Main Menu

Эпос «Манас» и Великая Русь

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Print this page
Print

18 декабря в Москве откроется Международная  научно-практическая конференция «Эпос Манас» — памятник мировой эпической культуры». Ее  организаторы — МГУ  имени Ломоносова, Институт стран Азии и Африки, Институт мировой литературы имени  Горького  при поддержке посольства Кыргызстана в России.
Ожидаются выступления видных политиков, ученых, дипломатов, народных сказителей, известных манасоведов многих стран мира. Намечено и приветственное слово Президента Кыргызской Республики  Алмазбека Атамбаева.
На конференции выступит и наш известный  писатель и сценарист Мар Байджиев. Даем  в сокращении его исследование, с которым он выступит в Москве, — «Эпос «Манас» и Великая Русь».

Более ста лет бытует научная гипотеза о том, что кыргызский героический эпос «Манас» создан кочевым народом на основе подлинных исторических событий средневековья новой эры. Прототипом главного героя сказания считается создатель и предводитель Кыргызского каганата — Яглакар.

В IX веке новой эры Яглакар восстановил единство родоплеменных общин кыргызских кочевников, создал суверенное государство — каганат, пошел походом на Уйгурское ханство, которое владело Монголией, Восточным Туркестаном, частью китайской территории, претендовало на енисейские владения кыргызов.
Кыргызы приступом взяли укрепленный город Бейпин (в эпосе Бейджин), разгромили Уйгурское ханство. Видимо, победа была пирровой:  многие воины и сам Яглакар погибли.
После гибели своего вождя Кыргызский каганат распался в результате межродовой борьбы за власть, потери единства и кыргызские племена на сотни лет стали жертвой захватчиков.
Вполне вероятно, что Манас — нарицательное имя героя, производное от иранского слова «маана» — «защитник», «убежище». Кыргыз маанасы, т.е. защитник, убежище кыргызов.
Основной сюжет сказаний о Манасе и его потомках — сыне Семетее, внуке Сейтеке — до гениальности прост и лаконичен. После смерти своего предводителя Ногоя — потомка династии Караханидов — кыргызские родоплеменные единения под натиском соседей покидают родной Тянь-Шань и находят приют на Алтае. Здесь родился будущий батыр Манас. Так же, как Яглакар, он объединяет разрозненные племена, создает единое суверенное государство — Кыргызский каганат, которым управляет путем военной демократии. Но вскоре, как это бывало со многими правителями, Манас переходит к единовластию. Исполнительные функции он передает перебежчику из Китая Алманбету. Возмущенные кыргызские ханы готовятся к смещению Манаса с главного престола. Чтобы сохранить свою власть, он под страхом смерти гонит своих подданных в поход на Китай под командованием того же Алманбета.
Китайцы сдают Манасу свою столицу Бейджин, возводят его на престол и, подняв весь народ, уничтожают кыргызские войска. Смертельно раненый Манас, истекая кровью, возвращается на родину, просит прощенья у народа и умирает. Начинается межродовая борьба за власть, Кыргызский каганат теряет единство, разваливается, народ попадает под власть сильных мира сего.
Обладая богатейшими природными ресурсами, кыргызский народ порой испытывает участь красивой беззащитной женщины, попавшей в солдатскую казарму, и, как ностальгию о былом единстве, могуществе и славе, создает свое горькое сказание о величайшем триумфе и трагической гибели своего великого вождя.
В сказаниях о Манасе и его потомках кыргызский народ отразил свои историю, философское мировоззрение, быт и нравы, этнографию, печаль и радости, надежду на лучшее будущее. Если вдуматься, развитие сюжета, каждый эпизод, как и в Библии, имеют притчевый смысл. Да и само сказание о Манасе, я бы сказал, — эпическая притча о великой трагедии кыргызского народа.
В сказаниях Сагынбая Орозбакова  кыргызы в 300 тысяч конников приступом берут китайский город Чет-Бейжин. Эсенхан посылает Манасу богатые дары, просит не разрушать дворцы и храмы, поберечь людей от взаимного кровопролития:
«Коль враг упал к твоим ногам,
Прости его и в мир вступи!» —
Так предки завещали нам,
Пощады просит враг у нас.
Ответ свой благородный дай», —
Сказал батыру хан Бакай.
И был согласен с ним Манас…
Вот так китаец и кыргыз
Достойно с миром разошлись…
По сагынбаевскому варианту кыргызы, получив контрибуцию, с триумфом возвращаются домой.
Манас, проживший более полувека, трижды женатый, не имел потомства и считал, что это Божья кара за то, что он пошел походом на Китай и пролил кровь невинных людей. Чтобы искупить свой грех, со своими соратниками совершает хадж — паломничество в Мекку, а по возвращении застает свой каган разграбленным. Китаец Конурбай смертельно ранит батыра во время молитвы. Его соратники гибнут в Малом походе, защищая Родину.
По наиболее традиционному варианту Саякбая Каралаева Великий поход Манаса очень напоминает пиррову победу Яглакара: соратники Манаса погибают в Китае, сам он возвращается в Талас со смертельной раной.
Рыдал могучий хан  Манас:
— Китайский покорив Бейджин,
В Талас вернулся я один, аяш!
За гибель славных сыновей
И за бесславный мой поход
Прости  меня, родной народ!…
Скажите, где, когда и кто из великих полководцев просил прощения за свое поражение? Бог знает, было ли это на самом деле, но таков идеал народа, воплощенный в облике его легендарного героя…
