Main Menu

Сказ о безвозвратно потерянном времени

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Print this page
Print

О том, сколько ежедневно мы теряем людей, скончавшихся от пневмонии и — отдельной графой — от коронавируса, напоминать излишне. Трагедию и горе числом не измерить…

Почему смерти стали такими скоротечными и внезапными, отчего перед невидимым вирусом оказались бессильны все — с тугим кошельком и с пустым карманом, молодые и не очень, практически здоровые и с букетом прижизненных хворей?

Ведь начало, казалось бы, обнадёживало: в марте, неуверенно потоптавшись на месте, поглядывая на ближайших соседей, ввели карантин. Недостаточно — последовали режимы сначала чрезвычайной ситуации, потом уже чрезвычайного положения со всеми сопутствующими причиндалами — комендантским часом, блокпостами, закрытием всего и вся. Остановили размеренное течение жизни, а вместе с ней и распространение вируса.

Вроде бы, самый благоприятный момент для того, чтобы организоваться, заняться глубоким анализом ситуации в стране и мире, оценить свои возможности, прикинуть (на всякий случай), хватает ли врачей, особенно инфекционистов и эпидемиологов, лекарств и оборудования, достаточно ли денег в нашей вечно тощей казне, чтобы во всеоружии встретить врага. Нет, силы, и немалые, брошены на то, чтобы развить немыслимо бурную деятельность, выдавая постановления, указания, указы, приказы, причём охарактеризовать всю эту возню можно пословицей: «Каждый суслик — агроном».

«Рескрипты» и «эдикты» коменданта, МЧС, мэрии, правительства и прочих начальников противоречили один другому, не стыкуясь практически ни в чём. Вечером ставим бетонные надолбы в самых немыслимых местах, утром убираем. Сегодня отлавливаем велосипедистов, завтра им зелёный свет. Со скрипом вводим сначала бумажные пропуски трёх радужных цветов, которые беззастенчиво продаём «близким, родным и нужным» людям, а потом, в духе наших древних традиций, усиленно боремся с поддельными путём выдачи электронных. Мы же страна с высокой степенью цифровизации, а как же! А маршрутные листы и справки, справки, справки! Какой же изощрённый иезуитский мозг надо иметь, чтобы изобрести эти поистине «гениальные» способы борьбы с вирусом! Только пиканьем можно описать состояние несчастных граждан, втянутых в бессмысленный круговорот бумажек и ограничений, которых эти шараханья достали по самое не хочу. Измотанные разнообразными и диаметрально противоположными идеями руководства милиционеры и солдаты на передвижных и блокпостах к концу карантина просто тупо отбывали повинность и на нарушение санитарных ограничений внимания уже не обращали. Да и высшее руководство не единожды демонстрировало отчаянную смелость, стаями, без масок принимая участие то в открытии парков и дорог, то со слезами радости прощаясь с прежним премьером и заключая в дружеские объятия нового. Но так как «что дозволено Юпитеру, не позволено быку», впоследствии именно непослушные, недисциплинированные граждане стали виновниками неудержимого роста заболеваний.

Но это позже, а тогда наблюдались лихорадочные поиски денег у различных банков, фондов, организаций. Выпросили, средства поступили немалые, а населению застенчиво, между делом, сообщили, что большая их часть — это очередное ярмо на шею народа в виде кредитов, пусть даже и на льготных условиях. И вместо того, чтобы направить эти деньги на создание мало-мальской эпидемиологической инфраструктуры в виде оснащения действующих стационаров и оборудования новых, существенную часть грантов и кредитов направили на латание дыр в бюджете, в том числе в социальной сфере. Ах, наш дырявый бюджет, многострадальный, полуистлевший Тришкин кафтан! За время многолетних реформ, трансформаций и прочих передвижек собирать налоги по уму так и не научились, а карантин состроил такую козу республиканскому бюджету, что никаких заплаток не хватит прорехи заклеивать: экономика застопорилась практически сразу, закрылись границы, иссякли полноводные реки переводов от армии мигрантов. Потом наступило самое время заняться любимым времяпровождением — игрой в тендеры. Вдруг вспомнили, что медработники, милиционеры и прочие что-то там попискивали насчёт нехватки средств защиты, лекарств, оборудования. В игру принимали всех: строительные фирмы, туристические компании (ну и фармацевтическим тоже можно) — всем удалось покрутить рулетку, и многие победили. Ну и отчего же не победить, если предложить на тендер товары по ценам в два-три раза выше рыночных. То ли с совестью у чиновников полный швах, то ли с арифметикой… Но даже простая домохозяйка знает, что, если у неё в кошельке 1 000 сомов, она купит 20 штук «чего-то» по цене 50 сомов и не станет покупать две штуки «чего-то» по цене 500.

