Main Menu

На чём построено «южнокорейское чудо» и почему там неприемлемо давать профессору взятку?

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Print this page
Print

Как профессиональный дипломат, Динара Амантуровна Кемелова начала открывать для себя Республику Корею несколько лет назад, когда впервые побывала в южной части Корейского полуострова. Потом были ещё два визита в качестве первого заместителя министра иностранных дел. Но по-настоящему узнавать страну она начала с января 2019 года, когда её назначили Чрезвычайным и Полномочным Послом КР в ней.

Штрихи к портрету

Д. Кемелова в качестве члена жюри на международном конкурсе красоты World Miss University в Южной Корее

Окончила юридический факультет МГУ им. М. Ломоносова по специальности «Международное право», магистратуру Института устойчивого развития и мира Университета ООН, обучилась по совместной программе Токийского университета и Института углублённого изучения устойчивого развития Университета ООН.

Работала в посольствах Кыргызстана в Китае, Японии, в разные годы руководила отделами Международно-правового и Консульского департаментов Министерства иностранных дел КР. Являлась директором Департамента международного экономического сотрудничества, заместителем министра и первым заместителем министра иностранных дел.

Имеет ранг Чрезвычайного и Полномочного Посла.

— Динара Амантуровна! Южная Корея — одна из стран, которые вызывают большой интерес у нашего народа. В свою очередь мы тоже ей интересны. Отчасти это объясняется тем, что на постсоветском пространстве с давних времён проживает много корейцев. Об обоюдной заинтересованности говорит и активная хроника взаимных визитов высоких лиц. Однако, как признают обе стороны, объём торгово-экономического сотрудничества между нашими странами отнюдь не соответствует потенциалу. Что же мешает взаимовыгодному сотрудничеству?

— Действительно, у Кыргызстана и Южной Кореи есть большой потенциал для торгово-экономического сотрудничества, но, к сожалению, уровень товарооборота пока низкий. Мы заинтересованы в установлении деловых контактов между компаниями двух стран, увеличении экспорта в Южную Корею экологически чистой сельскохозяйственной продукции — наших прекрасных фруктов, овощей, мёда, джемов, сухофруктов, ягод, орехов… Однако существует ряд препятствий. К примеру, дальнее расстояние, отсутствие у Кыргызстана выхода к морю и в то же время отрезанность Республики Кореи от основного Евразийского континента, сложная логистика поставок через третьи страны, высокие пошлины Южной Кореи на ввозимую продукцию. Поэтому мы сейчас активно продвигаем возможность открытия прямого авиарейса между Бишкеком и Сеулом, тем более что у южнокорейской авиакомпании Т’way Airlines уже есть лицензия, и просле начала пандемии она совершила несколько чартерных рейсов в Кыргызстан, чтобы доставить туда наших граждан и вывезти своих.

С министром сельского хозяйства, пищевой промышленности и развития сельских районов Республики Кореи г-ном Ким Хён Су

Тема облегчения торговли регулярно обсуждается также на всех переговорных площадках, включая заседания Межправительственной кыргызско-корейской комиссии.

— Помнится, большие надежды возлагались на состоявший в прошлом году первый официальный визит в Кыргызстан премьер-министра Республики Кореи г-на Ли Нак Ёна, вместе с ним приехала многочисленная делегация бизнесменов, прошёл кыргызско-корейский бизнес-форум с участием около 400 человек. Дал ли этот бизнес-форум старт каким-то новым проектам?

— Несомненно, официальный визит премьер-министра сыграл очень важную роль в дальнейшем расширении сотрудничества между нашими странами. На уровне глав правительств и в ходе бизнес-форума достигнут ряд договорённостей, и сейчас они реализуются. В частности, готовится открытие в нашей стране Корейского центра программы по международному сельскому хозяйству (KOPIA). Он будет осуществлять проекты повышения урожайности сельскохозяйственных культур. Министерство сельского хозяйства КР и корейские ведомства ведут также подготовку к строительству национального центра аквакультуры и рыбного хозяйства в Кыргызстане, который позволит нарастить наш потенциал в этой сфере.

 — Став послом в Республике Корее, вы проводите большую работу по привлечению корейских инвестиций в нашу страну. Каких конкретных договорённостей удалось достичь за последние месяцы? Заинтересовалась ли, например, корпорация Person&People вашим предложением открыть в Кыргызстане совместное производство медицинского оборудования, в том числе аппаратов для дезинфекции больничных палат?

