Main Menu

История одного снимка, выросшая в репортаж о музее

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Print this page
Print

Снимок, о котором речь, принесла в редакцию верный друг нашей газеты — заслуженный работник культуры, отличник образования Калбюбю Сагындыковна Менсеитова, на протяжении многих лет кропотливо собирающая историю участия кыргызстанцев в Великой Отечественной войне.

19 лет назад она создала в Чон-Арыке, где живёт, уникальный музей истории трёх сёл — Чон-Арыка, Ортосая и Киргизии, которые сегодня являются частью Бишкека, относясь к его Ленинскому району.

Внешне непримечательное здание музея — длинная одноэтажная коробка — само является исторической достопримечательностью. Его построили в 1932 году интергельповцы. Первоначально здесь располагалась казарма. Примерно в 1935 году помещение приспособили под контору экспериментальной фермы Киргизского НИИ животноводства и ветеринарии, и в течение трёх десятков лет — целая эпоха! — она находилась там. Наверняка дощатый настил полов здания помнит и звук шагов Чингиза Айтматова, который после окончания сельхозинститута работал на экспериментальной ферме старшим зоотехником. Когда конторе построили новое здание, в «коробку» въехало Строительно-монтажное управление Хозуправления Совмина, там же находилась его библиотека. В дальнейшем их сменил филиал Фрунзенской трикотажной фабрики, а потом в течение полутора десятка лет помещение пустовало. Калбюбю эже вспоминает, что когда ей отдали его под музей, двери не было, на полу повсюду валялись новые носки, а с потолка падали блохи. Благодаря спонсорам, здание отремонтировали, и теперь в пяти комнатках находится музей. Сегодня его коллекции может позавидовать Национальный исторический музей, для которого когда-то отгрохали дворец. Крошечное помещение чон-арыкского музея буквально напичкано экспонатами. Честно говоря, когда минувшей зимой я впервые переступила его порог, мне его содержание рассказало гораздо больше, чем выставочные стенды главного музея страны, который никак не откроется после скандальной реконструкции.

В «царстве Калбюбю эже» (для себя я назвала его так, потому что там каждый экспонат — часть её души) экспозиция выходит далеко за рамки истории трёх сёл и даже чуйского края и Кыргызстана. Там встаёт история большой Страны Советов, как когда-то называли СССР. Многие предметы — просто уникальная находка, которая может многое рассказать учёным-историкам, а для мальчишек и девчонок — стать открытой дверью в увлекательное познавательное путешествие в предалёкое прошлое. Например, настоящее боевое оружие кыргызского воина — дубина чоч-мор с набалдашником в форме человеческой головы. Когда-то ею лихо размахивали, отражая набеги врагов на кочевья. Всамделишные конские сёдла разных эпох из кожи и дерева, дающие представление, как совершенствовали своё мастерство ремесленники… Утварь здешних поселенцев первой половины прошлого века, посуда, которой пользовались строители Большого Чуйского канала, деревянная доска — прапрабабушка нынешнего утюга… Очень много экспонатов, связанных с Великой Отечественной войной. И тоже все настоящие: офицерский планшет, гимнастёрка, фуражка, карточки, по которым в войну получали хлеб, сахар и другие продукты, фронтовая настольная лампа, изготовленная из артиллерийского снаряда…

У каждого предмета своя история приобретения. Многие из них Калбюбю эже собрала по дворам, многие предметы принесли местные жители, зная, что Калбюбю эже сохранит их и даст вторую жизнь уже в качестве источника информации для новых поколений. История некоторых просто загадочна. Например, в прошлом году, как-то придя на работу, Калбюбю эже обнаружила у дверей музея старинный глиняный кувшин. Чоч-мор передал житель Чон-Арыка Кадыр Жумалиев, который преподавал в школе историю, а выйдя на пенсию, работал в селе старостой. Дубина перешла к нему по наследству от родичей. Гимнастёрку и каску принёс житель села Киргизия Дмитрий Филлипович Корчагин — он в них воевал на фронте. Интересно, что нынешней зимой ребята одной из школ попросили эти вещи и выступали в них в композиции, посвящённой Великой Отечественной войне. Один из зрителей рассказывал, какой потрясающей силы убеждения получилась композиция.