Свои гуманные идеалы добра народ выражал не только в славных победах, но и в трагических ошибках и поражениях своих батыров. Во всех вариантах Великий поход  на Китай интерпретируется как великая трагедия кыргызского народа. Как отмечал выдающийся кыргызский просветитель Касым Тыныстанов в своем докладе на научной конференции в 1935 году: «…в одно время Манас выступает как хороший организатор, а в другое время делает, как великий человек, и великие ошибки!» («Судьба эпоса «Манас» после Октября». Сборник документов. Бишкек. «Кыргызстан», 1995. С. 20).
Манас был непобедим, когда защищал свой народ; пойдя войною на других, загубил своих воинов и себя, еще раз подтвердив библейскую истину «Кто с мечом пришел, от меча и погибнет» (Евангелие от Матфея, г. 26). В Коране сказано: «Прольешь кровь, защищая себя и свою веру, Аллах благословит тебя. Прольешь кровь невинных — получишь возмездие».
Во второй части трагедии сын Манаса — Семетей, рожденный накануне гибели отца, пытается восстановить единство кыргызского народа, но в свои 25 лет погибает от предательства молочного брата Ханчоро и своей супруги Чачыкей. И кыргызский народ в надежде на будущее сочиняет продолжение  сказки о внуке Манаса — Сейтеке, избирает его своим ханом. Свои думы и чаяния выражает в благословении старца Бакая:
— Пусть будет хан,
занявший трон,
В народ свой, как Манас, влюблен!
И землю предков от врагов
Хранит и защищает он!
Да будет наш народ един!
И, потрясая небеса,
Долины, горы и леса,
Под солнцем грянуло: “Оминь!”.
Сказание о Манасе и его потомках в условиях кочевой жизни практически выполняло функции художественной литературы, театра, философских трактатов, политики, пропаганды и агитации, идеологии, которые порою трансформировались в зависимости  от социальных, политических событий, войны и мира, текущего времени. Через деяния легендарного Манаса кыргызский народ выражал свое интернациональное отношение к другим народам и нациям. Достаточно напомнить, что три жены Манаса были трех национальностей, представительницами народов, с которыми он вел жестокие войны: Карабёрк — калмычка, Акылай — дочь афганского Шоорук-хана, Каныкей — дочь таджикского эмира.
В этом аспекте любопытно просмотреть отношение кыргызского народа к России, отраженное в эпосе «Манас». В середине ХIХ века в Кыргызстане начались межродовые войны за власть. Родоплеменные единения, истекая кровью, один за другим начали переходить в подданство России, чем спасли соплеменников и родную землю от гибели и разорения.
Отношение кыргызского народа к своему спасителю ярко отразилось в вариантах эпоса «Манас», записанных выдающимся русским востоковедом
В. Радловым в 1863-69 годах. В радловском варианте Манас, прежде чем идти свататься к дочери бухарского эмира, согласно народной традиции, советуется со своим самым близким другом Ак-падыша — Белым царем России.
— Ну что ж, мой хан, я очень рад.
Готов тебя я поддержать, —
Сказал Манасу Белый царь
И переметную суму,
Наполнив златом, серебром,
Подал он другу своему,
Чтоб выкупил невесту он.
Манас был рад за этот дар…
Отношение кыргызов к Великой Руси и его народу ярко звучит в предсмертном завещании Манаса:
— Пойдите, если я умру,
С поклоном к Белому царю,
Отдайте другу моему
Привет последний от меня.
Надежным будет он щитом,
С любым расправится врагом,
В единстве род наш сохранит.
Землей и небом я клянусь!
Надежный друг наш — брат орус!
Веками на Руси живет
С душою доброю народ.
Голодного накормят там,
Раздетого оденут там.
Такой завет даю я вам!
Мужайтесь, воины мои!… —
Сказал соратникам Манас
В предсмертный свой
последний час.
(Перевод М. Байджиева)
После отмены крепостного права в Кыргызстан из России прибыли переселенцы и начали осваивать пахотные земли, которыми кочевые кыргызы практически не пользовались.
Хоть стало на земле тесней,
Дешевый хлеб берем с полей.
Пришел орус, кыргызов спас
От гибельной резни за власть…
Так писал акын Молдо Кылыч в конце XIX века.
Всесоюзная научная конференция 1935 года по манасоведению с участием известных ученых и руководства республики пришла к решению создать специальную редколлегию и на основе вариантов, записанных от Сагынбая Орозбакова, Саякбая Каралаева и других сказителей, создать сводный канонический вариант, очистив его от идеологических наслоений последних лет, сократить повторы, длинноты, устранить логические противоречия и лишние эпизоды, выровнять основную сюжетную линию, уточнить главный смысл Великого похода как подлинной народной трагедии, подготовить к печати русский перевод наиболее интересных эпизодов.
В 1936 году московские переводчики С. Липкин, М. Тарловский и Л. Пеньковский представили на обсуждение русский текст «Великого похода». Но этот перевод отклонили ученый совет и Бюро ЦК КП(б) Киргизии, т. к. не была устранена «контрреволюционная, националистическая, пантюркская и панисламистская идеология», допущены грубые искажения оригинала. «Ввиду того что разработка старого текста велась вредительски, издание «Манаса» приостановить до окончательного редактирования и утверждения комитетом текста» — сказано в решении бюро, принятом  5 ноября 1937 г. и подписанном секретарем ЦК КП(б) Киргизии Максимом Аммосовым.

