Main Menu

Жумагул Сааданбеков: «Благодарность народу, давшему человечеству такого исполина духа»

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Print this page
Print

В Бишкеке прошёл IV Иссык-Кульский форум «Государственный и общественный деятель Чингиз Айтматов».

В мероприятии принял участие заместитель министра культуры, информации и туризма Кайрат Иманалиев. Мероприятие сопровождалось онлайн-форматом, в котором приняли участие родственники Ч. Айтматова, представители творческой интеллигенции, руководители ряда вузов Кыргызстана, гости из Турции. На нём выступил общественный деятель, доктор политических наук Жумагул Сааданбеков. Он отметил, что Чингиз Айтматов никогда не занимал высшие государственные посты и они его абсолютно не интересовали. В 90-е годы прошлого века, когда на волне горбачёвской перестройки Кыргызстан обрёл свою национальную государственность, мы, демократическая «группа 114» в легендарном парламенте, обратились к нему с просьбой стать первым президентом Кыргызской Республики. Разумеется, ему достаточно было дать согласие — и он безусловно стал бы президентом.

Однако он ответил: «Я не имею ни готовности, ни желания становиться президентом. Тысячу раз спасибо вам за доверие, это очень ответственный и почётный пост. Поэтому для него больше подходит экономист, юрист или специалист по сельскому хозяйству. Не хочу менять писательскую работу на высокую должность. Есть у меня много творческих замыслов, дай Бог претворить их в жизнь».

В свете этих высказываний Айтматов выглядит не так, как наши 60 доблестных политиков, выдвинувших себя кандидатами в президенты, что воспринято обществом с раздражением и сарказмом. «Быть бы живу, не до жиру» — вот глухой ропот народа, который считает, что отдельные из этих кандидатов превратили в игру это в высшей степени ответственное дело. Впрочем, всем любителям побороться за президентское кресло советую вслушаться в суть следующих высказываний Ч. Айтматова:

«Из сочинений некоторых восточных философов я суммарно воспринял такую «инвариантную» идею о том, что в целом правители государств делятся по своим достоинствам на три категории:

«Первым из них все их достоинства дарованы милостью Божией, от природы. Такие правители властвуют долго и приносят только пользу своей стране, своему народу.

Вторые подражают в своих делах другим. Такие большей частью хитры и коварны. Они не способны на новшества, приносящие в общество подлинные перемены. Чаще всего они стремятся к укреплению и сохранению старого.

Третьи сами ничего не знают и у других ничего не перенимают. По воле случая берут они в руки управление государством и очень скоро лишаются обретённой власти. Любые дела разрешают скорее окриком, а споры — войнами, приводя народ свой к истреблению, а богатство страны своей — к разорению».

Если конкретизировать эти идеи Чингиза Торекуловича, то получается, что есть авторитет власти, то есть должности, и есть власть личного авторитета, вне всякой должности. Если они органически гармонируют, то на счастье и благо самого лидера и народа, которым он правит. Это, например, Кемаль Ататюрк, Дэн Сяопин, Ли Куан Ю, Шарль де Голль и другие. Но если такой гармонии нет, то это беда и для него самого, и для управляемого им народа. За примерами идти далеко не приходится, они в полном наборе имеются у нас в Кыргызстане.

