Достоинства своего не теряла

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Share on Google+
Google+
Print this page
Print

Курманджан датка относится к тем историческим личностям, чья жизнедеятельность так или иначе изучена. Нам остается только констатировать тот факт, что роль Алайской царицы в истории  кыргызов и Кыргызстана значительна и, к великой радости, она одна  из первых  по достоинству оценена современными учеными, политиками и общественностью.

Большой интерес представляет тот факт, что ее  деятельность тесно связана с Ошем. Она часто приезжала  сюда, была  хозяйкой Ак-Ордо (Белой ставки)  Алымбека датки как при его жизни, так и  после его смерти. Курманджан датка — умная, дальновидная правительница — хорошо понимала, какое огромное значение для  кыргызов имеет Ош. Достоверно известно, что одна из ветвей Великого Шелкового пути   проходила через Ош в сторону Китая. Следовательно, этого значения город не утратил и в ХIХ в., при правлении  Алымбека датки и Курманджан. Следует отметить, что и она сама  была уроженкой одного из пригородных айылов Ороке, что расположен недалеко от Оша, с малых лет хорошо понимала значение города для кочевых кыргызов. После выхода замуж за Алымбека Асан-бий уулу и переноса им ставки — политического, социально-экономического и культурного центра вилайета — из Андижана в Ош она стала чаще принимать  участие в решении многих  проблем. Мы полагаем, что и здесь, в Оше, она  добилась большого уважения и авторитета среди горожан Оша и жителей  пригородных айылов. Согласно свидетельству многих источников, именно в  Оше она удостоилась звания датки. Здесь же ее признали русские  военачальники и чиновники Туркестанского края.
В период колонизации Российской империей территории бывшего  Кокандского ханства она почти навсегда оставила Ош, свою ставку Ак-Ордо,  ибо с новыми властями приходили и новые порядки, вытесняющие старые. Теперь она была в Оше лишь во время официальных встреч и важных  семейных событий. Тем не менее, находясь за пределами города, она никоим  образом не роняла своего авторитета. О ней слагались разные легенды как среди  местного населения, так и в русской  прессе. Уместно напомнить, что один из русских генералов барон А. Н. Таубе  писал о Курманджан датке, что «слава ее ума, энергии, справедливости, дальновидности  проникла в Семиречье  и перешла даже пределы Афганистана, Ирана и Китая». Приятно слышать и читать такие  лестные слова от иноземцев, но насчет ее славы в Иране у нас имеются некоторые сомнения, ибо нет никаких исторических данных об этом.
Она принимала  активное участие в судьбе своих сыновей, когда в  1894 г. их обвинили в убийстве четырех таможенников и судили военным судом.  Несмотря на предостережение уездного начальства, датка не сбежала вместе с сыновьями за пределы соседних государств, хотя начальник уезда подполковник               Л. Громбчевский просил туркестанские власти «срочно выслать всю семью Курманджан датки в Новый Маргелан, так как опасается,  что они все уедут в Китай, как только узнают, что дело будет разбирать  военный суд».
Однако датка, вопреки   опасениям и подозрениям  русских властей, никуда не отлучилась, более того, искала  справедливости в верхах власти края. Архивные документы свидетельствуют о целом  ряде ее писем, обращений к ферганскому военному губернатору и  туркестанскому генерал-губернатору об облегчении участи своих детей.
В те  дни она часто бывала в Оше. Военный суд вынес  сыновьям Курманджан и их близким сподвижникам приговор: девять человек — к смертной казни, в их числе Камчыбек — ее младший сын, шестеро  — к ссылке на каторжные работы, в их числе ее сыновья — Мамытбек, Асанбек и внук Мырзапаяз, одиннадцать человек были оправданы.
В свое время о проведении смертной казни  3 марта 1895 г. на Конной площади туземной  части города Оша сообщал начальник уезда подполковник Л. Громбчевский в специальной  телеграмме. Датка стойко перенесла и это тяжкое испытание  судьбы. После похорон Камчыбека и высылки других сыновей в Сибирь она  хлопотала, писала прошения на   имя держателей вышестоящих властей туркестанского генерал-губернаторства  об оказании помощи  и о возвращении сыновей. Наконец официальные власти России разрешили ее  детям вернуться на родину, о чем свидетельствует благодарственное  письмо от Курманджан датки.
