Main Menu

Таалайбек Омуралиев: «Армия всегда была с народом»

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Print this page
Print

Назначение генерал-майора Таалайбека Омуралиева начальником Генерального штаба Вооружённых сил страны положительно воспринято и в обществе, и в войсках. К руководству самой мощной из силовых структур пришёл профессионал с большим боевым опытом. Воевал в Афганистане, выполнял миротворческую миссию во время гражданской войны в Таджикистане, принимал участие в баткенских событиях. Прошёл все ступени карьерного роста — от командира мотострелкового взвода до министра обороны. На этом посту (2011-2014 гг.) генерал сумел значительно повысить боеготовность армии, поднять авторитет и доверие к ней народа. Отстаивая свою точку зрения по вопросам военного строительства, попал в опалу, был снят и стал фигурантом нескольких уголовных дел, возбуждённых по надуманным мотивам.

13 октября 2020 года полностью оправдан судом первой инстанции.

Мы не стали давать новому начальнику Генштаба 100 дней на «раскачку», как это принято в СМИ, а задали ему те вопросы, которые интересуют не только нас, но и общество. Тем более есть очень злободневная тема для разговора: сегодня страна переживает трудное время.

— Таалайбек Барыктабасович, ваше назначение совпало с введением в столице чрезвычайного положения. Какими стали ваши первые решения в обстановке хаоса и безвластия?

— Как известно, после массовых волнений на главной площади неуправляемая толпа двинулась в сторону Госрезиденции «Ала-Арча». Выполняя распоряжение Главкома Вооружённых сил, поднял по тревоге несколько воинских подразделений и отдал приказ их командирам совершить марш в район сосредоточения. Кроме того, укрепил военнослужащими блокпосты на въезде в Бишкек и ввёл в город технику. Другими словами, армия вместе с сотрудниками милиции и дружинниками обеспечивала безопасность населения, предотвращала массовые беспорядки и мародёрство. Считаю, что со своими задачами она справилась.

— Правомерно ли в таких ситуациях применение оружия?

— Безусловно. В случае, если жизни военнослужащего угрожает опасность или предпринимаются попытки завладения его оружием. Это прописано в законе о чрезвычайном положении. Но, слава Богу, ничего подобного не случилось. Совсем скоро страна выберет своего президента и депутатов Жогорку Кенеша. Пользуясь возможностью, хотел бы обратиться через газету к лидерам политических партий: не выплёскивайте личные амбиции на улицы, используя при этом в качестве тарана своих сторонников, что чревато тяжёлыми последствиями. Решайте все проблемы в рамках закона. Армия далека от политики, но если жизни мирных граждан окажутся под угрозой, мы в стороне не останемся.

— Вы выступали против создания Генерального штаба, что, можно предположить, стало поводом для снятия с поста министра обороны, а затем и уголовного преследования…

— Какие уж тут предположения, так и случилось на самом деле. По моему глубокому убеждению, это необдуманное решение в процессе реформирования Вооружённых сил. Создали какого-то монстра, который подмял под себя всё, что можно, в том числе членов правительства. Работоспособное и нужное министерство обороны преобразовали в госкомитет с подчинением Генштабу, при этом значительно снизили его статус. Согласно Конституции, только в правительстве должен находиться орган, ведающий вопросами обороны, и он не может подчиняться какой-то другой структуре. Подчеркну, любое неправильное действие в управлении войсками даёт обратную реакцию.

Генеральный штаб нужен Вооружённым силам в другом виде и с другими полномочиями: координировать действия главных штабов всех силовых структур в случаях вторжения извне, дестабилизации внутренней обстановки в стране и чрезвычайных ситуаций природного или техногенного характера. Пытался донести свои доводы до главкома, но мои оппоненты оказались к нему ближе… Не в моём характере бить лежачего, но всё же скажу: Алмазбек Атамбаев не любил, когда говорят правду в глаза и твёрдо отстаивают свою точку зрения. Вот так я стал неугодным.

— Когда вас сняли с поста министра обороны и возбудили уголовные дела, на вашу защиту встали многие офицеры, заявив, что все обвинения голословны, возникли на пустом месте и не имеют доказательств. Что именно пытались «повесить» на вас?

— Прежде всего хочу искренне поблагодарить своих боевых товарищей за моральную поддержку в трудное для меня и моей семьи время. Поводом для возбуждения первого уголовного дела стало то, что я якобы незаконно перевёл пять миллионов сомов хозяйствующему субъекту на строительство жилья для военнослужащих. Но следствие не нашло в моих действиях ничего криминального, поскольку на это было распоряжение правительства. Затем меня и всех членов жилищной комиссии Минобороны обвинили в заинтересованном распределении квартир, что тоже не нашло подтверждения в суде, наши действия по выдаче жилья признали правомерными и всех оправдали. Что же касается меня, то просто подписал решение комиссии. Если бы этого не сделал, то тогда бы решили, что министр желает получить откат.

