Main Menu

Звериные истории

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Print this page
Print

Кенгуру Беннета (это вид австралийских кенгуру) очень любят белокочанную капусту и пирожное «Сочинское», обезьянам, помимо овощей и фруктов, пришлись по вкусу азиатские манты с картошкой и тыквой, а европейские лани с удовольствием лакомятся хлебом. Бишкекский реабилитационный зоопарк Zoobishkek показался мне почти что райским садом: волки, шакалы, лисы соседствуют с сурикатами, барсуками, енотами, кролики смело скачут по дорожкам, прыгая в загон к ламе или оленям, всюду мирно расхаживают цесарки, голландские хохлатые куры, красавцы императорские фазаны.

На крыше навеса сидит важный многоцветный павлин и строго наблюдает за всем происходящим, поэтому его в шутку называют директором. Со всей округи в этот оазис слетаются дикие голуби и, совсем не боясь людей, гуляют под ногами. Всё, что находится в периметре Zoobishkek, кажется таким умиротворяющим, отделяя посетителей от тревог нашей жизни, от пандемии и политического кризиса, охватившего страну, от падения курса валют и прочего, прочего, прочего.

Но это взгляд и ощущения гостей реабилитационного зоопарка, у его сотрудников немало забот и хлопот: надо кормить, лечить, содержать в чистоте своих хвостатых, пернатых и рогатых подопечных.

Животные, попадающие в Zoobishkek, условно разделяются на две категории. К первой относятся те, кто водятся в нашей стране: волки, шакалы, лисы, вороны, совы, соколы, беркуты и прочие. Кого-то ранят охотники, или несчастный случай делает их больными и беспомощными. Таких приносят зоозащитникам люди. Например, в этом году поступало много птиц: стрижей, сов-сплюшек, беркутов.

В реабилитационном зоопарке их лечат, выхаживают, и как только те встают на все четыре лапы или на крыло, выпускают обратно в дикую природу.

— Мы не приветствуем содержание животных в клетках и неволе. Поэтому Zoobishkek не зоопарк в полном смысле этого слова, мы реабилитируем раненых животных и возвращаем их в естественную среду обитания, — рассказал идею проекта его руководитель Владислав Шевченко. — Диких животных, пока они находятся у нас, стараемся не приручать, не давать им имена, чтобы не привыкали к людям.

К возвращению в природу зоозащитники тоже подходят очень ответственно, договариваются и привозят зверушек в заповедники, биосферные территории, так, чтобы они оказались под защитой егерей. Сейчас готовятся выпустить шакала и лисёнка. Но не всегда есть возможность это сделать. Один из самых первых обитателей этого удивительного места волк Арчи. Крупный пятилеток, красавец с густой шерстью, с умными глазами производит яркое впечатление. Но когда он попал сюда, то практически был без шерсти, истощённый плохим питанием и травлей собаками. Его держали охотники и учили на нём охотничьих псов травить волков.

В Zoobishkek его привезли бывшие хозяева, возможно, что-то человеческое проснулось в их душах, и хоть так, но они решили спасти несчастного зверя. В реабилитационном зоопарке волка вылечили, восстановили, но в горы его уже не выпустишь: самостоятельно в дикой природе он не сможет выжить.

— Из живущих тут хищников Арчи наиболее дружелюбно настроен к людям, мы ему свободно делаем уколы, он отзывается на поглаживание, — рассказал сотрудник Zoobishkek Станислав Махотин.

Из обитателей местной фауны в здешних вольерах обитает однокрылый сокол. Его подстрелили охотники, и, после того как птица оказалась у зоозащитников, восстановить крыло уже не удалось — его ампутировали, так осталась жить гордая птица под присмотром людей.

По словам Станислава, сложнее всего работать именно с дикими хищниками.

— Они не доверяют человеку, считают его врагом. А ведь им надо колоть лекарства, перебинтовывать и обрабатывать раны. Чтобы они во время врачевания не укусили, не поранили, приходится задействовать несколько человек, — говорит мой собеседник. По его словам, даже после того, как лечение благотворно действует, хищники с подозрением относятся к людям, которые их выхаживают. Инстинкт. Но, как говорилось выше, их любви здесь не ищут, главное, вылечить и вернуть домой в родные горы.

Руки Станислава усеяны шрамами от клыков и когтей его подопечных. Но не всегда это результат агрессии, иногда четвероногие, играя, случайно ранят человека, ухаживающего за ними.

— Обиды на них нет, понимаешь, что это животные, что они не со зла, — объясняет Станислав. — В их вольеры всегда вхожу спокойно.

Только однажды произошёл случай, когда ему было сложно справиться с эмоциями после нападения.

— Это случилось не в Zoobishkek. Я вошёл к носухе (хищник семейства енотовых), предварительно побывав в клетке обезьян, и та, почуяв их запах, кинулась на меня, впилась клыками в голову. Стал её снимать, а она только сильнее сжимала челюсти. Пожалуй, это единственный раз, после которого я не мог входить в вольер к животному, — рассказал Станислав.

