Main Menu

В ОЖИДАНИИ ДОЖДЯ

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Print this page
Print

Пресс-конференцию дал в понедельник Президент Алмазбек Атамбаев. Как мы и обещали в предыдущем номере, предлагаем вашему вниманию подробное изложение ответов главы государства на вопросы представителей отечественных и зарубежных СМИ. Но прежде хотелось бы отметить следующее.

Всем или, наверное, многим в Кыргызстане известна притча о драконе, которую еще в период правления Курманбека Бакиева рассказывал Алмазбек Атамбаев. Хочется напомнить также фильм «Убить дракона» Марка Захарова (1988 г., по пьесе-сказке Е. Шварца). В нем рыцарь Ланцелот собирается освободить город от жестокого правителя Дракона, но Бургомистр отговаривает его, утверждая, что люди не могут жить без диктатора. Ланцелот хочет объяснить жителям — сама по себе смерть тирана означает только то, что пришло время каждому убить звероящера в себе и что он заставит всех жителей сделать это. Однако таким образом он сам уподобляется Дракону, и жители города склоняются перед своим новым господином.
Так и мы, похоже, не скоро освободимся от чудовища в нашем сознании.
Журналисты — часть общества, и заданные ими в этот день вопросы явно продемонстрировали не только настроения бишкекчан и кыргызстанцев, но и не изжитые еще стереотипы и ожидания, что первое лицо ведает всем, от него зависит все. А ведь мы уже два года живем с новой Конституцией, усилившей роль парламента и ограничившей полномочия главы государства. Но нет же! Именно Президент — а не парламент, не другие чиновники — оказывается, должен разбираться с отсутствием газа и электричества, коррупцией и огрехами в работе судей, митингами и интригами в парламенте, ксенофобией и очисткой улиц от снега. Даже то, что новогодняя елка на площади впервые вдруг упала, оказывается,  большая трагедия, виноваты в которой, конечно же, Алмазбек Шаршенович и другие руководящие чиновники иже с ним (так следует из слов моих коллег)!..
Чего мы хотим? Сильного и за все отвечающего диктатора? Или баланса ветвей власти, системы (так часто говорится об этом в эти два года!) сдержек и противовесов?..

«Не становитесь ли вы уже драконом?»
— Иншалла, я никогда не стану драконом, — ответил Алмазбек Шаршенович. — Мне не нужна власть. Чувствую ответственность, ведь прекрасные сыны страны погибли 7 апреля, и я должен оправдать надежды и доверие народа. То, что мой зять возглавил Федерацию футбола, для меня стало сюрпризом, я знал, что меня будут упрекать за это. Вообще, с тех пор как стал Президентом, не видел ничего хорошего, скоро останусь без родных и друзей.

Не будет ли Алмазбек Атамбаев готовить преемника?
— Кыргызстан рано замер в ожидании преемника. Мы должны привыкать не к тому, чтобы я кого-то готовил к правлению после себя, а к тому, чтобы потом мог прийти достойный. Для этого нужно провести честные выборы. Может быть, вводить паспорта с биометрическими данными, оснащать участки компьютерами, видеокамерами. Иногда мы видим равнодушие и неверие граждан по отношению к выборным процессам. Я хотел бы, чтобы люди пошли голосовать, каждый. Моя задача — чтобы появилось много кандидатов, была конкуренция, но не такая, как в прошлый раз. К примеру, я был на дебатах вместе с человеком, который несколько лет не работает, не содержит свою семью.

