Main Menu

Пандемия и миграция

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Print this page
Print

Пандемия заставила нас если не пересмотреть, то вспомнить о важности очень простых истин. Например, что государство не должно экономить на системе общественного здравоохранения. Или что трудовая миграция хоть и позволяет бороться с безработицей внутри страны, но не решает самой проблемы.

О том, как пандемия коронавируса повлияет на трудовую миграцию и на экономику стран Центральной Азии, говорили эксперты международных организаций во время онлайн-конференции «Миграция и COVID».

Уязвимы и не защищены

Участники обсуждения отметили, что проблема трудовой миграции актуальна для стран нашего региона. У каждого государства есть своя статистика, сколько граждан выехало на заработки, но она не всегда отражает реальной картины. Закрытие границ, приостановление деятельности всех видов бизнеса привело к тому, что гастарбайтеры потеряли работу и теперь не могут отправлять деньги домой. Согласно расчётам Всемирного банка, в этом году из-за пандемии денежные переводы по всему миру сократятся на $109 миллиардов, это нанесёт ущерб 800 миллионам людей. Если говорить о странах ЦА, то в этой ситуации наиболее уязвимыми являются Таджикистан и Кыргызстан. В экономиках наших стран 29% и 28% от ВВП приходятся на денежные переводы граждан, трудящихся за границей. ВБ оценивает, что в этом году переводы в государства региона сократятся на 28% из-за последствий пандемии и снижения цен на нефть. По предварительным данным, ВВП Кыргызстана и Таджикистана сократятся примерно на 8%.

Но каково положение людей на данный момент? Международная организация по миграции (МОМ) заказала российским учёным исследование по влиянию COVID-19 в негативной экономической ситуации на миграционные тренды и денежные переводы в страны Центральной Азии. Один из авторов этой работы Сергей Рязанцев, чл.-корр. РАН, доктор экономических наук кратко ознакомил участников обсуждения с результатами исследования. Он отметил, что Россия выбрана для мониторинга из-за того, что большое число выходцев из нашего региона трудятся в этой стране.

Говоря о данных исследования, С. Рязанцев пояснил, что кыргызстанцы в основном сосредоточены в восточной части государства, узбеки по территории рассредоточены равномерно, концентрируясь в крупных городах. Граждане Таджикистана в основном трудятся в сибирских регионах и больших мегаполисах Москве и Петербурге. Казахстанцы работают в близких к родине регионах России.

По данным Росстата, мигранты заняты в строительстве, торговле, сельском и домашнем хозяйстве. Закрытие в связи с пандемией кафе, ресторанов, рынков, предприятий привело к массовым увольнениям работников, и их в том числе. Авторы исследования в апреле этого года провели социологический опрос в Москве посредством анкет. Опросники раздавали через НПО, профсоюзы, созданные мигрантами, разместили их в соцсетях. После обработки и процедуры очистки данных, получили 671 анкету. По словам Рязанцева, получилось так, что большинство ответивших оказались гражданами Таджикистана, но учёные посчитали, что люди любой страны из ЦА столкнулись в пандемию в России с такими же проблемами.

Средний возраст респондентов чуть больше 36 лет. Среди ключевых трудностей отвечавшие указывали на потерю работы — 45% опрошенных, невозможность платить за квартиру — 64%, отсутствие средств на еду — 43%.

Ещё один участник исследования Марина Храмова — доцент кафедры демографической и миграционной политики МГИМО МИДа России, рассказала, что данные, полученные в аналитическом документе, касались и рисков заражения COVID среди мигрантов. Около 30% опрошенных отвечали, что проживают в помещениях с 5 и более соседями. Это создаёт высокую возможность заболеть коронавирусом. Лишь немногие могут снимать отдельное жильё, в основном это семьи. Небольшая часть респондентов указывала, что в период пандемии получала помощь от посольств, своих соотечественников, от неправительственных организаций, но большинство опрошенных ответили, что никакой поддержки не получали за время пандемии.

И всё же, несмотря на все трудности, основная часть опрошенных ответила, что хочет остаться в России. Аналитики это связывают с тем, что люди сознают: вернувшись на родину, они столкнутся с теми же проблемами и, прежде всего, с безработицей и невозможностью кормить семьи. Вторая причина связана с тем, что часть мигрантов надеется найти новую работу в России. И это уже происходит: стройки и другие объекты последнее время стали открываться, и работодатели заинтересованы в привлечении рабочей силы.

Исследователи дали свои рекомендации, как улучшить в данное время ситуацию в сфере трудовой миграции. Они считают, что было ошибкой на международном уровне заявлять о соблюдении социального дистанцирования во время пандемии, необходимо говорить о физической дистанции, чтобы не заразиться коронавирусом. Социальная дистанция носит дискриминационный характер.

Международные организации быстрее включились для оказания помощи гастарбайтерам, потом подключились НКО, диаспоры и посольства. Но люди до сих пор испытывают необходимость в материальной помощи.

Самой действенной мерой стало бы временное локальное открытие границ, чтобы трудовые мигранты могли без проволочек вернуться на родину. Но это можно решить на межгосударственном и международном уровнях.