Бюст Феликса Дзержинского принесли сотрудники «Тазалыка», найдя среди выброшенных на мусорку вещей. Огромный цветной портрет Сталина, написанный художником, когда-то украшал кабинет военкома Тогуз-Тороуского района Турсуналы Тукенбаева, родственника Калбюбю эже. Сам участник Великой Отечественной войны, Турсуналы Тукенбаев был награждён медалью Жукова. Маршал Жуков упоминал его в своих мемуарах. Военком очень уважал Сталина и поэтому, когда перешёл на работу в милицию в родном Джумгальском районе, портрет генералиссимуса забрал с собой. Он повесил его у себя дома в селе Чаек. После смерти Турсуналы его вдова передала картину в краеведческий музей в селе Чаек. Но, побывав однажды в чон-арыкском музее, она решила подарить портрет ему. Калбюбю эже рассказывает, что чаекские коллеги едва не плакали, расставаясь с реликвией.

Часть предметов в коллекции куплена Калбюбю эже на собственные деньги. Например, старинный роскошный телефон, который обращает на себя внимание, как только входишь в музей. Она увидела его на барахолке и не устояла, несмотря на цену — 1 тысяча сомов. На барахолке же приобрела за 200 сомов эмалированную кружку из тех, которые выпускались в военные и первые послевоенные годы.

Снимок, который мы сегодня представляем читателям, публикуется впервые. Его когда-то принёс в музей кто-то из местных жителей. Единственное, что известно о людях, запечатлённых на фото, это бойцы-кыргызстанцы на Кавказском фронте в 1942 году. Они очень разные, даже судя по тому, как смотрят в камеру фронтового фотографа. Кто-то очень серьёзен и сосредоточен, другой — с лёгкой улыбкой, третий — задумавшись, четвёртый — с надеждой… Разные, но спаянные одной судьбой. Им выпало защищать Родину — далёкие от фронта айылы, в которых остались ждать матери, сёстры, жёны, дети… Никто из них не предполагал, что останется в вечности. Мы публикуем его специально: вглядитесь в лица, может, кто-то узнает родного человека.

Неутомимая Калбюбю эже планировала провести нынешней весной много мероприятий, посвящённых 75-летию Победы. Благо в её музее можно черпать и черпать информацию на тему войны. Хорошо, что в школах это стали понимать и всё чаще обращаются к материалам музея как источнику. Однако коронавирус подчинил весну своим правилам, заставив почти на два месяца повесить замок на двери музея. Какими же долгими оказались для Калбюбю эже эти месяцы! Особенно, когда на дворе бушевал месяц Победы — май. Однако она не отменила планов. Просто передвинула их сроки. Сейчас готовит экспозицию «Вещи войны», в которой будут выставлены те самые гимнастёрка и каска, в которых поднимался в атаку Дмитрий Корчагин, офицерский планшет, солдатские письма-треугольники, патефон, из которого звучал голос Марка Бернеса — помните: «Тёмная ночь, только пули свистят по степи…»

Зайдя на днях в редакцию, чтобы предложить журналистам тему очередного материала на тему войны, Калбюбю эже поделилась своей мечтой: «Вот бы найти настоящий фронтовой портсигар для коллекции музея…» Фронтовые портсигары иногда становились шедеврами окопного творчества. На них гравировали дату начала войны, названия фронтов, изображение пятиконечной звезды, дарственную надпись…