Благодаря мудрости матери ее сыны при жизни занимали важные по тем  временам для кыргызов посты в управлении Ошского уезда Ферганской  области: Батырбек — волостной управитель Булак-Башинской волости,  Асанбек — Наукатской волости, Маамытбек — Гульчинской волости,  Карабек — Ак-Буринской волости. По этому поводу генерал-лейтенант Н. Корольков  писал: «Семейство Курманджан датки всегда  играло выдающуюся  роль в деле административного управления Ошским уездом. Так, из семи вилайетов этого уезда 4 или 5 должностей волостных  управлений были заняты членами семьи Алымбековых». Думается,  это тоже было своеобразной данью, знаком уважения, признания авторитета  Алайской царицы.
Одним из тех, кто имел тесные отношения с нею, был первый начальник  Ошского уезда капитан М. Ионов, который  оставил немало приятных  воспоминаний. Впоследствии, благодаря достойной оценке ее деятельности,  17 июня 1881 г. специальным указом российского  императора «кара-киргизке Ошского уезда» Курманджан датке была назначена пожизненная  государственная пенсия в сумме 300 рублей в год. Позднее она получила  личный императорский подарок  — дорогой перстень с драгоценными  камнями. В 1902 г. император подарил ей золотые дамские часы с изображением государственного герба империи с цепочкой и брошью, украшенной бриллиантами. Согласно данным некоторых ученых, ей было  присвоено звание полковника русской армии, что являлось невиданным  актом признания ее заслуг. Прожив долгую жизнь, в возрасте 96 лет (1811-1907 гг.) Курманджан датка тихо скончалась и была похоронена  вблизи Оша на кладбище “Сары-Мазар”.
Долгое время ее имя предавалось забвению. В годы советской власти история жизнедеятельности датки не была включена ни   в один учебник, ни в одну энциклопедию.  И  только после обретения суверенитета мы получили возможность  реабилитировать ее честное имя, восстановив историческую правду.
Ученый-путешественник А. П. Федченко, побывавший в пределах Алая и Оша в июле 1871 г., оставил о Курманджан детке следующие записки: «Там  главным авторитетом считается киргизка Мармаджан датха. Она вдова, муж  ее был известный Азим датха, игравший большую роль в последних междоусобицах в Кокандском ханстве… Потом он сам погиб, власть его перешла в руки его жены, которая  самостоятельно правит родом,  пользуется  огромным авторитетом: наши джигиты говорили о ней с великим уважением… Сам хан очень почитает ее и в случае приезда в Коканд принимает ее как важного бека».
Нам остается только уточнить имя нашей  героини. Мармаджан — так, наверное, услышал известный ученый непривычное для его слуха имя Курманджан. Во всем остальном он  совершенно прав: если представитель другого народа и государства,  побывавший впервые в этих местах, за короткий срок узнал столько, то  действительно ее авторитет среди своих сородичей и во дворце ханства был очень велик. Худояр-хан мог ее принимать и как важную фигуру среди  кыргызов, и как добрую подругу-союзницу своей матери Жаркын айым.
В свое время  деятельность и  авторитет Алайской царицы по достоинству  оценили многие высшие военно-государственные чиновники Туркестанского края Российской империи. В их числе можно назвать русских генералов  Кауфмана, Черняева, Розенберга, Скобелева, Королькова,  Вревского, Куропатникина, Духовского, Ионова и других. С ними Курманджан датка поддерживала теплые отношения.
Она умела показать свои   дипломатические  способности и на удивление многих решила сложные вопросы, выгодные  обеим сторонам.
Подводя итоги  жизнедеятельности Курманджан датки, хотим  отметить следующие моменты. Во-первых, бесспорно, что она является  одной из ярчайших звезд политического олимпа в истории кыргызов. Она — одна  из тех исторических личностей, чья жизнедеятельность наиболее полно изучена в  исторической литературе, в том числе и в истории суверенного Кыргызстана. Жаль, конечно, что, несмотря на все ее заслуги, в  годы власти Советов ей не  нашлось места в исторической литературе и  энциклопедиях советского Кыргызстана, где бы по достоинству была  оценена ее личность. Были отдельные попытки известных ученых  нашей республики отдать ей  должное, но как ни странно более  положительные оценки ее деятельности в те же советские  времена появлялись в исторической литературе соседнего Узбекистана. Более того, общественность советского Узбекистана  еще в 1981 г. отмечала 170-летний юбилей Курманджан датки. Историки  соседней республики оказались на голову выше и, не боясь последствий, еще в те времена по достоинству оценили ее.

Байболот  АБЫТОВ,
доктор исторических наук, профессор, проректор
ОшГЮИ.
Ош.

Добавить комментарий