Представленный русский текст «Манаса» начинался с похода кыргызов на Китай за мусульманскую веру;  друг Манаса китаец Алмамбет отсекал родному отцу голову за то, что тот отказался принять мусульманство.
Над Бейджином, куда Сулайман
Не сумел ни разу попасть,
Утвердился дух мусульман,
Утвердилась кыргызская власть.

Такими словами завершался «Великий поход». О его трагическом исходе, предыдущих освободительных войнах Манаса русскоязычный читатель оставался в неведении. Новая  редкомиссия приступила к переработке текста.
Однако в  том же 1937 году почти все высшее руководство республики, манасоведы К. Тыныстанов, Жолдошев, Е. Поливанов и многие члены редкомиссии  были репрессированы как буржуазные националисты и расстреляны.
В 1945 году новое руководство Киргизской ССР возобновило работы по изданию «Манаса». После неоднократных обращений в ЦК ВКП(б) в Москве был издан русский текст «Великого похода», который  в 1937 году был запрещен ввиду того, что разработка текста велась вредительски, были допущены грубые искажения оригинала. Сказитель Саякбай Каралаев, авторы предисловия, переводчики, художник были выдвинуты на Сталинскую премию. Представление, адресованное Сталину, было подписано руководителем юбилейной комиссии по эпосу «Манас», председателем Совмина Кирг. ССР И. Раззаковым и секретарем ЦК КП(б) Киргизии Н. Боголюбовым. Однако вместо Сталинской премии в прессе появилась беспощадная критика, что в русском тексте «Великого похода» кыргызский легендарный герой представлен как захватчик, грабитель, религиозный агрессор, захвативший Китай и насильно обративший его в мусульманство.
Сказителей С. Орозбакова, С. Каралаева объявили реакционерами, распространяющими пантюркизм, панисламизм, националистическую идеологию «разоблаченных врагов народа», манасоведов, авторов учебников по фольклору Т. Байджиева и З. Бектенова, как продолжателей буржуазного национализма на 10 лет отправили в тюрьму.
Начались репрессии и гонения историков и манасоведов. Особенно преследовали ленинградских ученых В. Жирмунского, Бернштама А., Абрамзона С., московского литературоведа М. Богданову и др.,  которые вложили много труда в изучение и популяризацию эпоса «Манас».
Беспощадная критика обрушилась на казахского ученого Мухтара Ауэзова, слово которого практически было решающим в оценке художественных достоинств «Манаса», к тому же он был научным руководителем репрессированного Т. Байджиева. Все шло к тому, чтобы выдающийся писатель, литературовед, академик оказался за решеткой. К счастью, ректорат МГУ пригласил к себе М. Ауэзова читать лекции и этим спас его от тюрьмы.

Потребовалось много усилий и времени, чтобы восстановить художественную ценность и глубокий смысл великого кыргызского эпоса, реабилитировать его сказителей, научных исследователей и пропагандистов.

Гениальность великой притчи о Манасе в том, что завещание кыргызского батыра по сей день остается архиактуальной. Об этом свидетельствуют взаимоотношения кыргызского и русского народов, наших президентов, исполняющих ныне обязанности Манаса и Белого царя. Великая Русь была и остается надежной опорой Кыргызстана.

Мар БАЙДЖИЕВ,
народный писатель.






Related News

Как победить коррупцию?

ПоделитьсяFacebookTwitterVKPrintВице-премьер-министр Максат Мамытканов провёл онлайн-брифинг, рассказал о борьбе с коррупцией и ответил на актуальные вопросы журналистов.

Шаг навстречу бизнесу

ПоделитьсяFacebookTwitterVKPrintПервый вице-премьер-министр Артём Новиков встретился с представителями банковской сферы.

Добавить комментарий