Есть ещё одна идея, которую вынашивает Калбюбю эже, — создать стенд, посвящённый плакатам Великой Отечественной войны… Тема интересная, малоизученная. Почти никто из нынешнего поколения молодёжи не знает, какое огромное значение придавалось СССР плакатной агитации в условиях, когда требовалось поднять всю страну на битву с жестоким и сильным врагом. «Родина-мать зовёт!», «Всё для фронта, всё для Победы!», «Отстоим Москву!», «Победа будет за нами!» — это названия плакатов, наиболее известных только нам, представителям поколения 1970-х годов, росшим на фильмах о войне. Калбюбю эже хранит коллекцию номеров «Военно-исторического журнала», издаваемого Москвой с 1939 года. В своё время их выписывал Бишкекский городской совет ветеранов войны, Вооружённых сил и тружеников тыла. Председатель совета Герой Советского Союза Даир Асанович Асанов передал журналы в дар чон-арыкскому музею. Так вот, на страницах этого издания опубликовано немало снимков плакатов, созданных в годы Великой Отечественной войны. Над ними работали талантливейшие художники, в том числе Кукрыниксы, Ираклий Тоидзе, Виктор Корецкий…

Есть также задумка подготовить выставку советских открыток и конвертов, посвящённых Дню Победы. Как профессиональный историк и опытный музейный работник, Калбюбю эже знает, что нельзя считать неважной ни одну бумажку. Придёт время, и она скажет своё слово. Так у неё накопилась целая коллекция открыток, присланных фрунзенским фронтовикам их родственниками из Москвы и других городов, а также писем с приглашениями принять участие в митинге-реквиеме.

Чон-Арык расположен в красивейшем месте — у самого подножия гор. Из окон музея открывается великолепный вид на гору, с которой, по преданию, Байтик Баатыр наблюдал за окрестностями, чтобы не упустить приближения врага. Поэтому кыргызы называют её Байтиктин Боз-Болтоку (дословно: серая возвышенность Байтика). Но зимой в музее жутко холодно, и даже этот вид на горы не радует глаз. Дело в том, что здание выстроено из шлакобетона. Это обнаружилось при ремонте, когда кувалдой с трудом разбивали стену. Интергельповцы строили ускоренно и из доступного материала. Вероятно, предполагалось, что постройка временная, потому что у неё даже фундамента нет. Никто, наверное, и подумать не мог, что здание будет использоваться и через сто лет. Как отапливалась казарма и контора экспериментальной фермы НИИ животноводства и ветеринарии, неизвестно. Сейчас в помещение подведено электрическое отопление, но всего лишь однофазное. Для пяти комнат из шлакобетона это просто ничто. Я сама убедилась, когда в феврале переступила порог музея. Только человек с таким стойким характером, как Калбюбю эже, и может выдержать работу в условиях этого пробирающего насквозь холода.

Честно говоря, чон-арыкский музей давно уже перерос рамки сельского, о чём я писала в начале материала. Его коллекция не помещается ни на стенах, ни в шкафах, ни на полу. Очень жаль, что из-за этого многое остаётся не увиденным посетителями. Такой музей, если отвести соответствующее его содержимому богатству здание, составил бы честь не только Ленинскому району, но и столице. Мы всё время говорим о необходимости привлечь иностранных туристов. Дали бы музею развернуться со всей его коллекцией, увидели бы, как повалили бы туда иностранцы, которым интересны в первую очередь история и быт края.

Очень советую руководителю Ленинского района столицы Токтосуну Султанову и мэру Азизу Суракматову однажды заехать в «царство Калбюбю эже». Лучше сейчас, не откладывая на потом. А если не примут правильного решения, то обязательно ещё и зимой, чтобы самим почувствовать температуру в символически отапливаемом шлакобетонном здании.

Ну, вот пока и всё про музей. А теперь — внимание на размещённую здесь фотографию бойцов-кыргызстанцев на Кавказском фронте. Очень надеемся, что откликнутся родственники.

Кифаят АСКЕРОВА.

В публикации использованы снимки известных и малоизвестных плакатов из коллекции номеров «Военно-исторического журнала» музея, а также фото И. КОВШОВОЙ.






Добавить комментарий