Main Menu

Мир после трагедии коронавируса: каким ему быть?

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Print this page
Print

Несколько десятилетий назад в мировое сообщество (политику, науку, экономику и прочее) ворвались понятия «глобализация», «глобальный» — сиречь «всемирный», «общепланетарный». Эти термины отразили реальные тенденции и процессы на нашей планете: сближение стран и континентов; объединение человечества, по словам российского учёного В. Кувалдина, в мегаобщество; появление новых форм взаимодействия государств; стандартизация экономической, социальной и культурной жизни. Как бы то ни было, несмотря на различие теоретических позиций и объяснений этих феноменов в науке, общим знаменателем стало признание качественно нового этапа развития политической структуры мира, человеческой цивилизации в целом.

Глобализация постепенно охватила все сферы жизни землян: географическое пространство, международные отношения, внутреннюю политику, экономику, торговлю, производство, науку, культуру, быт. Конкретнее: значительно расширилось пространство взаимодействия населённых территориальных единиц (деревень, городов, регионов, стран): в общие процессы втянулись даже «медвежьи уголки» планеты; усилилась трансграничная коммуникация людей (благодаря либерализации режима пересечения государственных границ и развитию транспортных связей) в форме международной экономической миграции, приведшей к формированию мирового рынка труда, и международного туризма, исчисляемого сотнями миллионов людей. Резко возросли объёмы и номенклатура международной торговли за счёт снижения таможенных пошлин, на страже чего стоял многоглазый Аргус — ВТО. Заправилами международного производства и бизнеса стали агенты, проводники глобализации — транснациональные корпорации (ТНК), в частности, российские «Газпром» и «Роснефть», американские «Дженерал электрик», «Боинг», «Катерпиллер», немецкие «Фольксваген», «Адидас», китайские «Хуавэй» и «Алибаба», японские «Хонда», «Мицубиси моторс», южнокорейская «Хундай»… Монбланами мирового финансового сегмента стали банки Лондона, Нью-Йорка, Франкфурта-на-Майне, Токио. В информационном поле обострилась конкуренция теле- и радиокорпораций и других, в том числе электронных, СМИ — «Дойче Велле», «Би-би-си», «Си-эн-эн» «ИТАР-ТАСС», «Ассошиэйтед Пресс», «Франс Пресс» и др. Зримые перемены произошли в мировой культуре и повседневной жизни людей путём заимствования западных норм поведения, форм, образцов и жанров искусства (вестернизация). Например, повсеместное шествие рок-музыки, стиля диско, одежды унисекс (очень удобной для молодёжи), внедрение системы быстрого питания (Макдоналдс), поголовное увлечение интернет-чатами, сетевым социальным общением. В мировой политике произошли тектонические сдвиги в пользу демократизации, увеличилось число государств с демократическими режимами (яркий пример — демократические процессы в бывших республиках СССР). На рубеже 1980-1990-х годов появились даже оптимистические предсказания о конце истории, то есть всемирной победе демократии и переходе человечества к эпохе всеобщего мира, о чём ещё в XVIII столетии мечтал Иммануил Кант. Другое дело, что в 2000-е годы идею демократии стали продвигать любыми мыслимыми и немыслимыми способами, в том числе через «цветные» революции.

Человечество тратит миллиарды долларов, наращивая вооружение, чтобы уничтожить друг друга. Но оказалось так просто покончить с человеком на Земле — просто появиться некоему вирусу. После пандемии коронавируса мир, заглянувший на самое дно пропасти, должен стать другим. В первую очередь прекратить наращивать вооружение.

Разумеется, глобализация имеет и обратную, теневую сторону — усиление разрыва между развитыми и слаборазвитыми странами по важнейшим социально-экономическим и культурным показателям. Появились новые или усилились давнишние риски и вызовы национальной, региональной и глобальной безопасности: киберпреступность, терроризм, трансграничная преступность (нелегальная миграция, трафик оружия, людей, наркотиков, отмывание нелегальных активов), климатические изменения, вопросы экологии и демографии.

