Main Menu

«Выйду я в селе за околицу день счастливый свой провожать»,

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Print this page
Print

В рубрике «Творчество» у нас сегодня представлены произведения двух авторов. Валерий Жданович печатается в «СК» впервые. Поэзия пришла в его жизнь в достаточно сложной жизненной ситуации. Сначала написание стихов было для него как возможность выхода эмоций, переживаний, а со временем превратилось в необходимость заниматься творчеством постоянно. И так уж устроен каждый пишущий человек — очень хочется ему поделиться с читателем тем, что создаётся в творческих муках. Виктор Бондарев — давний автор рубрики. У него тоже накопилось немало стихов. Темы, волнующие его, самые различные, и даже коронавирус не помеха для музы, а возможность рифмой поразмышлять о пандемии.

Валерий ЖДАНОВИЧ

С судьбой своею я на «ты»,
Ей руку часто подаю.
Но не дарю я ей цветы,
Себя всего ей отдаю.
Она ж со мной играет в прятки,
И недосказанность в словах.
И где найти на всё разгадки?
Не знает Бог и ни Аллах.

***
Слышу в церкви сегодня звонницу,
Вижу солнца алый закат.
Выйду я в селе за околицу
День счастливый свой провожать.
По извилистым сереньким улочкам
Будет солнце вдаль уходить.
И по крышам и переулочкам
Счастье дня с собой уносить.

***
Земная жизнь — мгновенье,
Другая — без конца.
Скажу без сожаления:
«Ты не теряй лица».
Подлость не прощается
Во все, во все века.
Она запоминается
На долгие года.

***
Ты пришла ко мне во сне,
Рядом ты присела.
Это было при луне,
Что-то ты хотела.
Свечи я зажёг тебе,
Ждал твоих признаний.
Я прижал тебя к себе,
Затаив дыханье.
По лицу провёл рукой
Очень, очень тихо.
»Милый, нежный, дорогой»,
Я услышал эхом.
Тело белое твоё
На уютном ложе.
Неужели ты моя?
Что же делать? Что же?
Сон прогнать скорей хочу,
Чтоб увидеть ясно,
Но проснуться не могу,
Всё и так прекрасно.

***
Белым-белым снегом
Вся земля покрыта.
Будто белым пледом
Вновь она укрыта.
Плед возьму я в руки
И стряхну весь снег.
Словно на поруки
Взял я белый цвет.
Будет снег кружиться
И летать весь день,
По земле ложиться,
Словно чья-то тень.
Тень стряхну рукою
С чистой я земли,
Чтобы не испачкать
Белый плед любви.

***
Устал я ждать тебя, любовь,
Устал который год мечтать.
Путь повторяя этот вновь,
Стараясь тропки отыскать,
Хочу рыдать, хочу я плакать,
Хочу страдать, опять любить.
Хочу по каплям кровью капать,
Хочу тебя я не забыть.
Хочу себя тебе отдать,
Хочу, чтоб ты меня любила.
Хочу я больше не мечтать,
Хочу, чтоб это было, было.

Ваш поцелуй

Ваш поцелуй, подаренный сегодня,
Слегка мне сердце растопил.
О нём мечтал всегда ночами,
И вот его я получил.
Запомню я надолго миг,
Когда ко мне Вы подошли.
Чуть не сорвался было в крик,
Но повезло, Вы отошли.
Нет, я хотел, чтоб Вы остались
Стоять ещё возле меня.
Чтоб поцелуй свой задержали,
Но это лишь мечта моя.

Моя деревня

Ты рушник положила на руки,
Хлебом с солью встречаешь меня.
Испытала ты многие муки,
Дорогая деревня моя.

Загоняли тебя в колхозы,
Не давали тебе вздохнуть.
Если б я, дорогая, мог бы
Твою «спину» помочь разогнуть.

Ты рассветам не так была рада,
Как закатам и тёплой ночи.
Иногда лишь себе позволяла
Говорить тогда: «Отдохни».

И земля твоя отдыхала,
Отдыхали и люди твои.
И метель тебе песнь напевала,
А снежинки кричат: «Отдохни».

А весною ты вновь просыпалась,
Отдавая все силы земли.
И с утра до рассвета пахала,
Чтоб хлеба уродиться могли.

Моя родная земля

По сибирским морозам скучаю,
Мне б сугробы увидеть опять.
Но, я дальше на юг уезжаю,
Не видать мне Сибирь, не видать.

Как бы в крае в том оказаться,
Где тайга, сплошная тайга!
Я от юга хотел оторваться,
Притянул он меня навсегда.

Здесь красу неземную увидел,
И где ночь, как девичья коса.
Здесь кыргызские песни услышал,
Устремляющиеся вверх, в небеса.

А ветра! Быстрокрылые кони,
Не догонишь ты их никогда.
Хорошо, что я вовремя понял,
Как нужна мне эта земля!

По сибирским морозам скучал,
Когда были в душе холода.
Но тогда совсем я не знал,
Что останусь здесь навсегда.

Не оставить мне быстрые реки,
Что рождаются где-то в горах.
Вдруг закрою когда-нибудь веки,
Похоронят пусть здесь, на холмах.

Появилось желание писать,
Лишь на этой кыргызской земле.
О Сибири не буду мечтать.
Нет красивее края нигде!

