По крутой тропе к диктатуре порядка

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Share on Google+
Google+
Print this page
Print

Моя жизнь так сложилась, что я никогда не посещал и сейчас не бываю в церкви. В то же время я весьма далёк от тех, кто громогласно или «про себя» причисляет свою персону к воинствующим безбожникам. Скорее наоборот. С течением времени я всё с большим уважением отношусь  к истинно верующим людям, к тем, кто всем сердцем, всеми помыслами и практическими делами следует немеркнущим, фундаментальным нормам-постулатам, утверждающим самое ценное в нашей среде — доброту, взаимопомощь, созидание, гуманность, веру в торжество здравого смысла, справедливости и благоденствия. Моя лояльность к убеждённым верующим то и дело подкрепляется то одним, то другим фактором. Вот, к примеру, один из них.

Нередко в орбите людского обитания, и особенно в обширнейшей природной сфере, происходят такие загадочные могущественные явления, всеохватность и результаты которых всё ещё не могут объяснить никакие просвещённые умы. И вот тогда, хочешь не хочешь, в голове возникает мысль о некоей несоразмерной воле, проявляемой где-то за пределами человеческой досягаемости.
Размышляя в этом ключе, я уже не раз невольно увязывал подобные мысли с нашей родной хозяюшкой — Кыргызской Землёй, её сверкающим внешним убранством и внушительным внутренним удельным весом.
«Такого не может быть, — потрясаюсь я, — чтобы в одном месте как-то само собой, каким-то самотёком сосредоточилось такое обилие благ! Как могло так случиться, чтобы этот, по-царски роскошный поднебесный край, сменив за многие столетия немало разных владельцев, достался в конце концов  народу? Могло ли здесь обойтись без чьей-то «потусторонней» силы и неслыханной щедрости?!».
Этот вопрос, далёкий от атеизма, вполне правомерен и будет возникать у каждого нового, вступающего в жизнь кыргызстанца.
Действительно, великолепие Киргизии — нашей вечной невесты — неотразимо. Её лучезарные одежды просторны, а их благоуханность и первозданная чистота обладают неизбывной притягательностью. Говорить же о «приданом» нашей священной прародины, её неисчерпаемых драгоценных кладовых можно только в восторженных тонах.
На днях, в очередной раз думая о неслыханных подземных и наземных наших богатствах, я вдруг вспомнил об одном издании, вышедшем в свет около полувека назад. Долго рылся в своих книжно-брошюрных залежах и наконец нашёл то, что искал — книгу наших знатоков своего дела, известных учёных         А. Исаева и М. Картавова «Природные ресурсы Киргизии».
Изложенный в ней материал мне, как и многим соотечественникам старших поколений, был хорошо знаком. И, конечно же, не только по этому изданию. Обилие и многообразие природных даров были в те годы не только на слуху. Они планомерно и целеустремлённо, всё шире и шире исследовались, вовлекались в народное хозяйство, всё с большей отдачей работали в интересах народа.
Из-за недостатка газетной площади я смогу назвать, да и то через запятую, только часть разделов книги: минеральные и топливные ресурсы; рудные запасы и химическое сырьё; водноэнергетический и ирригационный потенциал; пахотопригодные земли и пастбищные угодья… Как же всего много! Причём самого существенного для достойной жизни, работы и содержательного отдыха. Вот уж где будут уместны слова о божественных дарах и милостях!
Содержание упомянутой книги полностью отвечало своему назначению и жанру. Оно было изложено деловито и суховато. И тем не менее я не мог отложить чтение: каждый прочитанный абзац волей-неволей я проецировал на сегодняшний день. Сразу же возникало непрошеное сопоставление, результаты которого тут же вызывали у меня и недоумение, и возмущение, и нарастающую горечь…
Хорошо помню, как в один из дней, когда несуразная перестройка уже испускала дух, когда в высоких кабинетах вплотную заговорили о самоокупаемости, наш незабвенный председатель Госплана Сопубек Бегалиев собрал у себя  руководителей всех министерств и ведомств. На этот раз он дал никогда ранее не звучавшую команду: безотлагательно и тщательно изучить положение дел в каждой отрасли и на основе полученных данных объективно определить степень экономической зависимости от внешних источников, возможности  самостоятельного обеспечения производства. Сможет ли тот или иной  производственный сектор или обслуживающая система без ущерба для дела обойтись без вливаний извне, если республике доведётся стать самостоятельной?
