Main Menu

«Гюнайдын, страна, ожидающая с добром каждого желанного гостя!»

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Print this page
Print

(Продолжение. Начало в №103)

…Второй день нашего пребывания в турецкой провинции Мугла начинается с вопроса гида Хусейна: «А какое богатство Муглы самое главное?» У Хусейна такая манера рассказа: он как бы экзаменует нас и одновременно удерживает внимание, побуждая думать и таким образом запоминать. Это хорошо: значит, человеку не наскучили экскурсии и он искренне старается, чтобы мы почувствовали особенность той земли, где находимся. А она на самом деле необыкновенная: здесь на каждом шагу античность. Поэтому из уст нашего гида сыпется информация о древнегреческих племенах, царях и сатрапах, древнеримских императорах и византийских правителях… Примерно полторы тысячи лет назад здесь, на побережье Эгейского моря, жили племена карийцев — отсюда первое, историческое, название этой земли: Кария. Племена карийцев и основали Бодрум, дав ему название Галикарнас. После обеда мы двинемся в Милас, являвшийся столицей Карии, оттуда направимся в Мармарис и через короткий отрезок пути после него пересечём границу между Карией и древней Ликией, на которую приходится и часть современной провинции Антальи.

Хусейн знакомит с историей античного города Перге

…Так что же сегодня — «самое главное богатство Муглы»? Глядя на открывающийся за окном автобуса пейзаж, одни из нас называют отливающее серебром Эгейское море, другие — взбегающие по склонам невысоких гор оливковые рощи, третьи — мандариновые плантации, четвёртые — роскошно цветущие повсюду бугенвиллии. У нас и во многих странах бугенвиллии — это комнатные растения, здесь же они вырастают в деревья, распускающиеся букетами малиновых колоколец. …Хусейн отвергает все наши ответы и торжественно изрекает: «Главное богатство Муглы — над нами: солнце! Благодаря солнцу мы принимаем туристов».

Хусейн — сам родом из этих краёв. Первое образование у него экономическое, потом, пройдя курс истории, он стал экскурсоводом. Но сначала освоил русский. На вопрос, бывал ли у нас в Кыргызстане, ответил, что «бывал недалеко». «Недалёким» местом оказался …Екатеринбург. Оказывается, он там 12 лет жил и работал, в том числе имел магазинчик тканей. Тогда и освоил русский. А вернувшись, решил, что приобретённый багаж знаний должен приносить пользу. На вопрос, не жалели, что стал гидом, сказал: «Конечно, нет. Здесь доход лучше». Правда, в этом году из-за пандемии туристов намного меньше, хотя Турция приняла все меры, чтобы обезопасить отдых в стране. Хусейн приводит такой пример: если в прошлом году в эту пору он ежедневно водил на экскурсии большие группы людей, то сейчас по два-три человека — в основном семьи. В целом, по его опыту, поток туристов в сравнении с прошлыми годами сократился процентов на 40. «Ну ничего, — заключает он оптимистично, выражая общий настрой своего народа, — и того, что заработали, хватит. Зима у нас короткая, закончится — начнётся новый сезон». Хусейн поделился также с нами интересной подробностью: оказывается, турецкий профсоюз гидов добился, чтобы им на законодательном уровне установили минимальный порог заработной платы в день. Таким образом защищены их права.

Бодрум

…Автобус петляет по узким, застроенными невысокими домами улочкам, взбирается на холм, и глазам открывается великолепный вид на бухту. Не знаю, доведётся ли когда-нибудь снова побывать в Бодруме, но в памяти навсегда останутся первые впечатления о нём: мягкий шелковистый ветер в лицо, несущий свежесть моря, упирающиеся в небо пальмы, на которых кострами горят оранжевые гроздья дозревающих фиников, и, конечно же, простор морской глади, отливающей серебром в лучах заходящего октябрьского солнца… Римский архитектор Витрувий, живший в I веке до нашей эры, сравнил планировку Бодрума с античным театром. И в самом деле: дома спускаются с невысоких гор, как белоснежным ожерельем обнимая полукружье моря. Здесь действительно на каждом шагу античность. И современная Турция с завидными упорством и успехом использует своё историческое преимущество. Повсюду, где древние цивилизации оставили следы, ведутся раскопки, шедевры архитектуры прошлых лет бережно очищаются, восстанавливаются и хранятся, поскольку всё это привлекает дополнительные потоки туристов. Поэтому во многих городах стремятся открыть в вузах факультеты археологии и истории.