Нам всем известны и такие деятели, как аятолла Хомейн, Махатма Ганди, Конфуций, Л. Толстой и другие, которые имели огромный личный авторитет, не имея никакой государственной должности. В этом ряду, конечно, занимает своё достойное место и Айтматов. Имея огромный личный авторитет, он никогда не брал на себя мессианскую роль какого-то особого лидера и ни в коем случае не выказывал свою силу перед действующей властью. Напротив, Айтматов накопил уникальный опыт взаимодействия с властями, ни на йоту не переходя «красную линию», содействовал решению важнейших, судьбоносных государственных задач. У него сложились вполне искренние и деловые отношения с Усубалиевым. В своих мемуарах Турдакун Усубалиевич писал, как они вместе с Айтматовым «пробили» в центре (у руководства СССР — прим. редакции) немало проблем республики. Даже такие знаменитые статьи Айтматова как «Золотые ворота», «Взлётная полоса», опубликованные в центральных газетах, касающиеся проблем застройки и облика столицы, нового аэропорта «Манас», созданы по просьбе и совету Т. Усубалиева. Они вместе продумали и провели через ЦК КПСС вопрос о проведении настоящего Иссык-Кульского форума при поддержке лично Горбачёва. Я, как один из многих молодых организаторов этого мероприятия, помню, что Усубалиев лично проверял всё, начиная от вилок и ложек до меню, до каждого окна и двери гостиницы, которые следовало основательно переделать. Ведь тогда республика жила очень скромно.

Зато великолепно удалось провести форум, по смыслу и значению не уступающий гремевшему тогда на весь мир Римскому клубу. Народ и страна увидели на берегах Иссык-Куля таких гигантов мировой философской и художественной мысли, как Федерико Майор, Болдуин, Миллер, Кинг, Феллини, Куросава и других. Надо сказать, что национальное самосознание и гордость кыргызов тогда поднялись буквально до небес. «Неизвестная республика» — так называли тогда западные СМИ Кыргызстан, кыргызский народ показали замечательные традиции гостеприимства и политической культуры.

30 лет назад в Центральной Азии, как и во всем постсоветском пространстве, проходили парад суверенитетов, парад президентов. Вполне понятно, что наши народы тогда первых своих президентов обожали, буквально на руках носили, бесконечно гордились ими. Но прошло по историческим меркам немного времени- 30 лет, но, к сожалению, мало кто из них смог сохранить первоначальный авторитет власти. Одни из них завершили свою карьеру бегством, другие опустились до коррупции и такого культа личности, чему позавидовал бы сам Сталин.

В то же время авторитет Айтматова рос и оказался незыблемым, в его моральной поддержке и советах нуждались и Акаев, и Назарбаев, и Каримов. Как политическая фигура общесоюзного масштаба, Айтматов ярко проявил себя в период перестройки. Он писал: «В то время в нашей стране демократический процесс набирал силу. Перед каким-то совещанием в Кремле я встретился с Горбачёвым.

— Пойдёмте, поговорим, не торопясь, — пригласил он меня в кабинет.

— Нынешнее положение в Средней Азии и Казахстане вам очень хорошо известно. Что вы думаете по поводу политической, экономической и культурной ситуации в этом регионе? — спросил он меня.

Я рассказал обо всём, что знал и что думал по этому поводу…

Мы долго и заинтересованно говорили друг с другом».

В то время обострились в стране межнациональные отношения. Объективных причин этого процесса существовало много, но роковой из них было предвзятое, подозрительное отношение аппарата ЦК КПСС к национальным республикам. И в этой связи Айтматов на I съезде народных депутатов СССР выступил уже как член Президентского совета, как профессиональный политик.

Вот что он сказал: «Суверенные права социалистической республики не должны обходить и Казахстан. Не следует делать из этой республики исключение из правил, ибо казахский народ — один из древнейших этносов этого края — не повинен в том, что стране нужен был хлеб и требовалось осуществить многомиллионное переселение из европейской части на целинные земли, что отрицательно сказалось на процентном соотношении прибывшего и коренного населения. А теперь при каждом удобном случае коренной народ ставят в угол и напоминают ему о его месте. Закон, Конституция должны охранять культурную самобытность каждого народа, учитывая, что коренные народы, например Средней Азии, в том числе казахский, не имеют собственных этнических аналогов за пределами своих регионов, чтобы полагать теоретически, что если не здесь, то где-то в другом месте, за рубежом, сохраняется язык и культура данной нации. Каждый народ уникален сам по себе. Наши печать и телевидение допускают, на мой взгляд, бестактность и по отношению к узбекскому народу, когда постоянно смакуют в усладу обывателям понятие так называемого узбекского дела. При чём тут узбеки? За что такое оскорбление? За то, что этот уникально трудолюбивый народ положил свою жизнь на такое неблагодарное дело, как выращивание хлопка? За то, что десятилетиями хлопок служит, помимо всего прочего, одной из главных статей в получении чистой валюты в казну государства? Если есть организованная преступность в тех или иных местах, то пусть занимается этим правосудие, не задевая национальной чести народа.