О стыде и дырках
— Нестабильность у нас длится не два года, а намного больше. Мне за многое стыдно, например, когда приходит иностранец и говорит: «Я больше не приеду в Бишкек, потому что на тротуары плюют». Есть вещи, такие участки, которые при всем желании человек не может изменить, будь он  семи пядей во лбу или пророком, настолько они запущенны. Могу только с печалью это констатировать.
За что мне будет стыдно? За то, что я начал расшивать дырки, которые копились десятилетия? Разве можно было десять лет пытаться заработать на продаже «Кыргызгаза» «Газпрому»? Нам не нужен «Кыргызгаз», нам нужен газ. Теперь я поставил перед «Газпромом» четыре условия. Во-первых, гарантированные поставки топлива. Во-вторых, оно должно быть дешевле. В-третьих, инвестировать в замену газовых труб по всей стране не менее 500 млн. долларов. И, наконец, вести разведку запасов газа здесь. Мне не стыдно, что я начал расшивать те вещи, которые не менялись десятилетия.

О формах правления
— Я по-прежнему сторонник того, что Кыргызстану президентская форма правления противопоказана, хотя за нее выступают некоторые внутренние и внешние силы. Нынешняя парламентско-президентская существенно добавляет прозрачности в работу Президента, других руководителей. Разве мало мы уроков получили, зачем нам снова наступать на те же грабли? Разве вы хотите, чтобы снова убивали вас, журналистов? Уже не говорю о том, что вытворяли с соратниками. Медета Садыркулова пытали и убили.
Какие-то вопросы быстрее бы решил, имея полную власть, но если мы снова пойдем по тому пути, когда всем будет заправлять один человек, это плохо закончится. Думаю, со временем все устроится, нужно изучать мировой опыт. Мы сейчас плотно работаем с Монголией, изучаем ее ошибки. В нынешней системе, конечно, есть проблемы, главная из которых — быстрая сменяемость правительства. И некоторые депутаты начинают видеть в своих полномочиях не ответственность, а право. Нам надо внушить людям, в том числе элите Кыргызстана, что власть — это ответственность.
Думал при парламентаризме понаблюдать со стороны, но все равно крайним буду я, поэтому решил теперь вмешиваться.

О парламенте
— Звучат разговоры, что произойдет значительная экономия бюджетных средств, если вместо 120 депутатов будет 30, что нужно меньше депутатов, чтобы меньше мозги сушили. Есть законодатели, которые во время формирования состава правительства раздавали деньги коллегам, чтобы те избрали их премьером. А 120 подкупить труднее, чем 30. Есть вещи, на которых нельзя экономить.
Мы должны сделать так, чтобы следующие выборы в парламент прошли максимально честно, тогда будет доверие к законодательному органу. Нужно потерпеть. А если поторопимся с роспуском и досрочными выборами, вместо нынешнего состава придет такой же.

Оценка правительству за подготовку к зиме
— Есть такая пословица: «Готовь сани летом». Подготовку к зиме этот состав правительства не мог успеть провести. Не готовился совсем другой кабмин. Другое дело, что конкретные чиновники и раньше сидели и говорили, что мы готовы к сезону. С них надо спрашивать. Давайте дадим шанс этому правительству хотя бы год поработать, тем более что его глава обещает кадровые изменения. Возможно, премьер-министр недостаточно харизматичен для вас, но он трудяга и не обещает невозможного, а открыто признается: «Здесь мне надо помочь».

Возможна ли выдача Максима Бакиева?
— Что касается Бакиева, мы этот вопрос поднимаем везде. Хотели бы добиться экстрадиции. Но когда в Евросоюзе, Англии кричат о правах человека, а мы два года просим кредит, то поневоле задумываешься, нет ли здесь двойных стандартов. Максим Бакиев не менее миллиарда долларов вытащил из страны и спокойно живет в Евросоюзе, а нам там делают одолжение — 15 млн. долларов никак не дадут. Но эта семейка все равно ответит!