В бухте в череде разноцветных прогулочных яхт, спустивших паруса в ожидании туристов, сразу обращает на себя внимание та, что носит имя оставшегося в веках Геродота. Капитан или боцман ждёт пассажиров с ослепительной улыбкой. Да-да, прославленный «отец истории» Геродот родился и жил именно в Бодруме, когда тот ещё носил своё первоначальное название — Галикарнас.

Прямо на берегу бухты высится замок Святого Петра — по сравнению с объектами, которые нам ещё предстоит увидеть, он очень молод: возведён в эпоху средневековья госпитальерами Ордена Св. Иоанна Крестителя, приплывшими с острова Родос. Их ещё называют родосскими рыцарями. Пишут, что бодрумский замок — самая древняя сохранившаяся крепость родосских рыцарей. Когда-то она защищала город от набегов и с моря, и с суши, сейчас используется как музей и смотровая площадка для многочисленных туристов. Об основание потемневших от времени мощных стен вот уже больше шести веков бьются, не в силах их подточить, волны Эгейского моря. И, наверное, никогда не подточат. В кладке стен использованы камни вулканического происхождения, гранит и белый мрамор, который рыцари перетащили из расположенной в самом центре города гробницы древнегреческого правителя Мавзола (мы ещё проследуем туда). В камнях отпечатаны следы разных эпох: начинали строить комплекс родосские рыцари, оставившие на стенах изображения герба своего ордена, продолжили османские турки, после Первой мировой войны башни, разрушенные залпами с французских кораблей, восстанавливали итальянцы… По периметру зубчатых стен зияют чернотой выдолбленные в камне глазницы: из них выливали на осаждающих крепость раскалённое масло… Из обточенных морскими ветрами и временем гранитных выступов пробился и тянется к солнцу можжевельник. Видимо, вырос из семян, занесённых ветром или чудом сохранившихся в кладке стен. Искусство каменщиков в прежние эпохи очень ценилось и развивалось. У древних греков, рассказывает Хусейн, каменщики были самыми высокооплачиваемыми работниками. В крепости идёт реставрация — подтянуты башенные краны, и, не обращая внимания на туристов, делают свою работу строители. На вопрос, сколько сегодня зарабатывают в Бодруме люди строительных профессий, Хусейн отвечает, что $600-700 в месяц, и добавляет, что это хорошая зарплата. Во дворе крепости попадаются какие-то углубления, выдолбленные в камне. Оказывается, для питья здесь использовалась дождевая вода, которая накапливалась в этих углублениях.

Хусейн говорит: греки — торговцы, поэтому города возводили у моря. Товары — масло, вино, зерно, пряности… — доставляли в кувшинах. В Музее подводной археологии, устроенном в крепости, хранится самая богатая в мире коллекция древних амфор Средиземноморья. Здесь же выставлены на обозрение останки остова корабля — он считается самым древним обнаруженным судном, относящимся к XIV веку до нашей эры. Предполагается, что корабль собирал груз — слитки меди, олова, изделия из золота, слоновой кости, керамики … — в портах Ближнего Востока и направлялся к берегам Чёрного моря, но потерпел крушение недалеко от Карии. На установленных повсюду миниатюрных мониторах можно увидеть уникальные кадры, запечатлевшие, как подводные археологи раскапывали и поднимали корабль и его груз. Это громадный объём работы, проводившейся в 11 этапов — с 1984-го по 1994 год. Корпус судна был изготовлен из кедра. Сохранились почерневшие от времени фрагменты днища и бортов. Хусейн рассказывает, что кедров на побережье Эгейского моря произрастало много, и корабли строили из него. Во II веке до н. э., когда земли перешли во владение римлян, они стали вырубать кедры и увозить их к себе на родину.