Таким образом, страны мира, как никогда в прошлом, стали взаимосвязанными, взаимозависимыми, словно каторжники в одной колодке. В чём и преимущество, и слабость глобального миропорядка.

Красноречивое новейшее подтверждение тому — пандемия коронавируса, поставившая перед человечеством нелёгкие вопросы, требующие срочного ответа. Внезапно появившись в точке икс (по поводу первоначального очага нет одного мнения), она поразила в той или иной степени все страны мира, оказавшегося таким хрупким, получила глобальное измерение, общепланетарный размах. Сегодня вопрос «Что делать?» не исконно русский, каким задавались в своё время Н. Чернышевский, Л. Толстой и В. Ленин. Это вопрос общечеловеческий. Суть его — каким быть миру после трагедии? Ясно одно: в нём, скорее всего, будут нетерпимы многие современные международные, политические, социально-экономические и другие реалии.

Так, может быть, каким-то образом свернуть, ограничить факторы глобализации, отказаться от её удобств, в частности, достигшей заоблачных высот международной торговли и многообразных трансграничных связей? Запретить людям любоваться природными и культурными красотами других стран, других континентов? Но это равносильно попыткам какого-либо сумасшедшего остановить асфальтовый каток, несущийся с кручи с немыслимой скоростью. По-моему, ещё никому не удавалось остановить приятие новых удобств для человека и общества в целом, победную поступь прогресса, развитие новой техники, технологий, даже учитывая их неисчислимые жертвы. Мы ведь не хотим вернуться в «золотой век» Ж. Руссо — времена косматых и полуголодных дикарей, облачённых в звериные шкуры, или — того хуже! — каннибалов. Один из самых весомых аргументов в пользу международной торговли и других позитивных элементов глобализации — сугубо экономический, то есть та самая экономика, которая даже в условиях повсеместно введённых правительствами стран мира временных ограничений в сфере производства, занятости населения, передвижения людей испытывает огромные трудности. О том, что было бы с ней в условиях тотальной закрытости (автаркия) стран, даже не хочется фантазировать: бессильным оказался бы даже талант Жюля Верна.

В политическую повестку дня всех государств мира настоятельно напрашивается проблема предупреждения новых пандемий. Кто знает, какие ещё деструктивные и смертельные угрозы дремлют в нашем мироздании, в материальном мире?

Значит, выход надо искать в другом. Окно возможностей самосохранения человечества — хотя оно заляпано и залапано национальным эгоизмом, самолюбованием, себялюбием, демоном рейтингов — у современной цивилизации всё же есть. Несмотря на то что даже Небесная канцелярия не в силах предотвратить игру его величества случая в виде природных и техногенных катастроф, телесных или душевных людских напастей. Наверное, их имел в виду Ф. Тютчев, когда писал: «Увы, что нашего незнанья и беспомощней, и грустней? Кто смеет молвить: до свиданья, чрез бездну двух или трёх дней?!» Окно возможностей, как мне представляется, заключается в коренной реформе мировой политико-экономической системы, повышении роли международных организаций, в первую очередь ООН, международного права, развитии реального сектора экономики в противовес надуванию финансовых пузырей, гармоничном сочетании национальных и общечеловеческих интересов и ценностей (медицинские аспекты проблемы, в том числе санитарии, личной и общественной гигиены, благоразумно оставляю за специалистами). Погоня за лидерством в современном мире, к сожалению, это психология и практика многих политиков, политических партий и президентов, бесцеремонно расталкивающих друг друга локтями. Обогнать в размерах бюджета, численности Вооружённых сил, разработке новейших вооружений, экспорта оружия и прочего. Главное — утереть нос другому! Завтра так жить будет невозможно, нельзя! Давайте больше думать об уязвимости, хрупкости современного мира, нашей планеты — общего дома землян, благоустраивать его, вовремя ремонтировать.

