Main Menu

Индия знакомая и неизвестная. Часть VII

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Print this page
Print

(Начало в №№96, 100, 115, 117, 120, 122)

Продолжаем диалог с Александром ПЕРЕВЕРЗЕВЫМ — кандидатом наук в области санскритологии, петербуржцем, живущим в Индии.

Девочка, встреченная по пути из Дели в штат Химачал-Прадеш

В центре Дели

— Прежде чем задать следующий вопрос, расскажу вам, Александр, одну историю. В 2004 году, когда я полетела в Индию в первый раз, чтобы освещать грандиозную осеннюю ярмарку ремесленных изделий, помнится, больше всего меня поразил нескончаемый ряд убогих лачуг, тянувшихся от Дели до самого пригорода Ноида, где находился наш отель. Коммерсантка из Кыргызстана, тоже летавшая на эту ярмарку, познакомила меня с мистером Чанду Бахилем — хозяином империи женских шарфов. Тогда в мире был бум спроса на эти шарфы: из всевозможных тканей, необыкновенно богатых расцветок — на любой вкус… Мистер Чанду владел сетью фабрик и магазинов, к нему приезжали за товаром со всего мира. Мы застали его в одной из лавок на оживлённой торговой улице в самом центре Дели. В крошечной лавке от шарфов был свободен только проход посередине, по которому сновали молодые помощники, принося и унося охапки товара. Хозяин сидел на небольшом возвышении в углу, скрестив ноги, и в этой невероятной теснотище, где торговали и оптом, и в розницу, вёл неспешный разговор с оптовыми клиентами. Потом он нам расскажет, что считает эти разговоры своей «энциклопедией». Мистер Чанду, индус по происхождению, родился в Пакистане. Когда разразилась война с Индией, его семья, оставив всё нажитое, перебралась в Индию. Мальчишка перенёс много лишений, жил в углу мансарды, не спасавшей от тропических ливней, но он трудился не покладая рук, и, в конце концов, разбогател. На мой вопрос, почему в Дели так много нищих людей, ночующих прямо на тротуарах, мистер Чанду, уже седой и проживший большую жизнь, ответил так: «Эти люди бедны потому, что довольствуются, когда у них в кармане есть 200 рупий, и не думают, как заработать на завтра». В то же время мистер Чанду считал своим долгом регулярно отдавать часть своих доходов храмам, помогающим бедным.

Тот же вопрос, что и мистеру Чанду, я задала переводчику нашей группы Сандипу — студенту кафедры русской филологии Делийского университета. Он рассказал, что в своё время премьер-министр Раджив Ганди якобы построил и роздал нищим Дели благоустроенные квартиры. Но, пожив в них некоторое время, они их распродали и вернулись в лачуги. Потому что в квартирах нужно было платить за свет, воду и т. д., а для этого — зарабатывать. В лачугах же жизнь обходилась дешевле.

…Индия давно прорвалась в космос, ведёт исследования на орбитах, стала ядерной державой, по объёму ВВП, как пишут эксперты, уже претендует на второе место в мире, считается одним из мировых лидеров в разработке программного обеспечения, активно развивает фармацевтику и медицину — на лечение в индийские клиники едут со всего мира… Почему же при таком прогрессе в экономическом развитии страна не может покончить с бедностью значительной части населения? Было бы интересно узнать ваше мнение, Александр.

— Спасибо за рассказ о мистере Чанду. Таких историй в Индии, и особенно в Дели, очень много. Среди населения Дели много людей с пенджабскими корнями — потомков тех, кто приехал после кровавого раздела в 1947 году Британской Индии на независимые Пакистан и Индию, включая раздел Пенджаба на пакистанскую и индийскую части. Их истории похожи — потеря дома, земли, семьи, чести…, и их сердца продолжают кровоточить даже после десятилетий новой жизни в Дели. Многие из них потеряли почти всё, что имели. Правительство выплатило компенсацию, но в большинстве случаев она оказалась неадекватной.

Швейная мастерская на серпантине пути из штата Химачал-Прадеш в штат Пенджаб

Пенджабцы были в основном из привилегированных классов: землевладельцы, торговцы, промышленники. Правительство Индии слышало их и постаралось сделать всё возможное, переселив в индийскую часть Пенджаба, в Дели и вокруг него. Однако не все беженцы 1947 года оказались так удачны. Например, низкокастовым из числа пенджабцев помощи досталось мало, а беженцам из Восточного Пакистана (современный Бангладеш), которых разместили в Калькутте, на новом месте пришлось ещё хуже, чем там, откуда они бежали.

Привилегированным пенджабцам в первые годы пришлось трудно, несмотря на помощь, но она хотя бы была. Поэтому можно сказать, что с самого начала, невзирая на травму, у них имелось преимущество: если не деньги, то хотя бы образование и квалификация для получения новой работы. У низкокастовой бедноты не было ничего.

Чистильщик бассейна

Такое же мнение, как у мистера Чанду, — мол, бедные бедны, потому что не работают, очень часто можно слышать в разных странах от привилегированных людей, которые обвиняют бедных в их бедности. Это удобная позиция. В словах о заработке в 200 рупий в день есть истина, но когда на эти 200 рупий нужно выжить семье с несколькими детьми, то она не может накопить денег. И причины её бедности не в том, что она не хочет найти работу получше: рынок Индии переполнен, любую работу очень трудно найти, люди чувствуют себя экономически незащищёнными. Кроме того, не имея образования и специальности, невозможно получить высокооплачиваемую работу профессионалов. Для них остаётся только таскать кирпичи за 200 рупий в день. Мистер Чанду добр, давая деньги храмам. Но храмы сами по себе не помогают бедным: они только пару раз в год раздают им еду, купленную на деньги таких спонсоров, как мистер Чанду. И это, конечно, не решает проблему нищеты.

