“Здесь молодость к нам, как весна, воротится”

Странный человек Иван Бажуткин! Много-много лет  назад упаковал чемодан и подался на Землю обетованную. Земля приняла, обогрела бывшего советского моряка и фоторепортера, подлечила даже, предложила  уютное место в Доме пожилых людей… Живи и радуйся, моряк, расчехляй фотоаппарат на свиданиях с красивым и памятным, старей комфортно и естественно…
Но нет! Гложет тоска Бажуткина по Киргизии, Бишкеку, горам и Иссык-Кулю.
Раз, два, три, а может, и больше закидывал рюкзак за спину и, не боясь  многотысячных расстояний, спешил домой, к друзьям, к пейзажам, к фотоархиву, не до конца раздаренному знакомым журналистам, к рифме, которую без устали  рождают и эта самая ностальгия, и эти самые  друзья, и согревающие, «убивающие» воспоминания о, может быть, самых лучших годах своей жизни.
Был Иван Бажуткин  и в конце этого лета, заходил в редакцию и оставил веер стихов. Не помним, говорил ли или утаил, но в ноябре ему  «стукнет», а теперь уже, наверное, «стукнуло», сколько бы вы думали? 82 года! Ну не верится, что фрунзенскому  парню, которого знала вся наша столица, уже 82 года. Впрочем, Иван Бажуткин поправляет: «Не уже, а еще!». Пожелаем    кыргызстанскому израильтянину (а может, израильскому кыргызстанцу?) здоровья и способности, как и прежде, скучать и думать о родной Киргизии.
Второй автор нашего выпуска в многословном представлении не нуждается. Способен, самобытен, поэтичен. Да,  Дима Сагайдак!
Читаем.

Иван БАЖУТКИН
Белые пики,
как аксакалы…

Горы,
Великие горы,
Как волны,
Поднятые штормом!
Наверное, когда-то
Взметнувшись, стихия
Вдруг замерла
На века.

Тянь-Шань
Поднебесный,
Провалы и скалы…
Посмотришь на них —
Восхищенье и страх!
Белые пики,
Как аксакалы,
В праздничных  модных
Больших калпаках.

В альпийских лугах
Голова закружится  —
Благоуханье трав и цветов.
Над раем земным
Барражируют птицы,
Слышится щебет их голосов.

Здесь молодость к нам,
Как весна, воротится,
Даруя улыбки,
Мечты и любовь.

Солнечная столица

Город мой — альпийский
цветок,
Песня моя зоревая.
Мне улыбается каждый листок,
Сердце поет, замирая.

Будто из сказки явился ты мне
Парусом белым на синей волне.
Много прошел я поклонных
дорог,
Но без тебя дышать я не мог.

Бишкек мой, Бишкек,
Солнечная столица.
Полюбил я на век,
Родные и близкие лица.

Радостно мне, что вернулся
я в сад,
Город прекрасный чарует
мой   взгляд.
Парки, бульвары в объятьях
берез,
Всюду всполохи огненных роз.

Милая, милая, лаской пьяня,
Сладко и нежно целуешь меня.
Мы по аллеям обнявшись идем,
Счастье нам машет зеленым
крылом.

Бишкек мой, Бишкек,
Лучше всех городов!
Ты — моя Песня,
Весна и Любовь!

Не гасни, взгляд!

Жизнь моя бежит,
кувыркается —
Ни остановиться,
ни оглянуться назад.
Ах ты радость моя,
ах красавица,
Подари обещающий взгляд!

Очень мысль с годами
тревожит:
Для чего и зачем я живу?
Каждый день мной,
как милость, прожит…
Будто сон вижу я наяву.

Для чего ж я живу, дорогая?
Может, будет ответ мой прост:
Чтобы наша любовь неземная
Долетала до самых звезд.

Ах любовь — золотые вожжи,
Вы куда завезете нас?
Я хочу, Всемогущий Боже,
Чтобы любящий взгляд не гас.

Осенний мотив

Ветер цветастым дождем
Овеял крыльцо и двор.
Раскатистый грянул гром
От снежных далеких гор.

Знать, осень пришла,
Разбросаны
Щедро вокруг акварели.
Из потемневших дубрав
Не слышится птичьих трелей.

Кончились теплые дни,
Солнышко радует реже.
Скучны избы, плетни,
Зябнут поля
и межи.

