Main Menu

«…Прорвёмся и будем жить»

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Print this page
Print

Разговор с художником и дипломатом Батырканом СЫРГАБАЕВЫМ — послом по особым поручениям, советником министра иностранных дел Кыргызстана

— Батыркан Эсенканович, вопрос к вам, как к дипломату и художнику. Как вы считаете, изменится ли мир после пандемии коронавируса?

— Я оптимист, но и реалист. Конечно, сегодня весь мир столкнулся со страшным вызовом, которого никто не ожидал. Более того, считаю, что планете ЗЕМЛЯ объявлена война, а значит, МИР должен мобилизоваться и скоординированно дать ей отпор. По крайней мере, так хотелось бы. В принципе, этого ожидает большая часть разумного общества. Ведь на повестку встал вопрос: сможет ли человечество и в первую очередь власть имущие отбросить все распри и единым фронтом выступить против столь сильного вызова?

К сожалению, Всемирная организация здравоохранения фактически ограничила свою роль, только обозначив название вируса (COVID-19). Она оказалась не готова к случившемуся. Не смогла предложить миру конкретный алгоритм действий, наладить взаимодействие, в результате получился хаос. Каждая страна самостоятельно противостоит беде. Даже крупные государства не могут договориться и действуют в одиночку. А надо было бы объединить всех и координировать их шаги. Естественно, в наихудшем положении оказались маленькие государства, имеющие скудный потенциал и уже исчерпывающие свои резервы.

У меня возникает вопрос и к Совету Безопасности ООН. Как известно, он отвечает за сохранение мира на планете. Однако его действий тоже не видно. А ведь коронавирус продолжает наступать. Фактически он оккупировал всю планету, но Земля не может мобилизоваться.

Брюссель. Королевский дворец

В то же время я уверен, что разум восторжествует и человечество станет намного добрее. Обратите внимание: мы стали более внимательными к своим родным, друзьям, коллегам. В семьях возродились отношения, о которых мы просто забыли. Родители слышат детей. Возрождается ценность семьи, которая на фоне глобализации отошла на второй план. Это даёт надежду, что изменятся отношения не только между людьми, но и между государствами. Есть все основания ожидать, что многие интеграционные институты пересмотрят свои роль и место в международной жизни и произойдёт перезагрузка с целью созидания.

— То есть мир определённо изменится в лучшую сторону?

— Конечно, к лучшему, а зачем тогда такие жертвы. Не сделать выводов из трагедии было бы аморальным.

— Какие же уроки в первую очередь следует извлечь из нежданно-негаданно свалившейся на всех напасти?

— Как показывает практика международных отношений в условиях глобализации, влиятельные державы, пленённые противостояниями, санкциями, угрозами и военными интервенциями, забыли, что они находятся на весьма маленькой и хрупкой планете и что, кроме них, есть народы, которые ещё страдают от голода и совершенно не защищены от многих вызовов. Поэтому мир должен извлечь позитивные результаты с целью коллективного противостояния угрозам.

Я уверен, что кризис даёт импульс к переменам, это абсолютно точно. Очень надеюсь, что нынешнее время немного подправит наши представления о том, что на самом деле ценно. Увы, для многих материальные богатства стоят на первом плане. Совесть теперь немодное слово, справедливость, порядочность, честь позабыты. Между прочим, история свидетельствует, что эти ценности периодически пропадают, но потом снова возрождаются. Дай Бог, чтобы пандемия пробудила в нас уважение к ним.

— А что вы можете сказать конкретно о происходящем в Кыргызстане?

Киево-Печерская лавра

— На мой взгляд, страна, несмотря на финансовые издержки, смогла организовать противодействие коронавирусу. Народ в целом серьёзно воспринял угрозу и проявил дисциплинированность. Более того, мы наблюдаем проявление таких качеств, как сопереживание, гуманизм, доброта и взаимовыручка. Люди стараются в силу своих возможностей помочь более слабым. Все слои общества отозвались на призыв правительства о создании фонда содействия, и кто как мог, внёс в него свою лепту.