Поездка с министром иностранных дел Южной Кореи г-жой Кан Гён Хва в демилитаризованную зону между Южной и Северной Кореей. Во время прохождения «Мирной тропы».
В руках Динары Амантуровны — подписанная ею табличка с пожеланиями мира и стабильности Корейскому полуострову

— Для начала хотела бы отметить, что Республика Корея — очень динамичное государство с огромным инвестиционным потенциалом. Действительно, у меня состоялось немало встреч с потенциальными инвесторами. Информацию о них можно посмотреть на веб-сайте посольства. Задача посольства, как известно, заключается в том, чтобы заинтересовать бизнесменов, дать им предварительную информацию об инвестиционном климате в нашей стране, а также создать почву для дальнейших переговоров с соответствующими ведомствами или свести уже с конкретными партнёрами. Что мы и стараемся делать.

Корпорация Person& People безвозмездно передала Кыргызстану 3 единицы оборудования по антивирусному очищению помещений. Они недавно доставлены в страну железной дорогой. Вопрос об открытии совместного производства зависит от того, будет ли спрос на это оборудование в Кыргызстане и соседних странах.

Есть определённая заинтересованность и некоторых других южнокорейских компаний осуществлять в Кыргызстане проекты развития. Например, в сферах сельского хозяйства, энергетики, здравоохранения. Любой потенциальный инвестор предварительно изучает страну, инвестиционный климат, инфраструктуру, выгодность проектов для него. Это, конечно, занимает определённое время. К сожалению, пандемия COVID-19 внесла свои коррективы, и компаниям пришлось отложить многие бизнес-поездки.

— Победившая в этом году на парламентских выборах Демократическая партия Кореи обещала активно продвигать инициативу президента Мун Чжэ Ина «О новой северной политике», направленную на укрепление сотрудничества со странами, расположенными к северу от Южной Кореи. К числу таких стран относимся и мы. Какие надежды у вас связаны с этим?

После вручения верительных грамот Президенту Республики Кореи

— Мы активно взаимодействуем с Комитетом экономического сотрудничества по северному направлению при Президенте Республики Кореи. В частности, регулярно встречаемся с руководством комитета, передали на рассмотрение ряд крупных проектов в сферах промышленности, сельского хозяйства, транспорта, энергетики и т. д. Сейчас они рассматриваются комитетом и другими южнокорейскими профильными министерствами и ведомствами. В феврале эксперт комитета посетил Кыргызстан и встретился с руководителями соответствующих министерств и ведомств, представителями аппарата правительства, чтобы обсудить перспективы. Сейчас в рамках комитета разрабатывается «дорожная карта» по сотрудничеству Южной Кореи с Кыргызстаном.

Конечно, инициатива Новой северной политики открывает хорошие перспективы для привлечения в нашу страну корейских инвестиций, технической помощи и для совместного осуществления проектов.

— Экономика Южной Кореи за относительно короткий период стала четвёртой в Азии и одной из мощнейших в мире. Вы работаете в этой стране уже больше полутора лет, интересно было бы узнать ваше мнение о том, как стал возможен такой прорыв в экономике?

Встреча в посольстве с представителями общественных организаций и компаний Южной Кореи в момент передачи Кыргызстану гуманитарной помощи для борьбы с коронавирусом. Справа от Динары Амантуровны — президент ассоциации дружбы «Республика Корея — страны Центральной Азии» экс-депутат парламента Республики Кореи г-жа Ли Ок Рён

— Вы совершенно правы: Южная Корея становится одной из передовых экономик мира. В 2019 году по объёму ВВП она заняла 10-е место в мире. На мой взгляд, правительство страны добилось успешного экономического развития благодаря широкомасштабным реформам. Были правильно расставлены приоритеты: развитие высокотехнологичной промышленности, инвестирование в транспортную инфраструктуру и промышленность для производства экспортно ориентированной продукции, продвижение информационных технологий, искоренение разрыва между городом и деревней. Южная Корея не обладает богатыми природными ресурсами, зато вложила очень много средств в развитие человеческого потенциала. В итоге получила высококвалифицированные и дисциплинированные кадры. И этот фактор в сочетании с присущим корейскому народу патриотизмом тоже сыграл большую роль. Кроме того, большие финансовые средства направлялись на научные исследования и разработки, в результате страна может гордиться своими инновационными технологиями во всех отраслях экономики и в социальной сфере.

— Вся южнокорейская продукция отличается традиционно высоким качеством. Чем это объясняется? Природной добросовестностью корейцев?

— Высокое качество корейской продукции в первую очередь, конечно же, зависит от устанавливаемых государством стандартов, уровня конкуренции и добросовестного отношения самих корейцев к собственному производству. Другой важный фактор — повсеместно используемые передовые технологии. Поскольку экономика Южной Кореи — экспортно ориентированная, то государство и компании в условиях жёсткой конкуренции постоянно работают над повышением конкурентоспособности своей продукции на мировом рынке. Высококачественная продукция — это залог деловой репутации, успешности компаний и в итоге эффективного экономического развития всей страны.