Достигнуты ли цели революции?
Один из корреспондентов обвинил главу государства в невыполнении обещаний (о повышении стипендий студентам до 500 сомов), задач Апрельской революции (будто бы звучало требование не продавать «Кыргызгаз»).
— Я говорил «возможно». Никогда ничего не обещаю, не подумав. Не помню, чтобы давал такие обещания, — пояснил Алмазбек Шаршенович и добавил: — У нас слишком много студентов, даже не знаю, зачем они нам.
Что касается Апрельской революции, то я возглавлял ОНД и знаю о выдвигавшихся тогда требованиях, среди них не было условия о «Кыргызгазе», речь шла о «Северэлектро». Мы многих целей добились, например, устранили семейное правление. А непосредственно 7 апреля люди вышли на митинг с требованием освободить задержанных накануне лидеров оппозиции. Наша нынешняя цель — чтобы их гибель оказалась не напрасной и семейно-клановый режим не был восстановлен.

О возможности амнистии подсудимых по делу о событиях 7 апреля
— Не отрицаю возможности принятия амнистии. Я всегда придерживался и придерживаюсь той точки зрения, что судебные вопросы должны решаться в суде и строго в рамках законодательства. Говорить об амнистии можно только после решения суда, раньше не буду, потому что я должен подчиняться закону. Это касается и других судебных процессов, например, по событиям 3 октября. Я хочу, чтобы наша страна привыкла к верховенству закона. Это то, чего нам не хватает.

«Мы не лазаем по банановым деревьям»
— А я разве говорил, что верю судам? Что касается Азимжана Аскарова, буду действовать строго по закону. Не стану скрывать, что у меня были трудные разговоры с представителями Госдепа США, Евросоюза, в недавней поездке в Германию. Все начинают говорить о деле Аскарова, хотя его рассмотрение было завершено до моего избрания на пост. Я отвечаю: «Если вы считаете, что мы должны строить правовую страну, почему Атамбаев должен принимать решение, нарушая закон?».
Мы не лазаем по банановым деревьям, мы тоже грамотные люди. Разве я против того, чтобы невинный был оправдан? Дайте мне конкретных свидетелей! Как бы мне ни хотелось показаться хорошим человеком, демократом, борцом за свободу, не стану нарушать закон. Я и судебную реформу вынужден проводить строго по закону. Если вы думаете, что с неба или луны к нам упадут новые, кристально честные судьи,  давайте будем реалистами. Даже вырастить яблоньку — и то нужно лет пять. Судьи — срез этого общества. Другое дело, что они стали нынче понимать: за все придется отвечать.

Пара слов о проекте Стратегии устойчивого развития Кыргызской Республики на  2013-2017 годы
— Я себя заранее под удар ставлю. В стратегии мы указываем такие цели, которые трудно выполнить. И потом меня будут поливать грязью, но мы ставим программу-максимум.

Почему Президент редко дает интервью?
— Я больше люблю работать, а не говорить. Пока нечем хвалиться.

О коррупции
— По статье «взятка» и другим коррупционным преступлениям в стране возбуждено около тысячи дел, раньше такого не было. Теперь каждый знает, что если он своровал, то понесет наказание. Это касается и членов моей семьи. Об этом знают все первые лица страны. Да, за один год сознание граждан невозможно изменить. Хочу напомнить слова  Булгакова: «Разруха начинается в головах людей». И за это мне тоже стыдно, да и, думаю, каждому порядочному человеку тоже. Но мы начали с ней бороться. Лиха беда начало.

Можно ли минимизировать внешний долг?
— Есть два пути. Просить его списать либо поднимать экономику. Внешний долг кажется большим, потому что у нас объем ВВП маленький. Его нужно не бояться, а удерживать в разумных пределах — 50% ВВП. Нет государств без долгов. Но теперь мы должны не брать кредиты, а привлекать инвестиции — на 1,5 млрд. долларов в год. За последние 15 лет в страну их поступило на 4 млрд. 370 млн. долларов. В этом году списано кредитов и получено грантов с учетом процентов на 700 млн. долларов.