Никто не ожидает «манны небесной». Все понимают, что выходить из кризиса будет сложно. На самом деле это станет ещё одной проверкой народа на готовность сплотиться, подтянуть ремни и вместе преодолевать трудности. Очень надеюсь, что мы достойно выйдем из испытания.

— Не удивительно, что страны со слабой экономикой оказались не готовы к пандемии. Поразительно другое: почему оказался застигнутым врасплох Евросоюз? Ведь он с начала 2000-х годов имеет официальную систему защиты здоровья населения, Фонд солидарности и систему раннего предупреждения BICHAT, созданный для предотвращения и отражения биологических и химических атак и угроз. Однако союз не смог помочь Италии и Испании, чьи системы здравоохранения не выдержали натиска коронавируса. Более того, в самых развитых государствах Европы счёт людей, заражённых вирусом, стремительно стал накручивать тысячи и тысячи.

— Да, здесь есть над чем задуматься. Страны ЕС, действительно, не смогли мобилизоваться и сообща организовать систему противостояния вирусу. Каждая заняла позицию «моя хата с краю». И что самое печальное, чёткого, согласованного алгоритма действий нет до сих пор, тогда как все светила мировой вирусологии прогнозируют разные сроки апогея и спада. И это тревожит всё человечество. Люди хотят правды, прозрачности и уверенности в своей защищённости.

— Евразийский экономический союз по сравнению с ЕЭС, конечно, ещё дитя. Но он создавался как раз ради того, чтобы страны вместе преодолевали экономические трудности и стали сильнее. Как вы считаете, выдержало ли испытание пандемией это новое интеграционное объединение?

Львов.
Бернардинский
монастырь

— Как и многие государства мира, члены ЕАЭС с первых дней и по сей день сосредоточили свои усилия на внутренних проблемах. Но хорошо уже то, что республики сразу же договорились координировать свои действия и, самое главное, приняли решение о создании «зелёного коридора» с целью беспрепятственного передвижения грузов, в первую очередь продуктов первой необходимости, медикаментов и горюче-смазочных материалов.

Надеюсь, что ЕАЭС постарается объединить свои силы в борьбе с коронавирусом.

— Мы все вдруг оказались в одной лодке, которая дала брешь и может пойти ко дну. Это совершенно очевидно. Не понадобится никаких сверхсовременных ракет с ядерными боеголовками, гиперзвукового, лазерного и прочего оружия, чтобы за короткое время покончить с человечеством. Это показала пандемия нового вируса. Должны ли лидеры мировых держав сделать шаги к уничтожению накопленных запасов оружия и положить конец созданию нового. Как вы думаете?

— Как я уже говорил, вызов объявлен всей планете Земля, а значит, земляне просто обязаны сделать серьёзные выводы. Ещё до того, как заявил о себе новый коронавирус, Владимир Путин предложил созвать саммит стран — постоянных членов Совета Безопасности ООН, чтобы выработать конкретные действия против продолжающейся гонки вооружений и локализовать региональные конфликты. Действия российского лидера направлены на то, чтобы самая многочисленная международная организация — ООН, действительно стала влиятельной силой, как было прежде. Приходится ещё раз с сожалением констатировать, что мир потерял веру в силу Совбеза ООН. За последние 30 лет мы не раз становились свидетелями того, как в обход ООН создавались различные коалиции с целью бомбардировки того или иного государства и начиналась военная агрессия. Казалось бы, ведущие мировые державы должны, как цивилизованные государства, и вести себя соответственно, с учётом международного права. Ан нет: они поступали и продолжают поступать по принципу «у сильного всегда бессильный виноват». Такую практику необходимо прекращать, потому что она приносит хаос и миллионы жертв.

Поэтому я уверен, что СБ ООН должен собраться и разработать комплекс мер по прекращению гонки вооружений, ликвидации войн и спасению голодающих стран. Существует острая необходимость включить в повестку Совбеза и тему пандемии. Что-то часто в последние годы стали появляться и стремительно распространяться то один, то другой смертоносные вирусы. COVID-19 превзошёл все предыдущие, скосив огромное количество людей и парализовав жизнь остальных. На протяжении уже полугода человечество демонстрирует своё бессилие перед ним: не разработаны ни вакцина, ни лекарство. Это ненормально, когда при современном уровне научно-технического прогресса мир оказывается заложником вируса, и единственным способом спасения признаётся изоляция, ведущая к параличу всякой деятельности: экономической, образовательной, культурной и т. д.