Результаты анализа были обстоятельно обобщены и составили увесистый том. Основной же, принципиальный его вывод состоял в том, что Кыргызстан при его столь многообразных и обширных природных ресурсах и уже достигнутом к тому времени уровне развёрнутого во всю ширь многоотраслевого производства вполне сможет обеспечить себе не только безбедное существование, но и целенаправленное поступательное движение. Конечно, наша республика не имела и не могла иметь все и вся на все сто процентов. Однако она располагала другим существенным плюсом: могла безболезненно перекрыть тот или иной дефицит за счёт возросших объёмов экспорта собственной продукции.
Разумеется, все лица, причастные к той аналитической работе, были искренне рады объявленному заключению, вселившему в их сердца спокойствие и уверенность в завтрашнем дне республики.
Передо мной — гора материалов, и прямо руки чешутся вставить в статью то впечатляющие цифровые, то наглядно-рельефные данные, то живые, овеществленные свидетельства  того добротного состояния производительных сил и в целом всей экономики, которыми располагала республика перед обретением независимости. Как хотелось бы, чтобы молодые читатели поверили мне на слово! А если уж, паче чаяния, не поверят, пусть справятся у своих отцов и матерей.
Я вовсе не случайно позволил себе несколько пространно напомнить о природном потенциале Кыргызстана и достигнутом на тот период уровне развития его народного хозяйства. Дело в том, что именно природные ресурсы создают особо надёжные и долговременные предпосылки для эффективного наращивания возможностей экономики, без которой, как хорошо известно, невозможны в достаточном объёме ни политическая независимость, ни реальная демократия. Более того, без неё, как мне представляется, чрезвычайно сложно обеспечить и общественно-политическую стабильность в обществе.
Нам был предоставлен великолепный, редчайший шанс сравнительно безболезненно «перебазироваться» в другую систему управления страной, опытным путём освоить чуждые нам тогда принципы рыночной экономики.
В этом процессе должны были безраздельно возобладать вдумчивость, размеренность, трезвый расчёт и максимальная осмотрительность…
Увы,  возобладали враги всего доброго — спешка, оголтелая самонадеянность и поверхностный подход к любому вопросу.
Что получилось в итоге — разговор сложный. Но и отмахнуться от него нельзя, особенно тем, кто считает себя ответственными людьми.
Я полагаю, что уже в характере проведения 20-летия независимости неизбежно проявится степень понимания высшей властью того положительного и отрицательного, что оказалось в нашем багаже, вернее, в нашей сегодняшней повседневности. В деле определения содержания и параметров празднования возможны два подхода. Первый, для нас традиционный — упиваться якобы завоеваниями нами независимости и свободы. И второй, который рано или поздно должен у нас утвердиться, — максимально использовать предоставленный повод для углубленного анализа того, насколько фактически наполнены у нас понятия «независимость», «суверенитет», «свобода» тем содержанием, которое они призваны нести в себе изначально.
Настала пора хорошенько встряхнуться и глубоко осознать, что в нашей республике для реальной независимости и демократии созданы только предпосылки, говоря проще, только каркас. Понятно, что и это само по себе является огромным историческим событием, широченным шагом к давно ожидаемому прогрессу.
И тут сам Бог велел всем нам без всякой демагогии решительно впрячься в плуги и телеги и приступить к возделыванию своей собственной жизненной нивы. Понятно, что работа эта весьма трудоёмкая, нередко довольно муторная и многим нетерпеливым персонам она ну никак не по нутру, так как не может приносить мгновенные результаты. Её не подхлестнёшь и не ускоришь никакими митингами и пикетами. Тут надо изо дня в день, из года в год не прохлаждаться,  а действительно вкалывать, оснащать тот самый каркас,  наполнять его новыми отношениями и жизненным укладом. И чем меньше мы будем при этом портачить, тем скорее ощутим    отрадные результаты.
Пока же при всём нашем желании республике хвастаться нечем. Вследствие многолетних безграмотных действий власть предержащих  едва ли не нормой стало частое возникновение напряжённости в главнейшей системе, системе управления страной. Львиная доля рабочего времени и человеческих сил расходуется на бесконечные выяснения отношений между ветвями власти и внутри них, между высокопоставленными лицами и их оппонентами. Громогласные скандалы чуть ли не ежедневно сваливаются на головы кыргызстанцев и не только не делают чести народным избранникам, не только позорны,  но еще и наносят колоссальный ущерб неотложным государственным делам. Разве может не удручать тот факт, что с этими явлениями не только не ведётся борьба, но даже не говорится о её необходимости?
