Main Menu

Индия знакомая и неизвестная. Часть VIII

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Print this page
Print

(Начало в №№ 96, 100, 115, 117, 120, 122)

Сегодня мы завершаем публикацию интервью с Александром ПЕРЕВЕРЗЕВЫМ — кандидатом наук в области санскритологии, петербуржцем, живущим в Индии. Выражаем ему от имени читателей огромную признательность за возможность увидеть изнутри эту необыкновенно яркую, не похожую ни на какую другую, страну и понять происходящие в ней процессы.

Житель долины Кулу (штат Химачал-Прадеш)

— Александр, в начале интервью вы сказали, что у Индии можно было бы многому поучиться. И в том числе тому, как понимают друг друга и умеют жить в согласии люди разных вер и языков. Известно, что тема межэтнического согласия на постсоветском пространстве — весьма болезненный вопрос. Новейшая история Кыргызстана знает два крупных межэтнических столкновения — между кыргызским и узбекским населением, которые произошли в 1990-м и 2010-м годах. Скажите, пожалуйста, как удаётся Индии — такой огромной, пёстрой, разной — сохранять мир между людьми, на чём строится толерантность индийцев?

Продавец изделий из мрамора. Г. Агра (штат Уттар-Прадеш)

— Индия — страна разнообразной, смешанной культуры с сильной региональной идентичностью. Но есть факторы и причины, почему она продолжает существовать как единая страна. Главная причина — субконтинент имеет природную защиту: море вокруг, пустыня на западе, Гималаи на севере, незаселённые горные и лесные места на востоке. Миграция и вторжение в субконтинент всегда происходили, но, несмотря на это и благодаря вышеуказанным природным факторам, данная часть света смогла развить некоторую культурную общность, а также сохранить её. То есть вторжение и миграция ограничивались природными факторами, поэтому они не смогли разрушить создающуюся культурную общность: население субконтинента на протяжении тысячелетий «переваривало» посетителей — и культурно, и физически. И хотя до прихода англичан Индия политически не являлась единой страной, в культурном смысле можно говорить о некоторой общности всего субконтинента на протяжении нескольких тысячелетий.

В центре Дели

Второй фактор успеха — созданные англичанами администрация, инфраструктура и судебная система, унаследованные и использованные независимой Индией. Впервые в истории субконтинент был объединён современными структурами и методами управления, все регионы получили зачатки современного образования (какие бы цели ни преследовались колониальными властями).

Повар придорожного кафе по пути из Дели в штат Химачал-Прадеш

Следующий фактор — создание современного индийского самосознания за десятилетия независимости. Некоторые считают его неглубоким, но оно достаточно сильное и объединяет всю страну, независимо от многочисленных различий. Это и любовь к Болливуду, и страсть к крикету (сборная Индии по этому виду спорта является одной из сильнейших в мире), и почитание политических символов страны (флаг и гимн, который заучивают даже в самых простых школах), и гордость за традиционную древнюю культуру (даже при отсутствии знания и понимания её), и уважение к некоторым политическим лидерам (в основном к Ганди и Неру), а также к борцам за независимость от колониального господства (их немного, но в Индии это культовые фигуры).

На праздновании Дюшеры. Долина Кулу (штат Химачал-Прадеш)

Следующий фактор — демократия. Критики много говорят о её недостаточности и пустотности. Но эта система связывает всех и даёт всем основным группам возможность существовать как гражданам. В Индии 22 официальных языка на уровне регионов. В парламенте страны работает целый штат переводчиков с каждого из этих языков на каждый, поскольку парламентарии делают свои выступления на официальном языке своего штата. Реорганизация страны и создание штатов на основе языка начались очень скоро после обретения независимости, и этот процесс продолжается. В этом смысле Индия похожа на южноафриканские страны, имеющие по дюжине официальных языков, или на Афганистан, где каждый язык имеет официальное признание независимо от числа носителей. И очень отлична от Пакистана, где официальный язык (урду) является родным только для 7% населения, а родные языки гораздо более многочисленных этнических групп не имеют статуса и не изучаются в школах. Плюралистичный подход, конечно, помогает в национальном строительстве Индии и, в общем, продолжает быть успешным. Даже при серьёзных проблемах индийской демократии само наличие этой системы становится положительным фактором при сравнении страны с положением в соседних государствах. Особенно, когда сравнивают сами индийцы. В Пакистане и Бангладеш — постоянные диктатуры и перевороты, в Непале и Бутане — медленно развивающиеся монархии, в Китае — однопартийная система, в Афганистане — непрекращающаяся война, в Бирме — хунта и диктатура, в Шри-Ланке — разорвавшая страну неразрешённость этнических противоречий…

Придорожное кафе по пути из Дели в штат Химачал-Прадеш

Следующий фактор продолжающегося единства современной Индии — примерно одинаковый уровень экономического развития разных частей страны и штатов. Это делает невыгодным для них требовать независимости. Разница, конечно, есть: в одних штатах больше образования, в других — лучше здравоохранение, в третьих — меньше нищеты… Но люди понимают, что независимость от Индийского союза (гипотетическая ситуация) не слишком изменит экономическое положение большинства из них.

Зрительницы Международного фестиваля народного танца, который ежегодно проходит в долине Кулу (штат Химачал-Прадеш)

Главным фактором, конечно, остаётся религия большинства населения — индуизм. Это секрет толерантности народа. Массы последователей индуизма значительно секулярны, и плюрализм заложен в самой основе этой религии, из-за чего есть мнение, что это даже не одна религия, или религия, которой нельзя дать чёткое определение. Плюрализм виден в отношениях индусов друг к другу и к последователям других религий. Также в индуизме есть представление о стране (Индии) как о женщине — матери-земле со священной географией. Священную географию (тело матери) нельзя резать на части. Поэтому раздел колониальной Индии на два государства — Индию и Пакистан, был таким болезненным для большинства населения и остаётся национальной драмой.

Школьница Мумбаи (Бомбея)

Большинство народа не готово и не желает расставаться с идеей о священности матери-земли и не принимает сепаратизма, даже если он аргументируется необходимостью соблюдения прав человека, прав этносов на самоопределение и т. д. Сепаратизм в Индии, конечно, имеет место: все десятилетия независимости существует проблема с Кашмиром, такая же долгая и кровавая проблема — с северо-востоком Индии, нет-нет да и дают о себе знать сепаратистские движения в Пенджабе… Но огромное большинство населения страны убеждено, что давать независимость регионам на основе языка или религии совершенно неприемлемо. Индусские массы не понимают, почему и как кто-то может стать независимым, когда он имеет столько прав и его самобытность признаётся и приветствуется. Народ, как и сам индуизм, может быть разным, но это не значит, что он должен быть политически раздельным. И этот консенсус, основанный на идее плюрализма, держит страну вместе в сочетании с гибкой языковой и культурной политикой центра.

Мастер украшений

Это в какой-то степени — чудо, если помнить, насколько разделено население Индии горизонтально и вертикально: касты, классы, пол, языки, расы, религии…

Однако опыт Индии трудно приложить к другим странам, поскольку он уникален, учитывая её уникальное культурное положение и самосознание. Индия несравнима с другими странами и культурами, она сама по себе. Индия — не просто страна, а цивилизация, и её можно сравнивать не с отдельной страной, а с целым континентом, например с Европой. Её эксперимент уникален и основан на национальной психологии, которая культивировалась тысячелетиями, и, возможно, её опыт культурной и этнической политики будет трудно приложить к другим частям света. Но этот опыт — интересный и поучительный.

На улицах Мумбаи (Бомбея)

— Вы связываете и дальнейшую жизнь с Индией? Не собираетесь вернуться домой — в Санкт-Петербург?

— Да, я хочу продолжить знакомство с этой страной, культурой, субконтинентом. Живя здесь, можно продолжать самообучение на многих уровнях: изучая культуру во всех её многочисленных гранях, не только читая литературу о ней, но и из живого общения с людьми, которые являются её носителями (этот тип изучения контекстуальный и особенно результативен).

Работник придорожного кафе. По пути из Дели в штат Химачал-Прадеш

Петербург мне дорог в особом смысле: это культурный центр, где я смог развить интерес к истории, археологии, искусству, Востоку, Индии и т. д. Мне дороги его музеи и культурные ценности (музейное дело в Индии поставлено по-другому и оставляет желать лучшего). Мне дорога память об университетских годах в родном городе и о моих учителях-индологах. Очень хочу быть достойным их.

Я очень благодарен Петербургу. Но мне нужно идти дальше, сделать следующий шаг в нужную мне сторону.

— Успехов вам на этом пути!

 

Кифаят АСКЕРОВА.

Фото автора.






Добавить комментарий