Надо однажды побывать в Южной Корее, чтобы понять, почему наш прекрасный Сары-Челек не так притягателен для иностранцев, как фестиваль пибимпапа

— Насколько помогает Республике Корее бренд «Страна утренней свежести» в привлечении иностранных туристов?

— Честно говоря, я бы не сказала, что корейцы широко используют это поэтическое название своей родины для повышения её притягательности в глазах туристов. Они больше делают упор на растущую во всём мире волну интереса ко всему корейскому: к музыкальному жанру K-pop, телесериалам (K-drama), косметике и парфюмерии (K-Beaty), кухне и т. д. Благодаря этому она завоёвывает популярность на глобальном уровне, привлекая путешественников. Например, очень многие из гостей хотят посетить места съёмок некоторых фильмов или попробовать традиционную кухню. Для этого органы местной власти организовывают грандиозные тематические фестивали: посвящённые фейерверкам, национальным блюдам кимчи, пибимпап и т. д.

— Чему не помешало бы поучиться у корейцев нашему туристическому бизнесу?

С президентом авиакомпании T’Way г-ном Ёнг Хонг Гёном

— В первую очередь организованности. Любой успех приходит лишь благодаря организованности и дисциплине. Корейский туристический бизнес систематизирован и очень развит. Он поделён на виды: медицинский (очень популярный в последнее время), кулинарный, исторический, музыкальный, бизнес-туризм (с посещением крупных компаний, технопарков) и т. д. Сохранилось огромное количество исторических достопримечательностей ещё со времён, когда страна называлась Чосон (1392-1897 годы), построена сеть отелей, развита инфраструктура, предлагается множество развлекательных программ.

В Кыргызстане столько красивых мест, которые можно показать всему миру! Но до тех пор, пока мы не начнём должным образом вкладывать в инфраструктуру, создавая удобства для туристов, то не стоит и рассчитывать на их значительный рост. Необходимо, чтобы между городами и областями курсировал комфортабельный пассажирский транспорт. Причём строго по расписанию и с доступной информацией об этом расписании не только на кыргызском и русском языках, но и хотя бы на английском. Нужны дорожные указатели (также на английском языке), чистые придорожные туалеты и, конечно же, современные отели в регионах. Кроме того, рядом с памятником истории и культуры либо природной достопримечательностью надо возводить компактные центры с необходимыми удобствами, информационными стендами об исторической, культурной и природной ценности объекта, с сувенирными магазинчиками и небольшими кафетериями. Такой центр и, разумеется, отель минимум на 100 гостей можно было бы построить, например, неподалёку от нашего красивейшего озера Сары-Челек.

Поучительно также, что корейская туристическая политика продвигает комплексность, т. е. гости, находясь в одной местности, могут насладиться и осмотром достопримечательностей, и дегустацией традиционных блюд, и активно отдохнуть. В развитии туризма высока роль и местных органов власти: они стимулируют компании вкладывать средства в создание современной инфраструктуры края.

— Известно, что Республика Корея, одной из первых столкнувшаяся с новым коронавирусом, смогла быстро подавить вспышку и остановить распространение инфекции. Что больше всего удивило вас в той ситуации и какой опыт следует перенять Кыргызстану?

Посещение «умной теплицы» (smart farm) в Южной Корее

— Действительно, Южная Корея поразила весь мир своей работой над купированием коронавируса. Правительство прибегло к очень эффективной тактике: отслеживание и расследование каждого случая заражения, выявление контактов и изоляция заражённых. В момент большой вспышки заражённых разделили на группы: пациентов с тяжёлыми случаями госпитализировали (для этого по всей стране открыли сеть больниц с современным оборудованием); бессимптомные пациенты и с лёгкой формой находились в отведённых медицинских центрах или на дому под наблюдением и в изоляции.

Как только фиксируется случай заражения, сразу выявляется сеть контактных лиц, которые обязаны пройти ПЦР-тесты и в случае даже отрицательных результатов находиться на самоизоляции до 14 дней. При этом каждый должен загрузить мобильное приложение и находиться на связи, отмечая своё состояние. Также любой прилетающий из-за границы пассажир обязан пройти ПЦР-тест в аэропорту или по месту жительства и находиться на 14-дневном карантине.

В случаях кластерного (массового) инфицирования карантинные службы подключают к расследованию систему видеонаблюдения, банковские оплаты и даже телефонные уведомления.