— Хотелось бы узнать мнение профессионала, какой оценки, по-вашему, заслуживает уровень боеготовности наших Вооружённых сил?

— Как говорится, вернувшись в родную стихию, сделал приятный для себя вывод, что сегодня они по-прежнему способны отразить любые вызовы и угрозы. Личный состав полностью укомплектован, его морально-психологическое состояние удовлетворительное, военнослужащие всех без исключения родов войск совершенствуют своё мастерство в условиях, приближённых к боевой обстановке. Ещё один положительный показатель — повышение престижа военной службы. Правда, в управлении войсками есть кое-какие нестыковки и упущения, будем их устранять. Одни из самых приоритетных направлений реформирования армии — это модернизация вооружения, обеспечение её современной техникой и высокоточными видами оружия. Этому, как начальник Генштаба, я буду уделять самое пристальное внимание. Также мы планируем приобрести вертолёты, небольшие скоростные самолёты Ан-26, способные садиться на любые, даже грунтовые площадки.

— Как правило, вновь назначенный руководитель либо приводит с собой новую команду, либо проводит серьёзные кадровые перестановки…

— Я понял вопрос. Никаких пертурбаций не планирую. Многих командиров частей и соединений, а также офицеров центрального аппарата Генерального штаба знаю по совместной службе и не сомневаюсь в их компетенции. Они тоже знают мои требования: повышение профессионального уровня, достижение положительных результатов в служебной деятельности и строгий контроль за состоянием воинской дисциплины в войсках Мой железный принцип — оценивать работу подчинённого не по личностным отношениям, а по его деловым качествам, и освобождаться от тех, для кого служба в армии стала обузой, или кто своими поступками запятнал армейские погоны.

— Согласно официальным источникам, Россия приостановила финансовую помощь Кыргызстану «до стабилизации политической обстановки в стране и восстановления функций органов власти». Касается ли это её военной составляющей?

— В рамках стратегического партнёрства, в том числе в вопросах военного и военно-технического сотрудничества, Россия оказывает постоянную помощь нашей армии не финансами, а современной техникой, вооружением и в подготовке военных специалистов. Например, недавно на безвозмездной основе к нам поступили два транспортных самолёта

Ан-26, четыре вертолёта и бронетехника. Поддерживают нас в этом плане и государства — члены СНГ, ШОС, ОДКБ. Отмечу, укрепляя Вооружённые силы Кыргызстана, они укрепляют и свою безопасность. Теперь что касается финансовой помощи. Я не политик, но уверен, в будущем Россия, как основной и испытанный наш партнёр во всех сферах сотрудничества, продолжит вкладывать средства в развитие республики, и для этого есть все основания: сейчас стабилизируется внутриполитическая ситуация в стране, активизируется деятельность всех ветвей власти и госаппарата.

— Как думаете решать проблемы с жильём для военнослужащих?

— Жилищный вопрос для отечественных военных стоит достаточно остро. Бюджет Вооружённых сил не позволяет строить дома для военнослужащих. Учитывая экономические трудности государства, планирую обращаться к инвесторам и партнёрам по сотрудничеству в военной сфере. Такой метод апробирован вашим покорным слугой в бытность министром обороны и показал неплохие результаты. Обеспечение военнослужащих и их семей достойными условиями жизни и быта — одна из первоочередных наших задач. Такого не должно быть, когда тому же офицеру или контрактнику, честно и самозабвенно служившим родине, после ухода на пенсию приходится вместе с семьёй мотаться по съёмным квартирам. Они заслужили большего.

— Вы говорили о повышении престижа военной службы. Наверное, не последнюю роль в этом сыграли баткенские события 1999-2000 годов, создав прецедент массового героизма и мужества солдат и офицеров…

— Согласен с вами. Ребята сражались не за награды, а за свою землю. Это яркий пример для подражания, неисчерпаемый материал и убедительная основа военно-патриотического воспитания молодого поколения защитников Отечества. И ещё один важный момент. Пройдя горнило войны в горах Баткена и имея бесценный боевой опыт, они, как и ветераны всех силовых структур, достойно показали себя в последних событиях, когда стране угрожала опасность. Завершая наш разговор, хочу отметить, что в истории армии Кыргызстана немало славных страниц и традиций, и самая главная из них — она всегда была с народом.

Сергей СИДОРОВ.

Фото автора.






Добавить комментарий