Пусто. И грустно,
И травы готовятся
в зиму.
Горькая лишь
полынь
Стоит неколебимо.

Ей не страшны ни дождь,
ни вьюга,
Ни обжигающая стынь.

Надо иметь такого друга,
Как эта стойкая полынь.

***

Милый мой
Цветок полевой,
Песня моя
Зоревая.
Будь со мной,
Как берег с волной!
Ты для меня —
Радость каждого дня.
Другой не хочу награды.
Лишь только б не гас
Блеск твоих глаз,
Когда ты со мною рядом.
В мелькании дней
Будем родней,
Радость мгновенья
Приносят.
Ты как и был,
По-прежнему мил,
Хоть на дворе уже
Осень.
Ты не грусти,
Будем цвести
Новым цветом.
Пока холода,
Я буду всегда
Для тебя
Жарким летом!

Дмитрий САГАЙДАК
О поэзии

Ты знаешь, поэзия падает
с неба
Бетонным дождем и идет
на потребу
Богатым, безумцам и нищим,
Чтоб кто-то считал ее пищей,

А кто-то плевался, скрывая
акценты,
Ругаясь на нервные
коэффициенты.
Но людям останется слово,
Пусть даже не будет иного.

А с грязных ржавеющих
улиц окраин,
Испаханных плугом
чадящих развалин
Поэзия рвется и рвется,
Она там со злобой сплетется

И выстрелит, выбросит,
вышвырнет пули,
Разнузданных слов
балаганящий улей,
И кто-то возьмется за сердце
От соло, от прим и от терций.

И утром, туманящим пьяные
взоры,
Холодным и хриплым,
как речь прокурора,
От счастья немного изранен,
Поэт возвратится
в изгнанье…

Дом у погоста

Дом у погоста — памятник
бедности,
В поле непаханом,
в поле заброшенном
Вырос как символ простой
неизбежности,
В месте покоя стал гостем
непрошеным.

Вылеплен в спешке,
окнами черными
Смотрит с прищуром на лица
гранитные.
В поле, заполненном травами
сорными,
Чьи-то мечты воплотились
разбитые.

То ли святое в землю
затоптано,
Смотрят убого на Бога
просители,
В жизни их всё за долги было
отдано,
Только лишь дом у последней
обители

Спрятал их лица, спрятал
их прошлое
В месте скорбей, где никто
их не выгонит,
К святости вдруг примешалось
безбожное,
В поле дома, словно овцы
на выгоне.

Солнца закат бродит тихо
округою,
Чтоб не тревожить сон
сторожа-пьяницы.
Рухнут кресты под ударами
грубыми,
Больше от них ничего
не останется.

Погоня

Мы гонимся за правдой —
Она от нас бежит,
Порой мы ей не рады,
Порой она страшит.

Порой бывает лучше
Скрываться от беды
И среди душ заблудших
Ждать милости судьбы.

Мы часто убегаем
От собственных проблем,
В рутине пропадаем,
Порою — насовсем.

Мы, счастье догоняя,
Уходим в лабиринт
И там лишь понимаем,
Как глуп был этот финт.

Мы жизнь свою не ценим
И от себя бежим,
И переводим время
В ускоренный режим.

Бегут от нас минуты,
А жизнь вся кувырком,
А мы вздыхаем глупо,
Пьем кофе с молоком.

И вот опять «По коням!»
Звучит для всех приказ.
И вот опять погоня:
За нами и от нас.

Антимир

Приходи ко мне в антимир,
Там, где камни дождя
по хрустальной земле,
Где вдыхают густую пыль
И за кровью летят клинья
журавлей.

Будем вместе в богов играть,
Пусть краснеющий снег славит
твой приход,
Будем вместе мы подбирать,
К вечной жизни разыскивать
тайный код.

Пусть песчаные облака
На морщинистом
небе нам выжгут глаза,
Пусть несут они на руках
В город вечного ужаса наши
сердца.

Приходи в мой бесстенный дом,
Где живут только призраки
мертвых дней,
И пусть молнии бьют кругом,
И пусть ночи становятся
все темней.

Ты пройдешь этот долгий путь,
Чтоб вонзить в себя с яростью
солнца копье,
Чтобы после всего уснуть,
Упокоиться в антисознанье
моем.

Ведущий рубрики Вилор АКЧУРИН.

"СК"

Издательский дом «Слово Кыргызстана»

Добавить комментарий