Кстати, хотел бы сказать о собрате

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Share on Google+
Google+
Print this page
Print

Все  началось довольно давно, еще тогда, когда мы с Тенти Орокчиевым трудились в одной «конторе». Хотя, конечно же, уничижительный термин «контора» в данном случае совершенно неприемлем, так как речь идет о  таком учреждении, которое всегда было и по сей день остается  обязательной, весомой и беспрерывно функционирующей республиканской  структурой, называемой Кыргызтелерадио.

Тенти работал на радио, в литературной редакции, а я относился к  начальственному звену. Разумеется, мы знали друг друга в лицо по планеркам, летучкам, собраниям и совещаниям, которые были в  те годы неотъемлемой частью творческо-производственного процесса.  Однако мои непосредственные  соприкосновения с Тенти были редкими и непродолжительными. И не только потому, что в штате Гостелерадио в те годы насчитывалось около  полутора тысяч  человек, но главным образом по той причине, что этот радиожурналист досконально знал свое дело и не давал поводов для «разбора полета».
Согласно тематическим планам, он готовил для эфира добротные  передачи, и коллеги  без всяких колебаний зачислили его в список надежных профессионалов. Что же касается начальства, то оно, как известно, всегда  довольно, если подопечные не доставляют ему особых проблем и досадных хлопот.
И тем не менее, несмотря на вполне понятную служебную дистанцию и различие обязанностей, личность журналиста Орокчиева  то и дело  и без особых причин часто возникала в моем сознании.
Казалось бы, что особенного? Ну есть журналист, ну готовит он актуальные передачи, ну получают они и от слушателей, и от коллег положительные отзывы… Да мало ли таких в коллективе! А вот поди ж ты!
Было что-то такое, что каким-то образом предопределяло его «вычленение» из десятков других сотрудников. Это «что-то» пребывало во мне  так расплывчато и неуловимо, что определить его мысленно было невозможно. Однако я точно знал, что оно действительно  было.
И тут невольно вспомнишь о госпоже Интуиции, о ее участии в нашей  жизни, загадочности и неизученности.
Уже потом, гораздо позднее, когда появился некий «воздух» в водовороте нескончаемых дел, я побывал на творческом подворье Орокчиева. Вот  тут и раскрылась передо мной во всей своей реальности, определенности и цельности впечатляющая панорама всего, что было сделано Тенти за многие годы реализации своего творческого потенциала.
Должен подчеркнуть замечательную особенность  Тенти Орокчиева как журналиста. По моему заключению, она состоит в том, что,  приступая к работе над материалом для эфира или  периодического издания, Тенти в большинстве случаев обеспокоен тем,  какой жизнеспособностью будет обладать его статья или радиозапись,  будет ли его материал представлять интерес также и для грядущих поколений. Именно этот критерий является определяющим в работе Орокчиева. Вот  такой прицел, такой ракурс и такая высота поставленной планки. И разве  не каждый журналист, писатель, художник, считающий себя таковым  и претендующий на фундаментальность, призван и должен денно и нощно стремиться  к этому? Именно это даст ему право на безвизовый допуск  в страну будущего и долгое пребывание в ней.
Тенти Орокчиев  всеми своими корнями врос в художественную среду  Кыргызстана. Он тут, как говорят, свой в доску, прекрасно знает и корифеев, и нынешних успешно действующих лиц.
… В моих  руках брошюра, подготовленная Библиографическим отделом Национальной библиотеки. Она посвящена журналисту и поэту, нашему  имениннику Тенти Орокчиеву. Без пространных общих рассуждений и ставших теперь модными хвалебных словоизвержений составитель Э.  Сманова под зорким оком  доктора филологических наук, профессора Ж. К. Бакашовой сообщает только самые необходимые сведения — год выхода в свет той или иной работы,  наименование печатного органа, объем материала и о ком или о чем он рассказывает. Приводится также перечень выпущенных книг Т. Орокчиева,  его переводов, бесед с известными кыргызстанцами по радио в Кыргызско-Турецком университете «Манас»…
Явные успехи  моего стародавнего сослуживца, его неувядающая  творческая энергия глубоко обрадовали. Однако поразили меня и  заставили сразу же  взяться за написание этой статьи другие сведения. Теперь и я  прошу вас, дорогой читатель, как говорят, держаться за стул.
Смотрите. За 29 лет работы в Гостелерадио Тенти Орокчиев, кроме  повседневных, что называется, рядовых материалов, провел более трехсот  радиобесед. Причем рядом с ним перед его микрофоном находились выдающиеся кыргызстанцы, подлинные представители и  немеркнущая гордость  народа и страны — Аалы Токомбаев, Тугельбай Сыдыкбеков, Чингиз Айтматов, Суйменкул Чокморов, Саякбай Каралаев, ученые-академики, внесшие реальный, весомый  вклад  в становление и развитие современных направлений в науке и прогресс  республики.