Афганистан, ЦТП и обороноспособность
— Почему в этом году все активные действия велись на юге Пакистана? Во время встречи с представителем Госдепа я отметил: «Такое ощущение, что вы выдавливаете боевиков из Афганистана к нашим границам». В последние годы производство наркотиков в Афганистане увеличилось. А их выращивают только в одной провинции. Если бы у Антитеррористической коалиции было желание, за эти годы она могла бы не только плантации с посевами, а всю провинцию стереть в порошок.
Военной составляющей в аэропорту «Манас» не должно быть. Это создает проблемы для нас, потому что могут быть попытки диверсий.
Будем перевооружать нашу армию, укреплять границы. Надеюсь на поддержку в этом вопросе союзников по ОДКБ. Они приняли решительные документы. Если раньше переброска транспорта и прочего могла занимать больше времени, теперь 2-3 дня. После входа в Таможенный союз у нас будут общие границы.

Военная помощь России
— Вопросы предоставления военной помощи будут решаться Кыргызстаном и Россией. А другие страны не имеют к этому отношения. Переговоры были, мы ее получим. Это вооружение направили не против кого-то, а чтобы защитить себя, от террористов, к примеру. Чтобы не было такой ситуации, как во время Баткенской войны, когда в страну пришли 16 человек, а против них 6 тыс. выставили. У нас должна быть компактная сильная армия. Сейчас нет единого центра управления вооруженными силами. Хочу напомнить выражение: «Кто не кормит свою армию, будет кормить чужую».

О газе
— Возможно, вы имеете в виду вопросы с газом и электричеством? Чтобы не было сплетен, расскажу все как есть. Читаю в Интернете о том, что газа нет, потому что «Кыргызгаз» не заплатил казахам. «КазТрансГаз» говорит, что долги у нас есть, и довольно большие. Но, во-вторых, была полностью прекращена поставка узбекского газа через Казахстан на север Кыргызстана. Если бы мы не договорились об альтернативных поставках газа из Казахстана, его не было бы вообще. Что касается долгов, то казахских партнеров предупредили, что за них будет расплачиваться будущий собственник «Кыргызгаза». Взамен того газа, который Казахстан поставляет нам, он получает топливо из России.
По поводу продажи акций «Кыргызгаза». Если его владельцем станет «Газпром», перебоев с поставками не будет. Нам нужно не это предприятие, а топливо. У русских есть выражение «собака на сене».
В свое время я предлагал бесплатно отдать акции «Сельмашзавода» России, чтобы сохранить его, чтобы он работал. Он остался бы в стране, здесь выплачивались бы налоги.
Не знаю, откуда взялась цифра в один доллар. «Газпрому» придется заплатить больше с учетом долгов «Кыргызгаза». Мы будем сидеть  либо с предприятием, либо с газом. Сможем продать только то, что имеем, — 80 с чем-то процентов, остальное «Газпрому» придется выкупать самому.
Продажа компании не будет означать, что мы встали на колени. Мы можем контролировать «Кыргызгаз», но не можем контролировать поставки. Что касается энергосектора, там будет иной подход.
К примеру, энергетика Грузии большей частью подконтрольна России, но у них есть и свет, и газ. Во время войны между ними в Грузии не было перебоев с обеспечением электроэнергией.
Нужно сохранить независимость страны, есть много способов, и нужно выбрать правильный.
А если будет лучше с обеспечением газом, то — и со светом. Подстанцию «Датка» или линию «Датка — Кемин» надо было строить 20 лет назад, а не кричать про независимость. Я сразу сказал и на инаугурации говорил, что у нас независимость во многом на бумаге. Пока летом 2015 года подстанция не будет введена в строй, проблемы с обеспечением электроэнергией будут.

Журналисты поинтересовались: «У вас дома отключали свет?».
— Сейчас я живу не дома, а в резиденции. В моем кабинете есть телефон, который работает только на электричестве. Думаю, на Президенте не стоит экономить, бывают ведь чрезвычайные ситуации.