Погонщик буйволов (штат Харьяна, недалеко от Дели)

Я не могу компетентно прокомментировать историю с инициативой Раджива Ганди. Одно могу сказать: в Индии, если кто-то получает в собственность дом, то никогда не покинет его, даже не имея возможности платить. И ещё: люди без образования и квалификации здесь, действительно, не могут позволить себе платить даже за свет. В лачугах же они подключаются к нему нелегально и получают бесплатно.

Экономика Индии действительно развивается, но нужно видеть различные аспекты и многочисленные детали, которые объясняют, почему стране так трудно. Быть ядерной державой само по себе не является паспортом к благосостоянию. К примеру, Северная Корея, хотя и имеет ядерное оружие, с трудом выживает, и то с помощью Китая. По объёму ВВП Индия очень далека от того, чтобы стать второй экономикой мира. В следующем году она, видимо, обгонит Японию и Германию, занимающих по объёму ВВП третье и четвёртое места в мире, но останется далеко позади Китая и США (второе и первое места соответственно). В ближайшие десятилетия Индия, вероятно, станет третьей экономикой мира, но внутренние проблемы продолжат сдерживать её экономический рост. Она действительно активно развивает индустрию информационных технологий, являясь одним из ведущих экспортёров программного обеспечения, но это небольшая часть экономики и она не может прокормить всю страну. Кроме того, многие IT-специалисты после окончания вуза уезжают в Америку. Так же и медики.

В Мумбаи (Бомбей)

Да, у Индии есть своя космическая программа, хотя после неудачной попытки посадить в 2019 году на Луне луноход эту программу нельзя пока назвать успешной. Особенно в контексте переживаемых экономических трудностей: в стране стремительно сокращается производство, и этот спад начался ещё до пандемии.

Да, фармацевтическая промышленность Индии уверенно осваивает мировой рынок, и лекарства недорогие, в отличие от тех, что производятся на Западе. Медицинский туризм тоже имеет место, но это не успех системы здравоохранения. Для большинства населения страны медицинские услуги недоступны: здоровье в Индии не базовый фактор и не право, это привилегия тех немногих, кто может себе его позволить.

Ответ на вопрос, почему страна не может покончить с бедностью, видимо, в другом. Есть две Индии. Индия элиты (несколько процентов населения) и остальная Индия (абсолютное большинство — более 90%). Индия элиты живёт и ориентирует всю политику в нужном ей направлении. Остальная выживает и не имеет возможности её поменять. Сотни миллионов людей неграмотны или грамотны, но не имеют профессионального образования, у них нет возможности изменить свою жизнь, переехать в другое место, получить другую работу, у них нет экономических прав (пенсии, защищённого рабочего места, стабильности заработка). 40% детей недоедают. Недоедающий истощённый ребёнок не способен учиться, даже если устроить его в хорошую школу. Необразованные люди работают только руками и продолжают размножаться. Из-за этого происходит демографический взрыв, который будет продолжаться ещё многие годы и истощать ресурсы страны. При такой огромной численности населения, как в Индии, очень трудно найти работу и иметь достойную жизнь, дать образование детям и возможность расти здоровыми, получать медицинские услуги. Это замкнутый круг, в который поймано большинство народа: с одной стороны, нет средств и образования/здоровья, с другой — нет работы, чтобы заработать эти средства.

Так что ситуация продолжает быть очень трудной и даже трагичной. Страна катится, как колесо, под откос, но при этом население оптимистично и намерено выживать при любом сценарии. Левая оппозиция вам скажет, что положение не меняется, потому что глубинные структуры Индии не заинтересованы в изменении: элите достаточно иметь своё «завтра» и для неё не важно, что 90% населения имеют только «сегодня». Как бы то ни было, факт остаётся фактом: несмотря на десятилетия независимости, страна по уровню жизни населения остаётся разорванной на две Индии. Каждая живёт в своём мире. Вторая, «реальная» Индия, в основном живёт в средних веках, и это очень горькое и трудное существование. Некоторые аналитики считают, что иметь космическую программу при такой социально-экономической ситуации в стране — расточительство.

Социально-экономическое положение в соседних государствах не лучше, во многих даже хуже.

Экономический рост в Индии, который до недавнего времени был значителен, практически оборачивается ограниченными изменениями в жизни населения из-за продолжающегося взрыва его численности. Годовой рост экономики в этой стране должен составлять как минимум 7% (!!!) для того, чтобы только НАЧАТЬ серьёзно решать проблему нищеты. Поэтому рост экономики Индии, например, в 7,5% (это считается очень высоким показателем — не многие государства могут им похвастать) означает только, что есть возможность улучшения на 0,5% жизни всего населения. Остальные 7% сводятся на нет ростом численности. При этом страна продолжает много тратить на оборону. Это необходимо из-за сложных, конфликтных отношений с некоторыми соседями, но отнимает средства, которые могли быть использованы для улучшения инфраструктуры, системы здравоохранения и т. д.

Учитывая ситуацию и многие её негативные аспекты, можно сказать, что в ближайшие десятилетия изменения в Индии будут происходить очень медленно и основное общество будет продолжать бороться за то, чтобы выжить. В том числе бороться с постоянно ухудшающейся экологической обстановкой. Этого фактора не было раньше, но сейчас он чувствуется во всём мире, и в Индии тоже. Скоро не останется лесов, ледники в Гималаях тают, запасы воды истощаются, воздух в городах отравлен, всё больше населения устремляется в города, значит, всё больше людей будут страдать из-за этих новых проблем.

(Окончание следует)

Кифаят АСКЕРОВА.

Фото автора.






Добавить комментарий