Рекомендации есть и для Красного Креста и других международных организаций системы ООН. Они могли бы организовать мониторинг здоровья как среди трудовых мигрантов, так и среди студентов, обучающихся за границей.

Среди предложений — создание временного бесплатного проживания в хостелах и пустующих домах отдыха для иностранных рабочих, потерявших работу. Неплохо было бы, чтобы банки снизили проценты за международный перевод денег.

Среди действенных мер, принятых руководством России, отмечено продление статуса мигранта без оплаты госпошлины. А также распространение информации об открывающихся рабочих местах в других секторах экономики: например, доставка товаров, клининговые услуги, сельхозработы. Это позволило снизить число безработных среди гастарбайтеров. Отмечена хорошая работа в этом направлении посольства Кыргызстана в России.

Трудная дорога домой

Обрисовав положение мигрантов в стране пребывания, эксперты обратили внимание журналистов на другую проблему. Это трудности возвращения домой. Количество наёмных рабочих, желающих приехать домой, превышает пропускные способности границ при пандемии. Посольства пытаются вывозить своих граждан самолётами, но этого недостаточно.

— Одним рейсом можно перевезти максимум 600 человек. А согласно проведённым опросам, только 100 тысяч мигрантов из Узбекистана изъявили желание уехать из России в период COVID на родину. Поэтому авиасообщениями не решить проблему возвращения за короткие сроки, — рассказала Нодира Саидкаримова, страновой координатор проекта ЮСАИД по безопасной миграции в Центральной Азии.

Это привело к скоплению большого количеств граждан стран ЦА на границе России и Казахстана, а также на границе Казахстана и Узбекистана. При этом Казахстан оказался транзитной страной, так как через его территорию едут узбекистанцы, таджикистанцы и кыргызстанцы. Большое число мигрантов на контрольно-пропускных пунктах объясняется тем, что каждый раз прибывающие в страну помещаются в карантинные зоны на 14 дней. Ограниченность мест в таких зонах не позволяет пропускать большое число людей. Из-за этого на границах создают целые лагеря, где гастарбайтеры в ожидании возможности оказаться в кругу семьи живут чуть ли не под открытым небом.

Директор ОО «Сана Сезим» Шахноза Хасанова из Шымкента рассказала о том, что происходит на границе Казахстана и Узбекистана на пропускном пункте «Жибек Жолы». Здесь наблюдается довольно сложная обстановка, так как через территорию Узбекистана едут домой не только узбекские, но и таджикские граждане. По данным Ш. Хасановой, на данный момент на КПП скопилось до 2 тысяч человек.

Общественная организация «Сана Сезим» при поддержке Международной организации по миграции оказывала помощь гастарбайтерам, пересекавшим границу у пункта «Жибек Жолы».

— Люди, ожидая пересечения, ночевали на улице, на месте автомобильной стоянки, подкладывали картон, у кого есть — одеяла. Не хватало еды, средств гигиены, масок, перчаток. Им помогает местное население. Мы на выделенные МОМ деньги закупали всё необходимое и передавали людям, оказавшимся в сложной ситуации. Если требовалось, обеспечивали юридическую помощь: кто-то утерял паспорт, у кого-то просрочены документы, были женщины, которые родили детей на территории Казахстана, им требовались бумаги для пересечения границы. Работали с консульствами, другими государственными структурами, — рассказала Ш. Хасанова. Представительница неправительственного сектора также поведала историю молодой женщины, находившейся в лагере трудовых мигрантов. Она была на 9-м месяце беременности. Ей смогли помочь пересечь границу и быстро вернуться домой. Ребёнок родился здоровым.

Страновой координатор проекта ЮСАИД по безопасной миграции в Центральной Азии Нодира Саидкаримова представила короткую информацию о ситуации с возвращением мигрантов.

Узбекистан находится на первом месте по количеству гастарбайтеров из всех республик региона. Только в России, по официальным данным, в прошлом году трудилось 2 млн. человек. Но теперь, по экспертным оценкам, около 53% из них потеряли работу. В одном из исследований 100 тысяч граждан РУз изъявили желание вернуться к своим семьям.

Эксперт отметила усилия нашей страны по возвращению граждан на родину, а также автоматическое продление срока действия гражданских паспортов, у которых он истекает.

По данным таджикской стороны, 470 тыс. человек находятся в России.

Трудовые мигранты из Туркменистана, студенты и находящиеся на лечении застряли в Турции.

— В целом все страны испытывают трудности с возвращением своих сограждан, — подытожила Н. Саидкаримова.

P.S. Вот такая ситуация с тем, что происходит с трудовой миграцией в период пандемии. Но участники конференции не осветили ещё один важный аспект этого явления. Касается он того, как сложится судьба наёмного работника, вернувшегося домой? Хотя в выступлениях эксперты обозначали эту проблему. Массовое возвращение мигрантов на родину увеличит рост безработицы, семьи, которые до этого жили за счёт заграничных переводов, также столкнутся с финансовыми трудностями. В странах потребуются новые рабочие места. Восстановление же экономик после эпидемии COVID станет долгим. И над тем, как занять прибывающее трудоспособное население, нужно уже сейчас думать правительствам стран Центральной Азии, в том числе и Кыргызстана.

Дмитрий АЩЕУЛОВ.






Добавить комментарий