Main Menu

Нужен ли нам парламентаризм?

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Print this page
Print

Парламентаризм — особая система управления государством при главенствующей роли парламента. Издавна парламентаризм на Западе был системой государственного руководства обществом со стороны буржуазии. Именно через выборный орган она осуществляла своё политическое господство, а избирателям давалась лишь возможность решать, кто из представителей господствующего класса получит депутатский мандат.

В Кыргызстане вот уже 10 лет действует парламентская система управления государством. Однако национальная буржуазия начинает только формироваться, а крупных буржуа — собственников — единицы, но торжествует пока компрадорская, разношёрстная мелкая буржуазия. Вот отсюда и рекрутируются партии и депутатский корпус, где кого только нет: тусуются и лавочники, и члены общества собаководов, и криминалитет всех мастей, ибо здесь решающую роль играют деньги и только деньги. То есть депутатское место покупается и продаётся.

Имеются факты, подтверждающие, что первые 10 мест в партийном списке оцениваются в $300-400 тыс.

Такая практика превратила партии в не более чем инструмент для сбора средств на выборы. Сегодня политическая партия — это организация без никакой идеологии, пустой сосуд, наполнить который призван популярный лидер. К примеру, Атамбаев сошёл с политической арены, и где его партия СДПК?

Парламентская система в Кыргызстане породила чрезмерную многопартийность и множество популистских лидеров. Ныне 48 партий выразили свою готовность идти на парламентские выборы. Это обрекает парламент на постоянное формирование коалиционных правительств, которые хронически не способны управлять государством. И парламент, во избежание провала, стремительно вторгается в среду полномочий других ветвей власти.

Это называется узурпацией власти, что имеет как горизонтальное измерение (присвоение полномочий президента, правительства), так и вертикальное (вторжение в полномочия региональной и местной власти, а также частного бизнеса, прессы и т. д.).

В результате, если посмотреть по горизонтали, то у всенародно избранного президента Кыргызстана фактически нет никакой функции в сфере исполнительной власти. У него нет даже права на законодательную инициативу, в то же время рядовой депутат имеет такое право. Это же полнейший абсурд?! Узурпацией по вертикали является изъятие с постов губернаторов областей, которые с согласия правительства подбирали и назначали акимов районов, а они в свою очередь глав айыл окмоту. Уму непостижимо, сегодня глава айыл окмоту избирается и потому нередко не подчиняется акиму района.

Безусловно, все эти проблемы малосущественны в однородном обществе, но чисто парламентская система с пропорциональным представительством является абсолютно неприемлемой для Кыргызстана, который нуждается не в большей, а в меньшей фрагментации партий, не в большей, а меньшей остроте межэтнических, межродовых и межрегиональных противоречий.

Между тем мировая тенденция повернулась ныне в сторону сильного, централизованного национального государства. Либеральная теория об ограничении государства до его отмирания оказалась несостоятельной. Основанные на либерализме государства повсюду проигрывают, не могут защищать свои общества не только от внешних угроз, но и от внутренних конфликтов. Характерно, наше либеральное парламентское государство, которое на прошедших недавно митингах показало свою полную бесхребетность, все силовые министры во главе с генеральным прокурором с позором сбежали с «поля боя».

На фоне наших печальных событий нелиберальное, авторитарное государство Беларусь, силовики которого вот уже третий месяц героически защищают страну от регулярно проходящих 100-тысячных митингов, выглядит как атлант. Произнесённые 10 лет назад Президентом В. Путиным слова: «Парламентаризм для Кыргызстана — это катастрофа» оказались пророческими. Разве не катастрофа то, что у нас произошло только вчера, что тот же Путин охарактеризовал как «беда кыргызского народа».

Все эти события, особенно пандемия, усилили всеобщее разочарование нашего народа в либеральной демократии, его усталость от действующей политической системы. Не только мы, всё мировое сообщество отворачивается от либеральной демократии, а маятник резко качнулся в сторону просвещённого, разумного авторитаризма. И, действительно, если сравнить эти две формы государственного правления, они во многом идентичны, но авторитаризм, чем дальше, тем больше, показывает свою эффективность. Так в чём же действительное отличие демократии от авторитаризма?

Некоторые элементы — такие, например, как верховенство закона, — общепризнаны и при авторитарных режимах.

Другие — такие как разделение властей — присутствуют и при авторитарных режимах, являются атрибутами более сложных, более современных президентско-парламентских систем.

Третьи — легитимация власти через всеобщие и равные выборы — характерны как для авторитарных, так и для демократических режимов.

Четвёртые — говорят, что авторитарная модель, в отличие от модели демократической, не предусматривает возможности смены верхушки политической элиты, находящейся у власти. Именно это, по их мнению, является единственным и принципиальным отличием демократии от авторитаризма.

Я готов подписаться под каждым этим словом. По Конституции сменяемость должна безусловно сохраняться. Но есть такая штука, как жизненная реальность, которая все законы, статьи, процедуры и т. д. пустит коту под хвост. Давайте вспомним президента США Франклина Делано Рузвельта, который избирался на четыре срока подряд (фактически стал пожизненным президентом). При этом никто на Западе не ставит под сомнение наличие в США демократии во время его президентства. Можно как угодно долго работать премьер-министром Британии или Италии, канцлером Германии. Между тем главы исполнительной власти в этих странах обладают ещё широчайшими полномочиями. Причём в Британии, будучи депутатом парламента, лидером парламентского большинства и одновременно премьер-министром Её Величества, премьер и вовсе объединяет в своём лице прерогативы законодательной и исполнительной власти.

Если сказать суммарно, это ни для кого не секрет, положение плачевное, нам нужно опомниться, отрезвиться и с единым порывом броситься на спасение государства.

Единственный выход из этого состояния — переход к президентской системе власти с двухпалатным парламентом. Здесь уже никак нельзя допускать смешанности, то с перевесом президентского, то с перевесом парламентского элементов власти, что было при Акаеве и Бакиеве. Необходимы строгий баланс всех ветвей власти, чёткая система сдержек и противовесов.

Предполагаемое преимущество президентской модели заключается в том, что всенародно избранный президент являет собой фокус общенациональных устремлений страны и чувства принадлежности к единому государству. Она даёт полномочия одному человеку, который может осуществлять руководство в чрезвычайных обстоятельствах. И не случайно некоторые страны увеличивали значение поста президента (как Франция в конце 1950-х годов), сталкиваясь с, казалось бы, неразрешимыми проблемами. Президентская система гарантирует также большую степень политической стабильности, чем парламентская, поскольку президент избирается на фиксированный срок, определённый Конституцией.

Кроме того, страна сейчас особенно нуждается в сфокусированном руководстве, ибо весь мир охвачен экономическим кризисом, пандемией, гибридной и холодной войнами. А Кыргызстан плюс ко всему этому испытывает тяжёлый политический кризис.

  1. Предполагаемый Жогорку Кенеш должен состоять из двух палат — Курултая и законодательной палаты — 202 человека.
  2. В курултай, или Сенат, входят:

по два представителя от 40 районов, семи областей и двух городов (Бишкека и Оша): по одному от законодательного (представительный) и исполнительного органов государственной власти — 128 человек. Из них 98 — представители территории, 30 — назначаемые президентом сенаторы от общественных организаций, научной и творческой интеллигенции, женщин, ветеранов, молодёжи и т. д.

Курултай работает не постоянно, а собирается при рассмотрении госбюджета, утверждении состава правительства, рассмотрении Конституционных законов, а также при заслушивании ежегодного послания президента. Зарплату получают они по месту работы.

  1. Вместо означенного в существующей Конституции «Курултая» необходимо ввести в новую Конституцию «Всекыргызстанское народное собрание», которое собирается два раза в пять лет и обсуждает актуальные, назревшие проблемы страны и предлагает властям свои предложения. Абсолютно неприемлемо мнение о том, что это собрание будет заслушивать отчёты президента, контролирует работу органов исполнительной власти. Всенародно избранный президент стоит выше любого собрания, и было бы абсурдно отчитываться перед ним. А вот попытка контролировать всё и вся со стороны этого собрания приведёт к неуправляемой охлократии, превращая общество в полный хаос.

Состав собрания примерно 500 чел. Из 7 областей и двух городов по 50 делегатов — 450 чел., 50 делегатов назначаются президентом от общественных организаций, научной и творческой интеллигенции (следует посмотреть опыт Всебелорусского Народного собрания).

  1. Предполагаемая избирательная система, которая будет применяться на выборах депутатов Законодательной палаты, следующая (всего 74 депутата):

— 37 депутатов (ЗП) избираются по одномандатным избирательным округам (один округ — один депутат), образуемым в соответствии с законом;

— 37 депутатов (ЗП) избираются по республиканскому округу пропорционально числу голосов избирателей, поданных за республиканские списки кандидатов в депутаты.

Надо сохранить положение существующей Конституции о том, что учесть представительство:

— не более 70 процентов кандидатов одного пола, при этом разница очерёдности в списках кандидатов женщин и мужчин, выдвинутых от политических партий, не должна превышать трёх позиций;

— не менее 15 процентов кандидатов не старше 35 лет;

— не менее 15 процентов кандидатов, имеющих различную национальную принадлежность;

— не менее двух кандидатов — лица с ограниченными возможностями здоровья, при этом один из них должен быть включён в список первых 50 кандидатов.

В одном одномандатном избирательном округе политическая партия вправе выдвинуть только одного кандидата.

Наша чрезмерная многопартийная система не позволяет пока перейти на мажоритарную, одномандатную систему, такую, скажем, как в Великобритании, где существует двухпартийная система, и только партии выдвигают своих кандидатов в одномандатных округах. Это, конечно, для нас дело будущего.

Ж. СААДАНБЕКОВ, общественный деятель.






Добавить комментарий