— Есть ли шанс, что COVID-19 подтолкнёт к ликвидации накопленных запасов оружия?

— Я верю в благоразумие человека. А пока человек обладает разумом, он должен мобилизовать его на решение глобальных задач и противодействие вызовам. А значит есть шанс.

— Какие соглашения в области разоружения должны быть заключены в первую очередь? Либо пересмотрены, расширены и т. п.?

Старый город Эфес под Измиром. Турция

— Я думаю, наиболее актуальным является соглашение о запрете применения оружия массового поражения (ОМП). Не секрет, что наряду со списком стран, обладающих ядерным оружием, уже имеется и довольно внушительный перечень государств, которые имеют ОМП, но стараются не афишировать сей факт. И, что самое важное, об этом знают все государства, которые пытались сократить географию распространения ОМП.

Есть все основания ожидать, что, если состоится саммит стран — постоянных членов Совбеза ООН, то вопрос о разоружении или, по крайней мере, о неприменении оружия массового поражения станет одним из приоритетных пунктов его повестки.

— Как COVID-19 сказался на зонах боевых действий? Я имею в виду четыре наиболее крупных на сегодня конфликта: в Сирии, Ливии, Афганистане и на Украине? Переломила ли пандемия логику их развития?

— Общеизвестно, что боевые действия в указанных странах активизируются или затихают, только если этого хотят дирижёры. Однозначно, что коронавирус повлиял на происходящее в горячих точках: боевых столкновений там стало меньше. Что будет дальше, зависит от заинтересованных игроков. Прогноз — дело неблагодарное. В том, что ситуация изменится, нет сомнения. Вопрос только, в какую сторону?

— Есть ли вероятность, что участники этих конфликтов поймут, что самая большая ценность — это жизнь, и, наконец, прекратят бойню?

— Шансы всегда есть. Главное, как их использовать.

— Сотрудникам МИДа и диппредставительств нашей страны за рубежом, особенно российского, в последние месяцы пришлось жарко. Сначала понадобилось срочно вывозить наших студентов из Китая, потом ринулись на родину трудовые мигранты. Насколько сложно было всё это организовать?

— Практически с первых дней борьбы с коронавирусом наши дипломаты подключились к возвращению своих граждан в Кыргызстан. Штаб МИДа работал круглосуточно. По предварительным данным, в страну возвращено более 10 тысяч человек. Цифра сама по себе ни о чём не говорит, но за нею стоит кропотливый труд наших дипломатов. Ведь международные авиарейсы отменили, а Кыргызстан, как известно, не имеет собственной авиации. Понадобилось вести трудные и челночные переговоры с представителями стран пребывания, а также третьих государств, которые вместе со своими гражданами могли бы попутно вывезти и наших. Это было весьма сложно на фоне, когда соотечественники, находясь в плену паники и эмоций, требовали сиюминутного решения. Наши дипломаты вышли из ситуации с достоинством, проявляя выдержку и хладнокровие. Работа продолжается, потому что ещё не все граждане вывезены.

Кроме того, не будем забывать, что потребовалось организовать «зелёный коридор» для наших грузоперевозчиков, которых пандемия застигла за рубежом, и они оказались перед закрытыми границами.

Далеко не все знают, что хлынувшие в Кыргызстан или ещё находящиеся в пути транши гуманитарной и технической помощи, а также гранты и льготные кредиты — это тоже результат активного переговорного процесса. Нашему дипломатическому корпусу удалось в кратчайшие сроки реализовать договорённости, достигнутые Президентом страны с зарубежными партнёрами и международными экономическими и финансовыми институтами. Как известно, одними из первых Кыргызстану оказали помощь Россия, КНР, Япония, Корея, Турция, Узбекистан и ряд других дружественных государств. К слову, сотрудники МИДа и подведомственных учреждений тоже перевели свою однодневную зарплату на специальный счёт Министерства финансов КР по противодействию развитию эпидемии.