То же самое мне хочется сказать и в защиту крымских татар. До каких пор мы продолжим избегать решения этой трагически вопиющей народной судьбы?»

Это было очень смелое выступление. Правда, в те годы либерализация общественно-политической жизни шла полным размахом, свобода слова подчас била через край, но дзоты и доты политической репрессии ещё сохранялись, ярлыки пантюркизма спрятали в сейфах партаппарата. Они могли выстрелить в любое время. Между тем вся страна, советский народ знали Айтматова как убеждённого интернационалиста, который неустанно подчёркивал историческую роль России, великого русского народа в судьбах евразийского пространства. Эта проблема чрезвычайно актуальна и сегодня. Айтматов, как автор концепции билингвизма, подчёркивал, что русско-кыргызское двуязычие подобно двум крыльям птицы.

Разумеется, Айтматов работал и на полугосударственных и государственных должностях. Руководя Союзом кинематографистов республики, поднял наше кино до мирового уровня, добился того, что его во всём мире называли тогда «кыргызским чудом».

Затем достаточно долго работал на дипломатическом поприще, сначала послом СССР в Люксембурге, а потом послом Кыргызской Республики в Евросоюзе, Бельгии. Как посол Кыргызской Республики, он сделал очень много для того, чтобы внешний мир полнее открылся для неё, привлекал иностранные инвестиции в экономику для сближения культур.

Я в то время всего один раз посетил Брюссель и видел его глубокое разочарование блеском и нищетой западного образа жизни. Он рассказывал, как долгожданная и обожествляемая нами свобода ломает систему базовых моральных принципов и насаждает античеловеческие нормы. Это происходит повсеместно путём уничтожения традиционных систем семьи и брака, снижения авторитета религии. Взамен этим базовым системам предлагается абсолютизация свободы личности: дети важнее родителей, не существует авторитетов, исчезает уважение к старшим, в интернете можно говорить и призывать к чему угодно — от теракта до самоубийства, ведь это свобода личности.

Словом, живя и работая на Западе, Ч. Айтматов в полной мере превратился в политического философа. Не случайно литературные критики в его последних романах «Тавро Кассандры» и «Когда падают горы» увидели больше политика и политического философа, чем художника.

При изучении этих романов бросается в глаза большое духовное беспокойство писателя, заставляющее его болезненно чувствовать турбулентный характер мирового развития, «подземные» толчки текущих и грядущих социальных бурь и кровопролитий на земле. К последнему роману Айтматова «Когда падают горы» приложен небольшой рассказ «Убить — не убить», и там есть такая эпиграмма, высказанная устами цыганки: «И только солнце останется не забрызганным кровью… и конь ускачет без седока». Какое жуткое, леденящее душу полотно, какой беспощадный экзистенциализм!

Метафизический и экзистенциальный кризис охватил ныне человечество на фоне свирепствующей пандемии коронавируса. Как бы сбываются пророчества Айтматова. Все мы сегодня ощущаем, что находимся на пороге кардинальных перемен, эпохи тектонических сдвигов, причём во всех сферах жизни. Подобно тому, как личная память человека формирует его совесть, наша историческая память о великих сыновьях и дочерях своего народа формирует нравственный климат, в котором мы живём. Сегодня, вспоминая нашего великого Айтматова, мы переполнены чувствами гордости за него, благодарности народу, давшему человечеству такого исполина духа.






Добавить комментарий