О том, что бодрумская земля, по которой нам довелось ходить, хранит, возможно, ещё немало древностей, говорит история создания в музее крепости Зала принцессы Карии. Восковую фигуру этой женщины, освещённую искусственным светом, видишь, как только входишь в зал: невысокого роста, короткие, слегка волнистые волосы, традиционная для древних греков свободная одежда… Оказывается, в 1989 году, когда в одном из местных районов проводили раскопки, обнаружили саркофаг с очень хорошо сохранившимся скелетом и золотыми украшениями. Богатство украшений и, самое главное, корона указывали на царское происхождение. С помощью специальной техники нанесения лица на череп исследователи установили сходство с одним из имеющихся мраморных бюстов и предположили, что в гробнице находятся останки царицы Ады. Она правила в здешних краях 2350 лет назад, когда Кария являлась одним из сатрапств Персидской Империи или, как её ещё называют, Державы ахеменидов. Любопытно, что местные традиции тех лет разрешали брак между сестрой и братом. Ада являлась дочерью правителя Карии Гекатомноса, у которого, кроме неё, были сыновья Мавзол, Идрей, Пиксодар и дочь Артемисия. Мавзол женился на Артемисии, Идрей — на Аде. Как нам объяснили, такие браки объяснялись желанием сохранить территории и другие богатства в одной семье.

Гекатомнос правил Карией из Миласа, который находится в 40 километрах от Бодрума и куда мы ещё поедем. После его смерти власть перешла к старшему сыну Мавзолу, и он перенёс столицу в Галикарнас, ныне Бодрум. Когда скончался Мавзол, страной правила Артемисия, после неё — брат Идрей, а когда не стало его, трон заняла его вдова Ада. Но младший брат Пиксодар не согласился с этим и сместил её. Аде ничего не оставалось, как удалиться в верный ей город Алинда. В истории она осталась также тем, что без сопротивления отдала Александру Македонскому Алинду, когда он вошёл в Карию. В благодарность великий полководец вернул ей управление Карией. Вот такая история, где переплелись и власть, и личная драма, где много сложных для нашего восприятия имён, но местные экскурсоводы, и в их числе наш Хусейн, с готовностью пересказывают её каждому интересующемуся туристу.

Ключник

…Саркофаг с останками предположительно принцессы Ады выставлен в музее на обозрение. Интересно, что там же — скелет мышки: ей не повезло пробраться тысячи лет назад в гробницу и навечно остаться там.

…Мавзол, как свидетельствует история, был настолько алчным правителем, что ввёл налог даже на волосы. Пишут также, что, сколь алчным был он, столь и тщеславным, и якобы мечтал возвести себе ещё при жизни такую усыпальницу, равной которой в мире нет. Как бы то ни было, эту идею во многом воплотила его вдова-сестра Артемисия, пригласив лучших архитекторов и скульпторов. Ей не удалось завершить строительство, но после её смерти мастера решили довести дело до конца, считая, что это будет памятником и их искусству. В результате получилось настолько великолепное здание из белого мрамора, со множеством колонн, скульптур и лепнины, что его назвали одним из семи чудес света. Оно простояло около двух тысяч лет. Но, к сожалению, в конце концов, усыпальница не выдержала частых в этом регионе землетрясений, и пришедшие на полуостров родосские рыцари-госпитальеры сочли остатки сооружения замечательным строительным материалом для крепости Св. Петра.

…Мы стояли возле котловины с обломками рухнувших колонн, глыбами мрамора и фрагментами барельефов — это то, что осталось от рухнувшей гробницы и что удалось раскопать археологам. Руки скульпторов сохранили в камне эпизоды правления династии Гекатомнидов. Если бы Мавзол знал, что свидетельства эпохи его правления будут созерцать через тысячелетия, это, конечно, польстило бы его самолюбию. Но ещё больше он возгордился бы, кабы знал, что его имя даст рождение слову «мавзолей».

Когда-то гробница Мавзола, как свидетельствует уже упомянутый римский архитектор Витрувий, находилась в самом главном месте города. Сразу за гаванью располагалась рыночная площадь, от неё вверх по склону горы устремлялась основная улица — посередине её и возвышалась белыми колоннами усыпальница. Сейчас это узкая улица с увитыми диким виноградом лавочками, кофейней, аптекой и мастерской ключника, привлекающей клиентов макетом ключа хорошо известной и у нас турецкой фирмы KALE. По описанию Витрувия, где-то вверху находились храм бога войны Ареса и неподалёку святилище Афродиты и Гермеса. Храм и святилище мы не увидим, а вот на ступенях античного театра посидим и узнаем, чем античный театр отличается от амфитеатра.

(Продолжение следует).

Кифаят АСКЕРОВА.

Фото автора.






Добавить комментарий