ГЭС «Камбар-Ата-1» и отношения с Узбекистаном
Как известно, соседнее государство заявляет о необходимости международной экспертизы проекта строительства этой гидроэлектростанции на реке Нарын.
— Если даже имеем право на что-то, это не значит, что мы не должны учитывать мнение соседей. Просто можем объяснить, что ГЭС будет полезна и Узбекистану. «Камбар-Ата-1» строится для того, чтобы воды в зимний период не затапливали узбекистанские пашни, а сохранялись в Токтогулке и весной подавались на полив наших полей и соседей. Этот проект делали когда-то в Ташкенте. Нурсултану Назарбаеву я это говорил, думаю, сможем объяснить и Узбекистану. Режим водопользования мы можем обговорить в соглашениях. Худой мир лучше доброй ссоры. Нужно жить в мире с соседями. Кроме Кыргызстана и России, Казахстан будет участвовать в возведении станции, придет время, может, и Узбекистан.
Наши отношения улучшаются. Впервые за долгое время у нас в стране снова будет посол Узбекистана. Есть же 20 лет не совсем красивых отношений. В той же «Камбар-Ате-1» их пугает не экономика, а политика. Если мы это объясним, то с Узбекистаном найдем братское решение. Конечно, это требует времени. Два года ушло на то, чтобы получить у Таджикистана  строить мосты на спорных участках.

Алмазбек Атамбаев — пророссийский политик?
— Да, я тоже слышу такое от иностранных представителей, они спрашивают: «Почему вы хотите в Таможенный союз?». Отвечаю: «Мы соседи». Зачем входим в это объединение? Чтобы наши мигранты получили равные права с россиянами, чтобы для них было достаточное количество рабочих мест.
С Россией и Казахстаном у нас нет спорных вопросов. Я понимаю суть вопроса: не войдем ли мы потом в состав России?  Но ведь между нами есть огромный Казахстан. Если кто-то думает, что Советский Союз возродится,  он неумный. Это невозможно.
В контексте ситуации отношения с Россией выгодны. Нам нужен кто-то рядом, кто бы вместе с нами сражался с врагами. Но мы во внешней политике всегда соблюдаем интересы Кыргызстана.
Что касается контроля России за расходованием предоставленных грантов, считаю, это ее законное право. У нас ведь есть горький опыт, когда все разворовывалось. Но теперь мы должны не столько просить гранты, сколько привлекать инвесторов, а для этого забыть слово «национализация».
Всегда был убежден, что на юге нужна силовая подпорка с учетом 2014 года (когда силы Международной антитеррористической коалиции покинут Афганистан. — Прим. авт.)  и того, что там четыре раза были разные провокации, трагедии. Вооруженные силы Кыргызстана слабые, а он должен сохраниться как независимая страна. Но пока конкретных решений о российской базе не принято. Предыдущее руководство Минобороны России было против, чтобы эта страна вкладывалась в базы в Кыргызстане. Если какие-то решения будут приниматься, — то только для сохранения единства и независимости государства.

О заводе «Дастан»
— Прежний министр обороны России был против того, чтобы российский торпедный завод пришел хозяином на «Дастан». Но если российский инвестор там не будет работать, то и предприятия не будет, ведь вся «начинка» для изделий, выпускаемых на «Дастане», производится только в России.

Об отношениях с Китаем
— Китай  — партнер всех стран. Может, потому, что каждый четвертый человек на земле —  китаец? Это дружелюбный сосед, страна, которая хочет стабильности и процветания в Кыргызстане. Мы ценим это отношение, заинтересованы в дружбе. Наше сотрудничество будет развиваться, и мы должны извлекать из этого пользу, прибыль.

Строительство ж\д и другие проекты
— Разработка ТЭО проекта строительства железнодорожной магистрали Китай — Кыргызстан — Узбекистан уже завершается. Но назвать точную дату начала строительных работ не могу.
Что касается МеgaComа и «Кыргызтелекома», то идут судебные разбирательства по спорным акциям. Мы несколько раз выставляли наш пакет акций в MegaCome на аукцион, но никто не хочет их покупать из-за того, что они были национализированы.