Так что я могу с полной ответственностью утверждать, что наши дипломаты, несмотря на все трудности, постоянно находились в авангарде борьбы, и они заслуживают такого же уважения, как медики и стоявшие на блокпостах сотрудники силовых структур.

— То, что происходит в мире за последние несколько месяцев, доказывает, что человек никакой не царь природы. Наоборот, она Царица. Земля продолжает вращаться вокруг своей оси, весна идёт своим чередом — к сожалению, в этот раз мимо нас. Человечество не нашло ничего лучшего, как закрыться в своих квартирах, спрятавшись от себе подобных и вожделенно мечтая пройтись по парку, скверу, увидеть, как растёт трава, вдохнуть запах молодых листьев… В чём человек должен изменить своё отношение к природе?

— И слава Богу, что человек не царь природы. Если бы это было так, то неизвестно, что бы ещё он натворил на земле. Хотя он и так уже столько наворотил… Большинство народов Африки голодают, высока смертность среди женщин и детей. Однако богатые страны вообще не тревожит ситуация в бедных государствах, отсюда и исход мигрантов с юга на север.

— Как добиться, чтобы человек изменил своё отношение к природе?

— И опять я заостряю внимание на роли ООН. Именно эта организация в силу своего устава обязана заниматься глобальными мировыми проблемами, в том числе экологическими. Думаю, она должна перезагрузиться и стать таким же сильным инструментом, каким показала себя в период холодной войны. Только путь взаимной договорённости в рамках ООН может принести позитивные результаты.

— Все предыдущие вопросы я задавала вам, как дипломату. А вот интересно: что вы думаете обо всём происходящем как художник? Брались ли за кисть за время вынужденного карантина? Родились ли новые рисунки, наброски?

— Если честно, не до кисти. Пока довлеют мысли дипломата и просто человека. Как и все, больше думаю о родных. Вот прорвёмся из нынешней ситуации, тогда, может, и созреют мысли художника. Кисти лежат на запасном пути. А идеи рисунков, конечно, есть.

— Планируете ли выставляться в этом году?

— Пока не намечаю. Как говорится, война покажет план. Думаю, что «частить» с выставками не всегда правильно. У меня они созревают с учётом ситуации или знаменательной даты.

— Как возвращается к нормальной жизни ваша родная ошская земля? Будет ли в этом году урожай фруктов и овощей?

— Я получил строгое воспитание от своих родителей, а в нашей семье никогда не делили страну на юг и север. Думаю, что это было весьма правильно, за что безмерно благодарен своим родителям. Да, я родился на ошской земле, но вот уже более сорока лет живу в Бишкеке. Так кто я тогда: ошанин или бишкекчанин? Склоняюсь к тому, что фрунзенец.

Я озабочен больше ситуацией в целом по нашей стране. Общеизвестно, что борьба с коронавирусом требует огромных финансовых ресурсов. Трудно сравнивать Кыргызстан с Китаем или Россией. Время после коронавируса будет не менее тяжёлым, а, может, даже более трудным. Поэтому тревожит, как родная страна выйдет из столь сложной ситуации. Станет ли народ добрее или ещё более озлобится. Уверен, об этом думает каждый благоразумный человек.

— Спасибо за то, что нашли возможность поделиться своими мыслями. Как всегда интересными.

— Благодарю вас за возможность озвучить свои мысли. Пользуясь случаем, хочу пожелать вам и вашим близким здоровья и благополучия. Пусть вашу газету всегда сопровождают удача и успех. Как говорил в начале беседы, в целом я оптимист. А значит, несмотря на все трудности, прорвёмся и будем жить.

Кифаят АСКЕРОВА.

В публикации приведены рисунки Батыркана Сыргабаева, созданные в разные годы во время зарубежных командировок.

Фото автора и Нины ГОРШКОВОЙ.

 






Добавить комментарий