Теперь, когда названных выше светочей давно уже нет с нами, все,  что так или иначе связано с их деятельностью, приобретает особую ценность, и с течением времени она будет все более возрастать. И в этом  отношении записи Тенти Орокчиева, скажу без преувеличения, приобретают статус общенационального достояния.
Дело в том, что при условии разумного использования живых записей, звучащих действительно без посредников и интерпретаторов, открываются  новые возможности для приближения потребителей духовных ценностей  к процессу их создания. Понятно, что такое приобщение будет неизбежно сопровождаться стимулированием роста культуры в обществе, выбором и закреплением достойных ориентиров.
Есть и другой, еще более основательный  потребитель столь содержательных  звукозаписей. Я убежден, что уже в недалеком будущем  произойдет существенное  изменение в подходах к написанию учебников и  вообще книг по истории. Сейчас они излагают материал недопустимо сухо. На всех страницах владычествует официальный тон, продолжается тенденция  оттеснения материалов, предназначенных «не для печати». Что же касается  чувств и эмоций, сопровождающих нашу жизнь с утра до вечера, то они не допускаются даже на порог исторических исследований. Давно стучится в  дверь необходимость использования в книгах по истории звуковых и изобразительных страниц. Надо ли говорить, насколько возрастут притягательная сила таких изданий и доверие к их содержанию.
В Государственном архиве и Золотом фонде Кыргызтелерадио хранится  255 радиозаписей с умудренными сооте-чественниками. Уже сейчас молодые журналисты, используя фрагменты этих бесед, приходят в восхищение. Эти непроизвольные беседы, организованные по собственной инициативе Тенти Орокчиевым, проводились вне редакционных планов и были зачастую очень продолжительными. Так, с  Суйменкулом Чокморовым Тенти разговаривал 3 часа, с Аалы Токомбаевым — 4 часа,  с Саякбаем Каралаевым — 12 часов, а с Тугельбаем Сыдыкбековым в общей сложности — 25 часов. И разве это не богатство. Не источник и не  подспорье для нынешних и будущих исследователей современной действительности. Всем историкам, писателям, драматургам, журналистам и всем тем, кто стремится получше узнать дела минувших дней и то, чем  были озабочены наши предшественники,  известна истина, что настоящее  проистекает из прошлого. А еще в XVIII веке Патрик Генри сказал: «Я  не знаю иного способа судить о будущем, кроме как по прошлому».
Я полагаю, что тот, кто сегодня, или тот, кто через 50 или 100 лет  прислушается к голосу кого-либо из блестящей когорты наших соотечественников-мыслителей, непременно низко поклонится Тенти Орокчиеву в знак  сердечной благодарности за редкое понимание своего призвания и за достойное исполнение своего профессионального и гражданского долга.
Что касается меня, то, будь моя воля, я сначала бы учредил звание «Народный историк», а потом в числе первых присвоил бы его нашему  журналисту за вклад в пробуждение общественной памяти и повсеместное  использование ее созидательного потенциала.
И опять же говорю об этом не для красного словца или желания соригинальничать. Процесс работы над статьей подтолкнул меня к серьезным  размышлениям и выводам.
Стала прямо-таки физически ощущаться необходимость государственной стратегии и разработки комплекса мер по коренному совершенствованию всего дела фиксации и сохранения в истории всего самого значимого и характерного для народа и времени. Надо, конечно же, присмотреться  к деятельности архивов всех уровней, процессу подготовки учебников по  истории, объективности их авторов, надо изыскать и внедрить в практику  эффективные методы и способы повышения интереса соотечественников  к нашему прошлому.
В условиях функционирования множества частных изданий, радио- и телевизионных компаний в деле отбора и сохранения для истории материалов, содержащих ценные свидетельства нашей действительности, царит полная неразбериха. Необходимо оказать наконец реальную поддержку ОТРК в обеспечении нового уровня функционирования Золотого фонда, в частности, активизации работы по переводу имеющихся ценных записей на долговременные носители, налаживанию четкой системы в отборе,  хранении и использовании сторонними потребителями находящихся в фонде  радио- и телепередач…
Как видим, проблем и дел — невпроворот. И все они, вернее, их практическое решение, отвечают Указу Президента Алмазбека Атамбаева от 28 января  «Об объявлении 2012 года Годом семьи, мира, согласия и взаимного прощения». В нем со всей определенностью ставится задача углубления,  изучения и популяризации Истории. Позиция государства обнародована, и остается только провозгласить: «За работу, соотечественники!». Ибо история  не терпит долгой праздности и явного невнимания к себе.

Аркадий БИТЮКОВ,
ветеран  журналистики, заслуженный  деятель культуры республики.

Добавить комментарий