Конечно, всё это требует больших финансовых и человеческих ресурсов.

— Какова сегодня эпидемиологическая ситуация в стране, действуют ли какие-то ограничения?

Переговоры в кыргызской юрте с мэром г. Ульсан

— В июне Южная Корея приняла трёхуровневую схему социального дистанцирования. Сейчас (интервью было взято 30 сентября — ред.) она находится на втором уровне, объявленном правительством из-за недавней вспышки заболеваемости, причиной которой стали церковные собрания. Не разрешён сбор больше 50 человек в закрытом помещении и более 100 — на открытом воздухе. Закрыты музеи, библиотеки, бары и ночные клубы. В случае нарушения власти штрафуют их и закрывают на определённый период. Обязательно ношение масок в общественных местах и транспорте. В кафетериях и других точках общественного питания соблюдается достаточно большая дистанция между столами.

Тем не менее органы здравоохранения опасаются, что с наступлением осени, традиционно являющейся сезоном простуды, и возвращением детей в школы вирус может быстро распространиться.

— Вы сказали «с возвращением детей в школы». Значит, учебный год в Южной Корее проходит уже как обычно?

— Пока нет. Школы возвращаются к очной форме занятий, но она сочетается с онлайн-обучением. Естественно, при строгом соблюдении санитарных норм и социального дистанцирования. Возврат к прежней форме уроков связан с обеспокоенностью по поводу увеличения разрыва в обучении. Однако посещаемость ограничена одной третью в начальном и среднем звеньях и двумя третями в старшем, чтобы гарантировать социальное дистанцирование. Для этого ученики одного класса распределены по группам, которые по очереди и в определённые дни ходят в школу.

В большинстве вузов занятия проводятся дистанционно.

— Республика Корея первой в мире провела парламентские выборы в условиях пандемии нового коронавируса, приняв беспрецедентные меры безопасности. Какой опыт Кореи в их организации и проведении следовало бы учесть?

— Действительно, за общенациональными выборами в Южной Корее пристально следило всё мировое сообщество, так как она первая решилась на них, невзирая на COVID-19 и необходимость «социального дистанцирования». Голосование было построено следующим образом. У каждого избирателя сначала в специальных тепловизорах проверялась температура, затем он обрабатывал руки дезинфицирующими средствами и надевал одноразовые перчатки для голосования. Если температура превышала 37,5 градуса или наблюдались любые другие симптомы заражения коронавирусом, человека направляли к специальным временным избирательным участкам, чтобы предупредить контакт с другими людьми. Само собой, все находились в масках и соблюдали дистанцию более 1 метра. Должностные лица, организующие процесс выборов, как и избиратели, соблюдали дистанцию как на входе в избирательные участки, так и внутри помещения. Кабины и маркеры для голосования регулярно дезинфицировались.

— Что более всего импонирует вам в системе государственного управления Южной Кореи?

— Как и в любой развитой стране, в ней есть законодательная, исполнительная и судебная власти, независимые друг от друга и контролирующие друг друга. При этом существенную роль играет парламент. Я вижу много схожестей в системах управления Южной Кореи и Кыргызстана. Но особое внимание обращают на себя порядок и системность государственного управления, интеграция информационных и коммуникационных технологий. Чётко выстроенная электронная система облегчает оказание государственных услуг населению. Кыргызстан мог бы перенять опыт Южной Кореи по упрощению оказания этих услуг.

— Образование в Южной Корее, по отзывам, отличается очень высоким качеством, опережая даже ведущие европейские страны. Чем это объясняется: высоким уровнем подготовки преподавателей, современными и хорошо продуманными учебными программами, материально-технической базой университетов? Возможно ли там, чтобы студент, как это распространено у нас, давал взятку преподавателю за хорошую отметку в зачётке?

— Действительно, образование в Южной Корее хорошо зарекомендовало себя, здесь обращается большое внимание на общенациональные рейтинги университетов. Корейцы начинают обучение с ранних лет, даже в детских садах преподаются в игровой форме уроки. Для каждого выпускника школы самым важным этапом является поступление в университет. Тут, как и в Кыргызстане, многие вузы — частные. Я заметила, что многие профессора обучались или проходили стажировку в западных университетах и, помимо корейского, хорошо владеют английским языком. Конечно, нельзя не учитывать и содержание учебных программ, которые адаптируются к современным трендам. Например, недавно я узнала, что со второго семестра 2021 года ученики старших классов смогут выбрать вводный курс по изучению искусственного интеллекта. Очень важное внимание уделяется математике и точным наукам.

Что касается взяток, то, думаю, в Южной Корее неприемлемо предлагать их своему преподавателю.

