обложка книги «Настроение».






Related News

Не время расслабляться

ПоделитьсяFacebookTwitterVKPrintОчередные послабления режима чрезвычайной ситуации обсуждали на заседании Республиканского штаба.

К нарушителям будут применять меры

ПоделитьсяFacebookTwitterVKPrintВ стране возобновили работу рынки, кафе, торговые центры, запущен общественный транспорт. Перед этим подготовке кRead More

Добавить комментарий