 

Виктор БОНДАРЕВ

Годы-кони

Ну, куда ж вы несётесь так быстро,
Годы-кони?
Ведь я уже стар.
Хоть в душе ещё теплятся искры,
Только в теле не вспыхнет пожар.
Как бывало в года молодые,
Вы неслись удалые в аллюр.
Я поддерживал скачки лихие
И кричал вам, родные: «Бонжур!»

В этих гонках, мои дорогие,
Вы промчались 76
Лет, которые стали другими,
Этот факт вы должны бы учесть.
Что иссякла в душе моя резвость,
В теле спазмы, щемящая боль.
Проявите, залётные, трезвость.
Не разжечь искрам в теле огонь,
Если шагом идти вам занудно,
Перейдите хотя бы на рысь.
Рысью тоже трястись будет трудно,
Всё ж не то, что аллюром надысь.

Родня

Стала такая далёкая нынче
                             большая родня.
Плачет душа одинокая в день
                             поминанья моя.
Всем говорю поимённо я на
                     родительский день
Скорбно, коленопреклонённо
             перед иконой, как тень:
«Все ли вы там вокруг мамы?
Как на погосте у нас?
Не беспокоят вас срамы наши земные
                                                             сейчас?
Боже, дай упокоения душам усопшей
                                                              родне!
Не допусти наважденья в дни
                                         испытания мне».
Я не завидую мёртвым, хоть очень
                                            тяжко сейчас
Мне при деянии чёрном вируса
                                              смерти у нас.
Из-за него на погост вас помянуть
                                                    не пришли.
Мы из-за этой коросты все в заточенье
                                                                  пошли.
Вы уж простите, родные,
                               что не возложим цветы.
Переживём непростые дни,
                                        восстановим мосты.

Коронавирус

Кто всем неведомый нам вирус:
армагеддон или гонец?
Поставил всем землянам «минус»,
чтоб мы встряхнулись, наконец.
И не тянули одеяло,
кто посильнее, на себя.
Оно коротенькое стало,
под ним спастись уже нельзя.
Чтобы под страхом всех сплотила
народа общая беда.
Тогда б она нас пощадила,
покинув землю навсегда.
А коли будем бесшабашны,
надеясь только на себя,
То потрясенья будут страшны,
И погрузится в мрак земля.
Конечно, Бог нас не оставит,
спасёт заблудших, как всегда,
Но новых нам мозгов не вправит,
чтоб не забыли никогда,
Что только вместе мы сумеем
коронавирус победить.
Немалый опыт ведь умеем,
как пандемию сокрушить.

УМСХ

(училище механизации сельского хозяйства)

В конце годов пятидесятых
я поступил в УМСХ.
С надеждой помыслов прекрасных,
блестящих, словно лемеха.
Ведь позади у нас осталась
такая страшная война.
Она на всех нас отыгралась,
был каждый третий без отца.
А тут и харч, и одежонка
по тем годинам неплоха.
И общежитье-распашонка,
чтоб не случилося греха.
В одной механики-мальчишки,
в другой — девчонки-токаря.
А посредине педагоги
и дел техничных мастера.
В конце двора учебный корпус,
а чуть левее — пищеблок.
На пустыре спортивный комплекс,
как на опушке теремок.
Через дорогу мастерские,
где раньше было МТС.
В них брали навыки мужские,
те от которых есть прогресс.
Что вскоре очень пригодилось,
нам молодым на Целине.
Когда за хлеб целинный бились,
как наши бати, на войне.
Я благодарен и поныне тебе,
моё УМСХ,
Что научил идти по жизни
своим трудом и без греха.

Сиреневая цветь

Кому из нас не хочется от всей
                                                    души запеть,
Когда вокруг полощется
                                              сиреневая цветь.
Когда в саду и вишенки, и яблоньки
                                                               в цвету.
Да разве ж можно не воспеть
                                                такую красоту!
Не задерживайся, радуйся
                                            и, не стыдяся, пой.
На голос свой не жалуйся неважный,
                                                       с хрипотцой.
Ведь ты не курский соловей, чтобы
                                                    пленять собой.
А тяга петь в душе твоей от красоты
                                                                    земной,
Которая нас радует лишь раннею весной.
Всех без разбору жалует своею красотой.
И бабочку прелестную, и птичек, и зверей,
И наши души грешные всей милостью
                                                                        своей.
Одно нас только мучает, что отцветёт
                                                                      сирень,
От радости, что буйствует,
                                       останется лишь тень.
А мы хотим, чтобы сиреневая цветь
Цвела до смерти, как сейчас,
                                         и всё б хотелось петь.

Любовь

Любовь не только лишь обитель
надежд, печали и отрад.
Она ещё души целитель,
Тайник блаженства и наград.
Она не может быть постылой,
Безликой, скудной и пустой.
Она должна быть только милой,
Открытой, чистой и простой.
Она воспитывает нежность
И наполняет жизнь красой,
И убивает безнадёжность.
В ней разум, жизнь и покой.
Она все наши чувства будит.
Волнует в наших жилах кровь,
Таланты спящие разбудит
и защитит и глаз, и бровь.
Над нею время лет не властно.
Влюбившись, можно лишь понять,
Что родились мы не напрасно,
И смерть не страшно с ней принять.
Она всегда для нас загадка,
Как даль, в которой не бывал.
Она волшебная, как сказка,
С которой в детстве засыпал.






Добавить комментарий