Инвестофобию творят богатенькие буратино
— Этот вопрос — самый больной. Граждане должны понять, что будущее страны зависит от инвестиций. Может быть, власти плохо им это объясняют. Налоговые законы идеальные, но никто из предпринимателей не идет в нашу страну, они открыто говорят: «Ваши кыргызбаи захватят или сожгут». Я один не смогу изменить это. За каждым протестным выступлением людей на местах сидит бишкекский богатенький буратино. Это инвестофобия. Мы же делаем героями людей, которые требуют национализации. Конечно, и инвесторы — но с помощью наших властей — прежде заходили по коррупционным схемам.
Если инвесторы к нам не придут, ни одна «дорожная карта» нас не выручит.

Кумтор
— Я в курсе, что правительство и премьер хотят усилить значение экологии. Не хотел бы давать оценки деятельности разработчика этого рудника, чтобы это не расценили как давление. Решать будут правительство и парламент. Со словом «национализация» играть нельзя. Если мы национализируем рудник, станем страной-изгоем. Может, нужно пересмотреть экономические правила, предприятие должно работать по закону. Мы всегда виним кого-то, но кто все это начал, кто заключал соглашения? Наши власти. Главный акционер «Кумтора» —  «Камеко» — ушел, продав акции миноритариям. Там есть экологические, экономические вопросы, я думаю, компания пойдет навстречу. Интересы Кыргызстана по Кумтору всегда  ущемлялись, конечно, мы бы хотели больше, но должны идти цивилизованным путем. Хватит экспериментировать, нужно все вопросы решать через переговоры. Если отберем акции — за это придется платить. Мы уже отобрали отель («Ак-Кеме» у турецкого инвестора. — Прим. авт.) и за это теперь платим.

О дискриминации по признаку языка
— Независимо от отношений с Россией я не подпишу законопроект о внесении изменений в Закон «О государственном языке», если он принят в таком виде, как вы говорите. Конечно, хорошо знать кыргызский язык. Но прежде чем требовать что-то от человека, нужно создать ему условия, чтобы он этого добился, дать время. Я просмотрел учебники кыргызского, они не помогают учить его. Если же мы сейчас такое требование выдвинем, последние кадры убегут из страны.

… и ксенофобии
— Мать нашего Манаса была дочерью булгарских правителей.Обвинения  в инородности, иноязычии используются кыргызбаями еще со времен этого нашего предка. Его отравили и убили мы сами, кыргызы, так же, как его сына и внука Сейтека. И такие люди, как журналисты, которые называли Жаныша Бакиева человеком года, тоже были во времена Манаса. Для нас характерно считать себя умнее всех. Это беда для страны. Кто главный враг кыргызов? Сами кыргызы. О Лавровой говорили: нам нужен филолог или министр финансов? Надо уже привлекать таких к ответственности, бить по карману. За национализм нужно наказывать жестко. Прокуратуре нельзя закрывать глаза на такие заявления.
Потом президент какой-нибудь страны говорит мне при встрече: «Мы судим о вашей стране по вашим же газетам».

Светское государство и религии
— Ситуация в религиозной сфере настораживает. Нужно сохранить исповедание ислама суннитского направления ханафитского толка. Нужно вносить изменения в законодательство о вероисповедании. Мы видим раскол в обществе, существование разных течений с разными целями, некоторые из них хотят уничтожить Кыргызстан.

О мэре Бишкека    
— Да, недовольство им среди людей большое. Но он не отдал ни одного метра земли вокруг Бишкека самозахватчикам. На Ошский рынок он один вышел. Пусть будет кто-то другой вместо него, но что он сможет сделать, если не хватает техники? Десяти грейдеров недостаточно для города. Нужен системный подход, справедливое расщепление налогов к примеру.
Иса Омуркулов был назначен до моего вступления в должность, потом его избрал горкенеш, неправильно его считать моей марионеткой. Я ему говорил, что если он совершит проступок — ответит.

