АВТОР ТЕАТРАЛЬНОЙ ЭРЫ

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Share on Google+
Google+
Print this page
Print

Уникальное и неповторимое творческое наследие оставил после себя в истории театрального искусства страны замечательный режиссер Искендер Муратбекович Рыскулов, 70-летие со дня рождения которого отмечает культурная общественность республики.

Имя его было и остается гордостью национальной сценической культуры  последней четверти ХХ столетия. Он входил  в  звездную когорту  театральных режиссеров  Советского Союза вместе с такими прославленными мастерами сцены, как Г. Товстоногов, Л. Додин, Ю. Любимов, М. Захаров, А. Эфрос, А. Васильев, Р.Стуруа, Э. Някрошюс, А. Борисов. Он, пожалуй, — единственный кыргызский режиссер, поднявшийся в своем творчестве на всесоюзный и международный уровень. Искендер успешно осуществлял театральные постановки в России, Прибалтике, Болгарии, Венгрии, Чехии. Это завидная сценическая биография.
Прекрасно помню провинциальный Ош  прошлого столетия, который благодаря И.Рыскулову и его сподвижникам стал своеобразной театральной Меккой. Театральные критики союза и мира, практически не задерживаясь во Фрунзе, летели в южный город, чтобы оценить и посмотреть каждую новую работу Искендера и его труппы. А потом писали восторженные отклики и рецензии на страницах столичной и зарубежной прессы. В лексиконе театралов Союза появилось  даже такое речевое клише «феномен Искендера Рыскулова». А сам режиссер был желанным участником практически всех театральных фестивалей, проводимых в СССР.
В чем же секрет его творчества? Еще будучи молодым критиком, я сравнивал сценические работы И.Рыскулова со знаменитой картиной художника Петрова-Водкина «Купание красного коня». В алогичных постановках кыргызского режиссера были в наличии детерменированные метафоричность и условность, которые и выделяли его алогичные спектакли из общего сценического ряда. Он был, а возможно, и остается единственным национальным режиссером, кто искал автономный выразительный театральный язык и систему образов, где доминировала тотальная условность. Поэтика этой условности — основная режиссерская стихия в его творчестве.
Разумеется, все познается в сравнении и сопоставлении. Если взглянуть на национальную театральную режиссуру до прихода в нее Рыскулова, то можно увидеть, что художественное обобщение, структура и круг ее сценического образного выражения отражали в первую очередь бытовую правду, достоверность и полную зависимость от авторской мысли. Поэтому визуальный сценический ряд у режиссеров этого исторического этапа более конкретизирован, детализирован и актуализирован, и все действие спектакля подавалось как правда жизни.  Для режиссеров той поры было важно достоверно подать современную им жизнь или историческую эпоху, в которой  шли события или действия пьесы. Мастера режиссуры этого периода не поднимались на условно-метафорический уровень театрального мышления и не допускали той алогичности, что столь присуща творчеству И.Рыскулова. Художественная правда, правда мысли для постановщиков спектаклей существовала в рамках бытовой исторической достоверности. А режиссура того периода существовала в контексте национального общетеатрального процесса как придаток идеологического заказа власти, который требовал, чтобы на сцене все было предельно понятно, узнаваемо и доступно зрителю.
И вот на замену таким режиссерам, упрощенным интерпретаторам драматургии и авторской мысли, приходит И. Рыскулов, обладающий новым театральным мышлением — детерминированной условностью и автономным театральным языком. И как всякое новое и талантливое его постановки  притягивали публику и критиков, в чем и заключался секрет сценической популярности Ошского областного драматического театра 70-80-х годов прошлого столетия.
Первые спектакли режиссера «Никому не говори» (по пьесе Т.Адбумомунова), «Солнечный остров» (по пьесе М. Гапарова), «Белый пароход» (по Ч.Айтматову), «Сто женщин» (по Б.Омуралиеву), «Встреча» (по Б.Жакиеву) принесли режиссеру И.Рыскулову  и его театру общесоюзную славу именно потому, что в этих спектаклях  выражено тотальное доминирование режиссуры как полновесного автора постановок, а не искателя сценического эквивалента авторской мысли  и идеи драматурга. Одним словом, Искендер придал театру и режиссуре автономность и независимость от текста пьесы.
В нашей действительности, особенно в политическом контексте последнего времени, есть такое набившее оскомину понятие, как «тандем». Но театральная действительность такова, что именно творческий тандем стал плодотворным явлением 80-х годов прошлого столетия и принес И.Рыскулову новый творческий подъем. Речь идет о его творческом тандеме с художником-сценографом Юлдашем Нурматовым, с которым они осуществили постановки по произведениям Ч.Айтматова «Пегий пес, бегущий краем моря», «Прощай, Гульсары!», «И дольше века длится день», которые отмечены театральной общественностью Союза как неординарные  явления сценического искусства. В этом ряду также можно особо выделить и постановки  шекспировского «Ричарда III» и «Стон тетивы» по пьесе Б. Жакиева, принесшие многочисленные творческие премии и призы общесоюзного уровня.
Справедливости ради отметим, что творческий путь на родине у И.Рыскулова отнюдь не выстлан розами. Особенно в последние годы его жизни. Это обычные для больших художников драматические периоды, когда неизбежно происходит конфликт между новыми и закостеневшими старыми взглядами на искусство. Искендер, к сожалению, также не избежал этой участи. В начале 90-х годов минувшего века его буквально преследовали ревнители старой театральной эстетики.
Его неординарные и нестандартные спектакли этого периода — «Поэт и смерть» по К. Мамбетакунову, «Под стук трамвайных колес» по А. Куросава, «Сокровенная тайна Чингисхана» по моей пьесе — не были представлены  в программах региональных и международных театральных фестивалей. Группа критиков из Москвы, Киева, Прибалтики и Средней Азии, побывав на фестивале «Нооруз», посмотрела вне конкурсной программы спектакль «Под стук трамвайных колес» и выразила восхищение режиссерской работой И.Рыскулова. А еще и удивление по поводу того, что театральное руководство республики не включило этот  неординарный спектакль в конкурсную программу «Нооруза», а заменило его усредненным костюмным спектаклем. Как раз в это время И. Рыскулова сняли с должности главного режиссера Государственного академического театра драмы имени Т. Абдумомунова. Так «отплатили» ему за уникальность, неповторимость его сценического таланта.
Последней выдающейся и мощной работой Искендера Рыскулова стал спектакль «Манас мой родной!», поставленный по моей пьесе, который получил один из главных призов на международном театральном фестивале «Туганлык» тюркоязычных театров мира. Эта же сценическая постановка получила первую премию на республиканском театральном фестивале, посвященном 1000-летию эпоса «Манас» в 1995 году.
Искендер Рыскулов ушел от нас в конце 2002 года так же неординарно, как жил и творил.

Жаныш КУЛМАМБЕТОВ,
драматург, театральный критик и
режиссер, заслуженный деятель
культуры КР, лауреат Международной премии имени Ч. Айтматова.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *