Атаке Асан: Стезя — кино, Судьба — кино…

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Share on Google+
Google+
Print this page
Print

Завтра — День работников кыргызского кино

Вот поди ж ты! Такое нельзя было ни предугадать, ни  спланировать. Уж слишком многое должно было совпасть  и совместиться, причем  как для первого, так и для второго участника одного и того же события. К  тому же случившееся должно было оказаться  более чем по душе каждому из  них.
Впрочем, чего только не бывает в жизни, чего только  не «накрутят» в кино, особенно в художественном. У нас же история документальная, то  есть в основе повествования — факты. И все же верится не с первой попытки. Ну да ладно, ближе к делу.


1 октября, в День  пожилых людей, в Союзе кинематографистов в  приподнятой обстановке объявляется, что троим ветеранам кино выделяются  путевки в санаторий «Голубой Иссык-Куль». В числе везунчиков оказались «юноша» (72 года), то есть режиссер-оператор Корел Абдыкулов, потом  80-летний киноредактор, ныне пенсионер Асан Шершенов, и его ровесник — автор этих строк.
Сказано — сделано! В назначенный день мы уже в «Голубом». Размещаемся с Асаном в одной комнате. Что касается Корела, то он  отдыхал в санатории в другие дни, несколько позднее нас.
Как только мы оказались вдвоем с Асаном, началось  нечто невообразимое, удивительно-неожиданное даже для нас самих.  Размеренная речь  «подержанных» мужчин сменилась клокочащим,  увлеченным диалогом с оживленной мимикой и горящими  глазами. «Нормальные»  отдыхающие  уж точно считали,  что мы  приехали  в санаторий только затем, чтобы  срочно обменяться  соображениями по каким-то особо важным и неотложным  проблемам. Так явственно просматривался в нашем едва ли не круглосуточном разговоре живой интерес к теме. И в центре, и на периферии нашего неумолчного речевого поля было только Его Величество кино.
Ни о каких рекомендованных нам лечебных процедурах не могло быть и речи. Кино, кино и еще  пять раз кино полностью определяло каждый наш шаг и каждый поворот  мысли. Усматривать в таком нашем поведении нечто странное или искусственное  значило бы грешить против истины.
Дело в том, что с Асаном Шершеновым мы впервые встретились аж 50 лет назад. А до того в разные годы окончили филфак нашего родного Киргосуниверситета, позднее сидели в киностудии  в одном помещении, работали  какое-то время на одних и тех же должностях, общались с одними и теми же  киргизфильмовцами… Так что нам было что вспомнить, что сопоставить и  о чем понастальгировать.
Асан оттрубил в студии «Кыргызфильм» верой и правдой и, как говорят, безвылазно тридцать лет. Но, пожалуй, более существенно то, что он находился в одной упряжке с теми режиссерами и операторами, талант и неослабный труд которых оказались необычайно результативными и навсегда  закрепились в истории нашего кино в метком и звучном понятии «киргизское киночудо».
Асан не «вылавливал» броские кадры для кинокамеры, не склонялся над монтажным столом в поисках лучшей стыковки эпизодов, но в силу занимаемой  должности редактора документальных и художественных фильмов и, будучи таковым на самом деле, являлся, можно сказать, существенной  фигурой съемочной группы и, больше того, воплощал  в себе ту знаковую часть пути фильма к зрителю, именовать которую было практически невозможно.
И дело тут заключалось не только в пресловутом контроле  за содержанием  фильмов. Особенно, если учесть, что после ХХ съезда КПСС,  ощутимо ослабившего цензурные гайки, редакторский надзор стал все заметнее и  неуклоннее приобретать человеческое лицо.
Больше того, редактор студии или отдельного фильма все чаще становился умудренным, доброжелательным советчиком, сподвижником, и в конечном  итоге его вполне обоснованно могли считать соавтором фильма. Что  касается возможностей его участия  в процессе борьбы за качество создаваемого фильма, то их всегда предостаточно. Тут и неоднократные  обсуждения сценария, и утверждение основного состава съемочной группы,  и просмотры проб и отснятого материала, и прием завершенного производством  фильма. И редактор в силу установленного незыблемого порядка всегда  находится в центре этих узловых моментов и возглавляет их организацию. Когда же работа над фильмом завершена, да еще явно успешно, все его создатели выходят на авансцену, получают различные знаки признания, награды и премии как от представителей массового зрителя, так и  от уполномоченных на то государственных органов. И только редактор остается где-то за кулисами, далеко в тени как в прямом, так и  в переносном значении этого слова. Это, конечно, парадокс, откровенный  вызов здравому смыслу. Ведь редактор в студии — это далеко не обычный служащий. Он должен обладать целым набором основательных качеств, без которых невозможно выполнять даже самые элементарные должностные  обязанности.
Асан Шершенов как раз и является счастливым обладателем всего комплекса присущих редактору свойств. Он прекрасно знает специфику кино как искусства, его историю и практику.  Он не испытывает восторга от постсоветского состояния кинематографии, причем приходит к заниженной оценке не огульно, а  в результате обстоятельного собственного  анализа. Асан  обладает весомым багажом грамотности и культуры, редким умением общаться  с творческими людьми, большинство из которых  непредсказуемы и имеют весьма своеобразные натуры и разный уровень самооценки.