О «пробках»
— В центре города нельзя строить торговые точки, потому что будут пробки. У нас есть пустующие площади, например в Восточной промзоне, нужно возводить там.

О туризме
— Когда наши граждане осознают, что мы должны стать привлекательными для туристов и инвесторов, тогда вопрос решится. Нужна стабильность. У нас на пляжах кто-то загорает, а кто-то скачет на коне. Иностранец, увидев такое, больше не вернется.

Штрафовать за Плевки на улице?
— Силой в Кыргызстане ничего нельзя делать, нужно объяснять.
Сила власти — в доверии. Чтобы люди поверили — нужно объяснять. Я и пришел к вам на эту встречу потому, что понял:  нужно объяснять — в наших руках станем ли мы народом, будем ли процветать.

Если око твое будет светло…
— Хочу процитировать слова Христа из Нагорной проповеди: «Светильник для тела есть око. Итак, если око твое будет чисто, то все тело твое будет светло». Я уже рассказывал вам притчу о мухах и пчелах. Нам нужно больше пчел, которые бы видели цветы, а не падаль. У нас ситуация стабилизируется. И те люди, которые в 2010 году зарабатывали дивиденды, теперь хотя бы на словах ярые интернационалисты, то есть поняли, что на национализме не заработаешь. Это говорит о том, что обстановка изменилась.

Я не собираюсь убегать
— Я такое прошел, что меня пугать, шантажировать бессмысленно. Боюсь только Бога и той ответственности, которая на мне, и не собираюсь ни от кого никуда убегать. Не дождетесь. Это наша родина, и хотел бы, чтобы именно здесь все желали жить. Хотел бы быть похороненным на своей земле. Буду работать честно ради своего народа. Это мой крест, я должен дотащить его до места назначения, чтобы мне не было стыдно. Чтобы сказали: был в Кыргызстане президент, который работал. Все для этого сделаю, это смысл моей жизни.

«Давайте верить в чудо!»  
— Сегодня Кыргызстан столкнулся с большими трудностями. Гордиться нечем. Мне очень больно, что столько проблем в стране. Но если око видит только черное, то душа будет черной; если наши граждане не поверят, разве мы сможем построить будущее? Если будем ожидать только плохого, оно не заставит себя ждать.
Ребенок, растущий среди волков, станет подобен им. Если мы нашим гражданам говорим: «Плохо, плохо», что будет с нашей страной?
Сегодня страна нестабильна с виду, но в некоторых стабильность, как мина замедленного действия, а мы, как бурная река, — идем и очищаемся. Мы будем лучше жить. Через год у нас будет другая страна, станем  сильнее, лучше, чем те, кто сейчас ухмыляется над нами.
И еще одну притчу хочу вам рассказать. В одном европейском городе долгое время не было дождя, и жители решили помолиться. В назначенный день на место встречи пришли все взрослые и один мальчик с зонтиком. Когда над ним стали смеяться, он сказал: «Разве мы не пришли молиться о дожде?». И если Бог дает дождь после такой молитвы, то потому, что есть дети, которые верят в чудо. Давайте верить в чудо.
Наша республика не будет громадной. Она останется маленькой, но сильной. Что сильнее: курица или воробей? Если курицу хозяин перестанет кормить, она не выживет, а воробышек не пропадет, потому что надеется только на себя. Мы должны надеяться только на себя. Хочу пожелать стране другой жизни. Чтобы все проблемы были решены в ближайшие годы. Счастья всем, мира, благополучия. Некоторые предлагают не праздновать Новый год. Но это праздник, когда люди верят в чудо. И в Кыргызстане будет чудо.

Алия МОЛДАЛИЕВА.
Фото Султана ДОСАЛИЕВА.

 






Добавить комментарий