Пришла пора вспомнить незабвенного Леонида Филатова с его гениальным: «Утром мажу бутерброд — сразу мысль: а как народ? И икра не лезет в горло, и компот не льётся в рот!» Вот и наши «верхи» вспомнили: пришла пора людей выпускать на вольные хлеба, а то всё отчётливее стал слышен недовольный ропот.

Мягко попеняв народу на то, что соблюдали санитарные правила не все, как водится, пригрозили штрафами, и ворота на волю милостиво раскрыли. Естественно, что в большинстве своём поиздержавшееся население рвануло на работу, те, что просто заскучали на карантине, не испытывая при этом материальных затруднений, стали навёрстывать упущенное путём ночных и дневных забав в кафе, ресторанах, парках, устраивая отложенные до истечения карантина тои.

По истечении месяца в полном соответствии с законами логики произошла резкая вспышка заболеваемости. И вот тут-то вылезли наружу последствия преступного самоуспокоения — острый дефицит средств индивидуальной защиты (качественных, надёжных, а не от дождя спасающих), медикаментов, готовых помещений для размещения тяжелобольных (хотя бы их), а самое главное — катастрофическая нехватка медиков. Врачи, находящиеся в авангарде борьбы с вирусом, стали пачками выбывать с поля боя, многие покинув этот мир навсегда…

Призывы правительства к тем медработникам, что находятся в отпусках, без работы, рекомендации мобилизовать на борьбу с болезнью в том числе студентов старших курсов медвузов и профильных факультетов с обещанием фантастической в наших реалиях оплаты — до 70 000 сомов! — возымели эффект, но, кажется, ненадолго. И причиной значительного сокращения числа добровольцев может стать недавняя кончина Адинай Мырзабековой, студентки КГМА. Официальная версия её гибели — двусторонняя пневмония, но многие, в том числе её коллеги и друзья, уверены, что девушка скончалась от переутомления — работают врачи и их помощники в очень тяжёлых условиях и буквально на износ. Причиной смерти 27-летнего врача Национального центра кардиологии и терапии Жумабая Бекмуратова тоже стал не коронавирус, а суицид. Мы рискуем остаться без врачей, и это не фигура речи.

Уговоры не поддаваться панике, не распространять ложные, или, как модно сейчас стало выражаться, фейковые сообщения, уверения в том, что ситуация под контролем, информация о количестве заболевших и скончавшихся от коронавируса и пневмонии (Кстати, почему до сих пор отдельно преподносится? Не одно ли является следствием другого?) уже не приносят ожидаемого результата. Народ уже не то что не доверяет, он просто-напросто НЕ ВЕРИТ высшим эшелонам власти, даже если те говорят правду. Этого ли эффекта они хотели добиться, бездарно разбазарив драгоценное время, которое можно было использовать с большей пользой, не отлёживаясь на мягкой перинке самоуспокоения и преступной самоуверенности? И, по большому счёту, избавиться от паники стоит именно руководству, а не людям. Чем, как не паникой, можно объяснить несогласованность и непоследовательность действий чиновников, что привело к громадным очередям в стационары, аптеки, кабинеты рентген- и компьютерной диагностики! Разнобой официальной информации привёл к тому, что люди предпочитают лечиться дома, запивая чеснок лимонным соком, бесконтрольно принимая любое лекарство, которое похоже на антибиотик, забив на просьбы врачей не заниматься самолечением.

Ну и конечно, сейчас самое время заняться подготовкой к выборам в любимый электоратом парламент. Это уже просто вишенка на торте, сляпанном из безответственности. Даже говорить об этом фарсе не хочется…

К сожалению, время — категория необратимая и беспристрастно строго к тем, кто бездумно его разбазарил. Плоды пожинают идущие следом…

Ирина ПРОКОФЬЕВА.






Добавить комментарий