Мне кажется, что пандемия коронавируса является лучшим и императивным поводом реанимировать переговорный процесс между государствами и международными структурами. Исторический прецедент — Карибский кризис осени 1962 года, отрезвляюще подействовавший на США и СССР, что позитивно отразилось на двусторонних и международных отношениях. В частности, США вывели из Европы и Турции ракеты типа «Тор» и «Юпитер», были предприняты шаги к расширению технических возможностей ведения прямого диалога США и СССР в чрезвычайных ситуациях. 20 июня 1963 года между Москвой и Вашингтоном установили линию «горячей связи», позволяющую руководителям обеих стран круглосуточно общаться друг с другом. Активизировался переговорный процесс между СССР и США по контролю над вооружениями, итогом чего стал ряд важнейших договорённостей.

Чем же нынешняя обстановка в мире принципиально отличается от ситуации начала 60-х годов прошлого века? Тем, что в первой драме проявился человеческий фактор (гонка ядерных вооружений), а во второй, скорее всего, природный (не хочется думать иначе). Но в обоих случаях это угроза всему человечеству. Говоря о возможных переговорщиках третьего десятилетия XXI века, подразумеваются в первую очередь тяжеловесы мировой политики и международных отношений: США и Россия, Россия и Евросоюз, Россия и НАТО, США и Китай, Китай и Россия и т. д. Им есть о чём поговорить. Например, о судьбах мировой экономики и торговли, мирового производства, экономических санкциях, строгом выполнении международных договоров и соглашений, контроле над вооружениями, истекающем в 2021 году, российско-американском Договоре СНВ-3 (сокращение стратегических наступательных вооружений), об американской ЕвроПРО и возобновлении деятельности совета «ЕС — Россия» и совета «НАТО — Россия». Западу давно бы следовало отказаться от заскорузлого блокового мышления и поведения. Как-то не по-джентельменски получается: «семеро против одного»! Позитивные результаты переговоров были бы добрым знаком для мирового сообщества, формирования глобальной безопасности, предпосылкой решения других актуальных проблем.

Окно возможностей самосохранения человечества — хотя оно заляпано и залапано национальным эгоизмом, самолюбованием, себялюбием, демоном рейтингов — у современной цивилизации всё же есть.

К великому сожалению, Капитолий многие годы тотально неуступчив к России, отказывая своему президенту в праве полноценно обсудить с российским коллегой насущные проблемы двусторонних отношений и мировой политики под надуманными предлогами сдачи интересов США. Честно говоря, долгое время у меня были лучшие представления о политической системе США, её известных деятелях. Но перед реальностью остаётся только недоумённо развести руками. Может быть, у конгрессменов наступит просветление и они включат зелёный свет переговорам? Бывают же чудеса!

Само собой, что в политическую повестку дня всех государств мира настоятельно напрашивается проблема предупреждения новых пандемий. Кто знает, какие ещё деструктивные и смертельные угрозы дремлют в нашем мироздании, в материальном мире? Думаю, что уже в ближайшие недели мы ознакомимся с целым ворохом предложений и рекомендаций исполнительной и законодательной властей многих государств, включая нашу республику. Помимо внутригосударственных решений по этим вопросам, следует обязательно внести в повестку и обсудить с участием максимального числа глав государств итоги и уроки борьбы с пандемией коронавируса предстоящей осенью на сессии Генеральной Ассамблеи ООН. Необходимо задействовать также другие международные площадки и структуры: МВФ, «Большую двадцатку», Евросоюз, ЕАЭС и т. д. Основная задача мирового сообщества заключается в мобилизации производственных, научных, человеческих, финансовых, материальных и организационных ресурсов для прогнозирования и предупреждения новых напастей для человечества.