— Сколько наших студентов обучаются в вузах Южной Кореи? И на каких условиях — на гранты или на коммерческой основе?

— По данным на апрель 2020 года, здесь в вузах и на языковых курсах обучались 444 студента из нашей страны. Большинство из них на гранты, которые предоставляют южнокорейское правительство, сами университеты или корейские организации. Но в основном гранты лишь покрывают оплату за обучение. И я вижу, как стараются наши ребята, — многие из них одновременно подрабатывают в вечерних сменах или по выходным. Так они проходят школу выживания, поскольку в университетах требования очень высокие.

— Есть ли возможность увеличить число студентов из нашей страны, обучающихся на гранты?

— Мы постоянно работаем над этим. Размещаем на веб-сайте посольства и в социальных сетях объявления о наборе студентов, я встречаюсь с ректорами и президентами вузов, прошу рассмотреть возможность выделения студенческих квот, а также установить контакты с кыргызстанскими университетами для продвижения сотрудничества. Даже в условиях пандемии мы ищем способы не останавливать свою деятельность. Например, этим летом между южнокорейским университетом Конкук и КГМА им. И. Ахунбаева, а также с КГТУ им. И. Раззакова в онлайн-режиме подписаны меморандумы о взаимопонимании. Кроме реализации совместных проектов и исследований, они предусматривают обмен студентами.

— Сколько сегодня кыргызстанцев трудятся в Южной Корее? В каких отраслях? Сложно ли там устроиться на работу?

— По данным, опять же на апрель 2020 года, здесь пребывает около 6 500 граждан нашей страны. Более 2 500 из них — трудовые мигранты, которые работают на стройках, заводах, фабриках и других предприятиях. В основном они въехали по системе выдачи разрешений на трудоустройство Министерства труда Кореи (EPS), многие трудятся на металлургических, пищевых и автомобильных заводах. У кыргызстанцев есть возможность устроиться по этой системе и получать хорошую заработную плату. Правда, надо предварительно выучить корейский язык.

— Заинтересована ли корейская сторона в привлечении трудовых ресурсов извне, в том числе увеличении квот для кыргызстанцев? Например, Корейская аэрокосмическая компания KAI, с руководством которой вы недавно встретились и предложили рассмотреть возможность найма наших граждан на их заводы?

— Корейская сторона, разумеется, заинтересована в привлечении иностранной рабочей силы. В особенности из стран Центральной Азии, поскольку корейская и наша культуры схожи. Некоторые руководители заводов и фабрик, которые я посещала в прошлом году, хорошо отзывались о рабочих из Кыргызстана, говоря об их выносливости, умственных способностях (быстро осваивают навыки), ответственности и грамотности. Но, откровенно говоря, высказывались и замечания в адрес иных рабочих: плохо адаптируются к местным условиям, непостоянны — переходят на другую, более заманчивую работу.

Представители аэрокосмической компании KAI выразили заинтересованность в найме наших граждан через систему EPS, о которой я говорила выше.

Мы проделали определённую работу, чтобы у кыргызстанцев открылась возможность отправляться в Корею и на сезонную работу. Но дело застопорилось опять-таки из-за пандемии.

— Что бы вы пожелали кыргызстанцам, желающим отправиться на заработки в Страну утренней свежести?

— Прежде всего удачи, выносливости, терпения и хороших «сажаннимов» (так называют начальников в Корее). И поскольку руководители компаний ценят старание и трудолюбие, хотелось бы пожелать и этих качеств. И само собой — беречь своё здоровье в условиях пандемии.

— Насколько тесную связь поддерживает посольство с кыргызской диаспорой? Какие совместные мероприятия задуманы?

— Мы всегда находимся в тесной связи с кыргызской диаспорой. В прошлом году, например, провели множество мероприятий, в том числе празднование Нооруза, Дня независимости Кыргызской Республики. В этом году из-за коронавируса, к великому сожалению, от многих задумок пришлось отказаться. Но связь с лидерами кыргызских ассоциаций не прерывается. Многие наши соотечественники в сложные для Кыргызстана июльские-августовские дни, когда в стране произошла вспышка заболеваемости коронавирусом, не остались в стороне и организовали сбор гуманитарной помощи, за что мы им благодарны. Надеюсь, после преодоления пандемии мы с нашей диаспорой возобновим программу культурных мероприятий, чтобы вместе пропагандировать и продвигать родной Кыргызстан.

— Спасибо за интервью, Динара Амантуровна. Успеха в ваших инициативах!

Кифаят АСКЕРОВА.

Фото предоставлено собеседницей.






Добавить комментарий