Асану Шершенову, чтобы стать главным редактором студии «Кыргызфильм», не понадобилась волшебная палочка или всепроникающая фигура родича.  До этого с присущей ему ответственностью он трудился на всех  нижестоящих должностях — редактора-информатора, старшего редактора  киножурнала «Советская Киргизия», члена сценарно-редакционной коллегии, редактора художественных фильмов.
Что касается жизненного опыта, коим должен обладать каждый  редактор любой студии, то наш Асан незамедлительно и с лихвой даст фору любому своему коллеге.
Жизнь Асана, особенно его детские годы, складывалась так сложно,  что по своему драматизму нередко оказывалась на грани трагедии.  Асан — сирота. В немыслимо тяжелое время Великой Отечественной войны он попал  в детский дом Беловодска, потом Токмока. Учился в военно-музыкальном  и ремесленном училищах, одновременно занимался в вечерней школе.  Когда же пришел час победы, для нашего Асана произошло незабываемое событие — как юный барабанщик, он гордо прошагал с детским оркестром в  параде Победы по центральной площади Ташкента в 1945 году.
Знаменательно и особенно трогательно то, что уже тогда сформировались и окрепли  главные свойства его  характера — надежность и трудовая активность. Смотрите. Работая на Чирчикском электрохимическом комбинате в  секретном цехе, имеющим дело, в частности, с тяжелой водой и атомной бомбой, он так отдавался делу, что в 1953 году был награжден медалью «За трудовое отличие».
Асан Шершенов также успешно окончил филологический факультет Киргосуниверситета и как добропорядочный выпускник отправился преподавать  язык и литературу в самый отдаленный колхоз Узгенского района, такой  отдаленный, что смог предоставить Асану возможность встретиться с живым  басмачом и его нукерами. И не только  встретиться, но и ощутить за спиной всю прелесть холода винтовочных стволов, готовых мгновенно разрядиться по велению их хозяев…
Кто знает, сколько бы пятилеток нес Асан сельской молодежи разумное, доброе, вечное, если бы не   встретил в один из приездов во Фрунзе своих бывших университетских сокурсников. Они-то и «захомутали» знатока языка и литературы и притащили его в киностудию, где уже давно подбирали  редактора документального кино. Как показали минувшие 30 лет, решение  одного из дальнозорких и  действительно уважаемых интеллигентов, тогдашнего директора студии Шаршена Усубалиева об Асане Шершенове было своевременным и безошибочным.
Для Асана Шершенова, как для человека мыслящего и уже успевшего узнать, почем фунт лиха, освоение кинопроцесса и внедрение в него проходили сравнительно безболезненно. Вскоре  без всяких ненавистных для него громогласных заверений он полюбил кино и всех тех, кто находился рядом, кто стремился делать все, чтобы взрастить это дитятко и безвозвратно вывести его в люди.
При всей непохожести натур и разнице во взглядах и  творческих пристрастиях Асан  умел находить подходы  к таким уже успевшим заматереть  спецам, как Толомуш Океев, Болот Шамшиев, Мелис Убукеев, Геннадий Базаров, первоклассные кинооператоры Нуртай Борбиев, Карел Абдыкулов,  Марлест Туратбеков, Константин Орозалиев,  Кадыржан Кыдыралиев…
Все вместе, единой командой, нередко в жарких спорах, преодолевая  недомолвки и недопонимание, они создавали, как бы громко это ни прозвучало сегодня, самое ценное для  страны — ее кинолетопись, которая будет востребована кыргызстанцами во все времена. И именно  редакция киностудии, куда входили в разные годы бескорыстные трудяги Михаил Шерман,  Лев Белоконь, Рудольф Чмонин, кстати, пришедший в киностудию из редакции республиканской газеты «Советская Киргизия», была тем неизменным  центром, что планировала, координировала и организовывала всю эту  поистине историческую  работу. Редакция «вела» каждый фильм, начиная от распространения заявки и вплоть до сдачи его в прокат.
Что касается героя данной публикации Асана Шершенова, то его труд в редакции был особенно продолжителен и плодотворен. Один только киножурнал «Советская Киргизия», выходивший на  экраны трижды в месяц на русском и кыргызском языках, главным редактором  которого был Асан Шершенов, запечатлевал все самое важное, что происходило  в республике во всех сферах жизни и созидательной деятельности народа. А сколько создавалось документальных и научно-популярных фильмов, доставлявших впечатляющие картины до обширной киноаудитории всех  братских республик.
Чтобы подкрепить свои выводы, я в очередной раз обратился к различным справочникам. Так вот, мне удалось, как говорят, «подбить бабки». Оказалось, что в активе Асана Шершенова находится «под ружьем» 80 крупных авторских киноработ, готовых в любой момент раскрыть свои  страницы во всей  их живости, звучности и емкости содержания.
Мне представляется, что этот факт может стать еще одним хорошим основанием для укрепления духа нашего ветерана, оптимистического осознания общественной наполненности прожитых им лет.
Заканчивая эти заметки, я не могу не выразить свое печальное, но решительное соображение. Речь идет о полной ликвидации во всех частных  киностудиях должности редактора. Опять та же пресловутая погоня за  экономией средств. Но не только. Сегодняшний  скороспелый режиссер  в большинстве случаев является одновременно и владельцем киностудии. И он ну никак не желает, чтобы рядом был еще кто-то, особенно тот, кто вздумает сметь свое суждение иметь…
Но это уже другой обстоятельный разговор, становящийся  все более актуальным в связи с весьма незавидным  состоянием кинематографии в республике.

Аркадий БИТЮКОВ,
заслуженный деятель
культуры республики,
ветеран журналистики.

 

Добавить комментарий