Другая категория обитателей реабилитационного зоопарка — экзотические животные. И ещё какие: кенгуру, европейские лани, макаки яванские, сурикаты, попугаи корелла, полосатый мангуст, фретка, скунсы, еноты. Истории их попадания в Zoobishkek разные, но большую часть такой живности принесли сюда и передали хозяева.

— Многие люди не осознают, как сложно содержать в доме животное, привезённое издалека. Им нужны особое питание, уход, внимание. Например, обезьяна, как ребёнок: требует не только заботы, но и контроля. И если ребёнку можно объяснить, что можно, а что нельзя, то примат этого не понимает. Не справившись, бывшие владельцы отдают нам своих питомцев, — рассказал Станислав. По мнению моего собеседника, многие экзотические мигранты попадают в нашу страну контрабандой, ведь, чтобы завезти чудо зарубежной природы, нужны многочисленные разрешения ветеринарных служб, паспорта с информацией о проведении самых разных прививок.

Как я уже упоминал выше, истории попадания таких братьев наших меньших самые разные. Один из енотов поступил год назад. Зоозащитников вызвали сотрудники МЧС, к ним поступило сообщение, что в 6-м микрорайоне столицы на дереве сидит енот. Снимали возмутителя спокойствия долго и терпеливо. Еноты в естественной среде обитания у нас не водятся, как этот оказался на улице, сотрудники Zoobishkek только гадают. Может, сбежал от владельцев, может, те сами его выпустили, ведь эти милые, на первый взгляд, зверушки очень беспокойные и трудные в домашнем содержании.

Нескольких особей европейской лани завезли в республику ещё в советское время. Занимался ими один заводчик, но два года назад в загон, где обитали эти животные, пробрались волки. Выжила только пара ланей. Фермер, человек уже пожилой, попросил сотрудников Zoobishkek забрать выживших. В дикую природу их не выпустишь, они привыкли жить под опекой человека.

Кенгуру привезли в Кыргызстан на продажу, но что-то пошло не так, и покупателя на них не нашлось. Обитатели Австралии теперь живут в вольерах Zoobishkek и даже дали потомство, что очень редко случается с дикими животными, оказавшимися в неволе.

Ламу передали из Ташкента, видимо, тоже стала обузой для владельцев.

Одну из обезьян сюда принесли без хвоста, по объяснению бывшей хозяйки, так получилось, что увечье нанёс пёс.

Другой обитатель Zoobishkek — мангуст — тоже попал сюда покалеченным: задние лапки пострадали от собаки.

Вольеры не лучшее место для обитания животного, но в тех случаях, о которых нам здесь рассказали, пребывание под наблюдением и защитой людей — самое лучшее для искалеченных или оказавшихся в чужой природной среде зверей. Жестокость, эгоизм, неумение осознавать ответственность одних людей принесли горе питомцам реабилитационного зоопарка, но другие люди теперь помогают им спокойно жить.

Здешние четвероногие не выглядят жалкими и несчастными. Видно, что они привыкли и друг к другу, и к посетителям, с удовольствием хрупают протянутые детворой лакомства: овощи и фрукты. Чтобы не заскучали, в некоторых вольерах обитают разные виды: дикобразы соседствуют с кекликами, нутрия с вороной, кенгурёнок очень дружно проводил лето с обезьянкой. Сейчас их разделили, из-за холодов примата перевели в закрытое помещение. Кстати, австралийские кенгуру уже третью зиму живут в открытых вольерах, адаптировались к климату. Или вот ещё пример симбиоза. Самка павлина снесла яйца, но высиживать их не стала. Тогда на яйца посадили курочку, и та высидела двух птенцов павлина.

Реабилитационный зоопарк существует три года, сейчас здесь обитает более срока животных и всё это время в Zoobishkek испытывают острую нужду в средствах, в кормах.

— Это не бизнес, дохода тут не получишь. Стоимость входных билетов у нас минимальная: для детей 100 сомов, для взрослых 150. Это помогает нам на 30-35% удовлетворить потребность в кормах, — пояснил ситуацию руководитель реабилитационного зоопарка Владислав Шевченко.

Тут всегда требуются мясо, сено, солома, зерно, собачий корм, овощи, фрукты, средства на лечение животных, на оплату ветеринарных услуг. Любая помощь к месту и всегда необходима. Здесь работают волонтёры, люди по-настоящему любящие животных, не только работают, но и вкладывают свои средства. Обращались за поддержкой в разные коммерческие организации, в мэрию, но пока найти постоянных спонсоров не удалось. Но на призывы о помощи всегда откликаются люди. Например, летом — в пик пандемии, когда подошли к исходу ресурсы и корма, бросили клич через соцсети, и народ отозвался, везли фрукты, овощи, мясо. Выжили зверушки. Да, в стране немало проблем и социальных групп, которые нуждаются в благотворительности: одинокие старики и дети, многодетные семьи, инвалиды. Но и братьям нашим меньшим, оказавшимся в беде, без нашего участия не выжить. Таков уж человек — он ответственен за то, что происходит в этом мире. И хорошо, что среди нас есть люди, которые это остро осознают.

Дмитрий АЩЕУЛОВ.

Фото Ирины КОВШОВОЙ.






Добавить комментарий