Важнейшим принципом мироустройства должны стать солидарность, взаимопомощь государств и народов, особенно в условиях ЧП, понимаемые как улица с двусторонним движением. В этом мне видится огромный, но плохо используемый потенциал международной жизни, мировой политики. Помочь соседу выбраться из ямы, предотвратить несчастье в условиях современных угроз и вызовов глобальному миру — значит помочь и себе, смягчить, самортизировать свалившиеся на голову беды и угрозы. Странно, но застигнутым врасплох оказался даже Евросоюз, имеющий с начала 2000-х годов официальную систему защиты здоровья населения, Центр по мониторингу и информации (содействие и взаимопомощь государствам — членам ЕС), Фонд солидарности и систему раннего предупреждения BICHAT (предупреждение и отражение биологических и химических атак и угроз). Насколько мы знаем, страны Евросоюза и сам союз не смогли оказать действенную помощь Италии и Испании. Англичане говорят, что проверка пудинга состоит в том, что его съедают. На этот раз «пудинг» оказался несъедобным. Ну, ладно, не будем злословить: не то время. Солидарность проявила Россия, предоставившая для борьбы с коронавирусом в Европе необходимый медперсонал, оборудование и материалы. США по распоряжению Д. Трампа быстрыми темпами наращивают производство медтехники для искусственной вентиляции лёгких, которая будет экспортироваться в другие страны. Такое поведение стран должно стать нормой, хорошим примером взаимовыручки и взаимопомощи.

Иногда кажется, что человечество коллективно сходит с ума, тратя на военные приготовления сотни миллиардов долларов, когда на грани нищеты проживает население десятков стран мира. Только конгресс США в этом году отвалил Пентагону более $700 млрд. Значительные суммы на ВПК выделяют Россия, Китай, Саудовская Аравия, Франция, Иран, Турция, Пакистан, Индия, Израиль и прочие страны. Крупных масштабов достигла мировая торговля оружием. Закупая на десятки миллиардов долларов различную военную технику (самолёты, военные суда, артиллерийские системы, танки, стрелковое оружие, средства ПВО и радиоэлектронной борьбы, дроны и прочее), к чему готовятся страны-импортёры? Не к мировой ли бойне? Какая уж здесь безопасность! Чем больше по миру расползается оружие, тем больше нарастает угроза военных действий, намеренной агрессии. Есть вопросы и к странам — экспортёрам оружия.

Может быть, мои рассуждения в этой области слишком дилетантские, но почему бы не cократить мировое производство всех типов оружия и боевой техники, их экспорт? Удалось ведь мировому сообществу благодаря супердержавам — США и СССР ограничить расползание ядерного оружия по планете, закрепив свою добрую волю в договоре 1968 года. Впечатляющие успехи достигнуты по ликвидации одного из видов оружия массового поражения — химического. Его уже ликвидировали западноевропейские страны и Россия («Российская газета», 27 сентября 2017 года); США намерены выполнить аналогичные обязательства в 2023 году. По некоторым странам данные засекречены. Почему бы теперь мировому сообществу не заняться вплотную обычными видами вооружений? Понизился бы уровень военных приготовлений и милитаризации стран, соответственно повысились их взаимное доверие и сотрудничество, что стало бы одним из устоев мира после трагедии коронавируса.

Уместным дополнением к вышеназванным мерам стали бы договоры о гарантиях безопасности, скажем, таким странам, как КНДР и Иран. Хватит манипулировать в современном мире понятиями «страна-изгой». Дискриминация в международных отношениях после трагедии коронавируса (различные санкции, военные угрозы) неуместна и опасна. Гарантами должны бы выступить в первую очередь — бремя их статуса в мировой политике — США, Россия, Китай, Евросоюз. Гарантии, по-моему, оздоровили бы мир, снизили уровень национальной тревоги, за счёт сокращения собственных военных расходов стали бы важным ресурсом подъёма экономики, повышения жизненного уровня населения.

Можно ли рассчитывать на благоразумные шаги крупных государств — лидеров глобального мира, смогут ли они обуздать национальный эгоизм, чрезмерные амбиции, смириться с необходимостью «тратиться» на других, добиваться мировой гармонии? Будем надеяться!

Вот такие мысли посетили меня во время затянувшегося досуга. Здоровья вам всем.

Валерий КИЮТИН,

доктор философских наук, профессор политологии, КРСУ.






Добавить комментарий