Main Menu

Нагоняй… за сбитый «мессер»

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Print this page
Print

Они достойно прошли сквозь пламя войны, проявляя мужество и героизм, их не сломили годы опалённого лихолетья, и только безжалостное время вносит печальные коррективы в их жизни. Кто-то, оставив на земле свой яркий след, уже ушёл в бессмертие святое, кто-то выжил в той кровавой мясорубке, живёт и поныне, являясь примером стойкости и героизма для нынешнего поколения. Это о наших ветеранах. Один из них — Александр Васильевич Павликов, повторивший судьбу многих своих сверстников, вставших на защиту страны от немецко-фашистских захватчиков. Фронтовая юность была и остаётся самой яркой страницей в богатой на знаковые события судьбе старого солдата.

Он родился в Казахстане в 1925 году. Через 7 лет, спасаясь от голода, семья переехала в Киргизию, обосновалась в селе Григорьевка на Иссык-Куле. Отец работал колхозным кузнецом, в Гражданскую командовал отрядом особого назначения по борьбе с контрреволюцией (на фото он слева), в 1941-м, на пятый день войны, ушёл на фронт. Через год пришла очередь и Александра, которому на тот момент исполнилось 17 лет. Воевал на Западном фронте в составе 372-го мотострелкового полка наводчиком противотанкового ружья (ПТР), участвовал в сражении под Москвой. С боями выходил из окружения, освобождал Украину, Белоруссию, Польшу, дошёл до Берлина.

Память ветерана отчётливо сохранила все боевые эпизоды фронтового пути. «Особенно тяжело пришлось в битве за столицу и в белорусских лесах, где против нас командование группы «Центр» бросило несколько крупных формирований власовцев, — вспоминает наш герой. — Отступая, эти нелюди исступлённо цеплялись за каждый клочок земли, жгли всё на своём пути, истязали и убивали мирных жителей, не щадя детей и стариков. В психических атаках гнали их перед собой в качестве щита. В таких ситуациях приходилось идти в рукопашную. Неоценимую помощь в закреплении успеха наступательных операций нам оказывали партизанские соединения под командованием легендарного Сидора Ковпака».

 

В апреле 1944 года армейская газета «Путь к Победе» посвятила Александру Павликову целую полосу под заголовком «Бесстрашный стрелок». А дело было так. В одном из боёв захлебнулась атака нашей пехоты из-за шквального огня, который вели немецкие пулемётчики, находившиеся в хорошо укреплённом дзоте. Оценив обстановку, Александр ползком приблизился к огневой точке на 10-15 метров и со второго выстрела из ПТР поразил её, а в одном из боёв ему удалось сбить летевший на небольшой высоте фашистский самолёт. Правда, вместо благодарности получил за это нагоняй от командира: полк скрытно выдвигался на передовые позиции и не должен был себя обнаружить.

В январе 1944 года под белорусской деревней Щетинино он получил тяжёлые ранения в спину и в ногу. «Не помню, сколько пролежал в снегу без сознания, — рассказывает Александр Васильевич, — меня нашли санитары, обходившие поле боя. И то, только со второго раза. Сначала они приняли меня за мёртвого, но уже на обратном пути услышали мой стон, подобрали и принесли в палаточный медсанбат. Военврач тогда накинулся на них: «Зачем приволокли мертвеца? У нас рук не хватает оперировать раненых, которых ещё можно спасти!» С его лёгкой руки меня стали называть «ледяным солдатом», потому что раздевали с помощью хирургической стамески и молотка, скалывая куски обледеневшего обмундирования. В бессознательном состоянии я не мог назвать свои фамилию и часть, поэтому попал в список неизвестных раненых под №515. Меня погрузили в санитарный поезд, который следовал в Киргизию. Если бы доехал до конечного пункта, встретился бы с матерью, с близкими, увидел родной Иссык-Куль, но судьба распорядилась по-своему. На одной из остановок, недалеко от Минска, осматривавший меня врач вынес вердикт: «Живым не довезём, возвращайте его обратно». Меня хотели забрать женщины из расположенной неподалёку деревни, но начальник поезда не отдал: «Он уже не жилец, забирайте лучше тех, у которых целы руки-ноги и которых ещё можно поставить в строй» Вот так я снова оказался в прифронтовом госпитале».

Неожиданно для самих врачей наш герой быстро пошёл на поправку и вернулся в родную часть к удивлению и радости однополчан. Дело в том, что штабной писарь поспешил внести рядового Александра Павликова в список погибших смертью храбрых, а его семья уже получила похоронку. Но он выжил, форсировал реку Вислу, освобождал Краков и Варшаву. Вместе с местными подпольщиками принимал участие в освобождении узников концлагеря недалеко от столицы Польши. «Кто бы мог подумать, — сетует ветеран, — что сегодня польские власти поднимают руку на памятники советским солдатам, отдавшим свои жизни за освобождение их страны от фашистской чумы. Невозможно подсчитать, сколько наших ребят полегло на польской земле, и трудно осмыслить, за что им уготована такая участь уже в другой жизни».

Потом были Прага и Берлин. Победу встретил у Бранденбургских ворот, отметив её шнапсом, конфискованным у владельца ресторана для офицеров на Гитлерштрассе. Дальнейшая военная судьба забросила нашего героя в город Смоленск, где до мая 1950-го он служил оружейником в авиационном полку. Демобилизовавшись из армии, вернулся на родину. Теперь у Александра Павликова началась новая, только уже мирная стезя, хотя с большой натяжкой её можно назвать таковой. Около 30 лет жизни он отдал службе в кыргызской милиции в качестве сотрудника отдельного дивизиона по охране правительства республики. На этом поприще, как и на войне, проявлял высокую сознательность при исполнении служебного долга, а в нештатных ситуациях — фронтовые закалку и мужество.

1 мая 1980 года он, как обычно, заступил на дежурство по охране режимного объекта, где проживали с семьями первые лица государства. Обходя ночью территорию, заметил в кустах человека в маске, навёл на него пистолет и потребовал выйти с поднятыми руками. Но злоумышленнику удалось выбить из рук милиционера оружие и повалить его на землю. Не растерявшись, старший сержант Александр Павликов применил особый приём с удушением, которому научился на фронте, и обезвредил преступника. Как потом стало известно, это был матёрый вор-рецидивист, находившийся во всесоюзном розыске.

Свой парадный мундир с наградами Александр Васильевич Павликов надевает два раза в год: 9 Мая и в День защитника Отечества, а их у него, словно иконостас в храме: орден Великой Отечественной войны I степени, медали «За боевые заслуги», Жукова, «За освобождение Белоруссии», «За победу над Германией», Почётный знак ветерана ВОВ и другие боевые знаки отличия. Указами президентов Кыргызстана и России награждён юбилейными медалями «75 лет Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» За безупречную службу по охране общественного порядка отмечен ведомственными наградами. Несмотря на преклонный возраст, фронтовик до сих пор не теряет интереса к жизни, внимательно следит за тем, что происходит со страной и в мире, часто встречается с молодыми сотрудниками правоохранительных органов, чтобы донести правду о той войне и рассказать о том, что заставляло их дедов и прадедов стоять насмерть.

Сергей СИДОРОВ.

Фото автора.






Добавить комментарий