В последние годы было предпринято немало усилий, к сожалению, небезуспешных,  по всяческому ущемлению роли государства в обществе. Делалось это под лозунгом обеспечения всё той же свободы во всех сферах нашей жизни. Никто из здравомыслящих не станет  всерьёз отрицать необходимость укрепления государства в любой стране и не только как органа защиты прав и интересов граждан,  но и как исполнителя других важных миссий, в числе которых, к примеру, всемерное содействие здравствованию и развитию той или иной нации.
Если же коснуться другой особо важной обязанности государства — неуклонно обеспечивать единство народа и целостность его территории, — то и здесь всё ещё не просматриваются сдвиги, вселяющие оптимизм.
Всё моё существо протестует против обсуждаемой в верхах идеи о переносе столицы страны в Ошскую область. Думаю, не надо быть проницательным политологом, чтобы не увидеть в этом предложении целый ряд тяжёлых последствий в случае его реализации, вопрос севера — юга ещё больше усложнится, во многом нарушатся многолетние хозяйственные связи и система рабочего и личного общения между людьми. Всё это придётся восстанавливать и отлаживать. Что же касается расходов на эти цели, то о них и заикаться страшно. И разве ни печально, что в такое непростое время находятся деятели, которые будируют такие явно неприемлемые вопросы, а другие их коллеги считают нужным разбираться в них.
В течение минувших двадцати лет у нас так и не утвердился порядок, при котором каждое дело общественной значимости должно быть доведено до конца и результаты сообщены заинтересованной части населения.
Неоднократно обнародованное разбирательство между Жогорку Кенешем и бывшим генеральным прокурором Байболовым вызвало в обществе вполне ожидаемый резонанс. Однако никто так и не счёл нужным без проволочек объяснить общественности, в чем там дело, кто же все-таки не прав, кто и какую должен нести ответственность.
Другой факт, вызвавший ещё большее недоумение и немало вопросов, — это решение Верховного суда республики, не поддержавшее иск правительства Кыргызстана. Такой исход слушания сам по себе не может обязательно считаться предосудительным. Суд есть суд. Однако дело совсем не пустяковое, оно касается нескольких миллиардов сомов, могущих поступить в казну государства. Но, увы, и тут никто не торопится растолковать народу, в чем же там дело.

Надо ли доказывать, что властные структуры должны чётко осознавать, что наплевательское отношение к вопросам людей, касающимся их интересов, не только бросает густую тень на их престиж, но и вообще подрывает к ним доверие, что уже гораздо  серьёзнее.
Вот и получается, что нам никак не обойтись без диктатуры — диктатуры порядка. Его пора добиваться везде, всегда и во всем!
Жгучая потребность в чёткости и сглаженности возникнет совсем скоро, когда Кыргызстан всё же сделает, должен сделать принципиальный выбор и решительно повернет колесо рулевое. Повернёт в сторону возрождения производства. Я убежден, и минувшие годы подтвердили, что без этого шага и мечтать нечего о каком-то сносном будущем республики. Больше того, наша страна как самостоятельный субъект международного сообщества вообще может оказаться под вопросом. Я вовсе не сгущаю краски, да, собственно, они и так предельно сгущены самой жизнью.
Несколько лет назад я прочитал в республиканской газете развёрнутую статью одного из вице-премьеров правительства. Так вот, этот деятель на полном серьёзе рассуждал о том, что Кыргызстан должен превратиться в… сервисную республику. Моему возмущению не было предела. Как же так, негодовал я,  всё наше население, кроме школьников, 3-4 миллиона человек, должно стать по сути слугами. Ничего себе! И это после множества наших системных побед всесоюзного масштаба во всех сферах — производстве, науке, культуре, после впечатляющих достижений, получивших признание во многих странах ближнего и дальнего зарубежья. А как же быть с простой человеческой гордостью, не говоря уже о гордости национальной!
А ещё раньше меня огорошил сам президент Аскар Акаев. Едва ли не на второй или третий день после своего избрания он, красуясь и явно рассчитывая на эффект, многозначительно заявил, что «колхозы — это вчерашний день». «Эффект», конечно, получился, да такой, что мы тот вчерашний день догоняем уже двадцать лет и все никак не догоним. Задача мудрёная. Те самые колхозы, тот самый вчерашний день, ежегодно поставляли государству ни много ни мало 9 — 10 миллионов голов овец. Вот вам и решение проблемы продовольственной безопасности! Сколько же было принято, извините, откровенно глупых, по сути вредоносных решений, вследствие которых были сжиты со света ценнейшие производительные силы, промышленные предприятия, сельскохозяйственные организации.
То есть та база, на которой формировалось надёжное качество жизни кыргызстанцев…
Я думаю, что даже те, кто сегодня хорошо материально обеспечен и кто имеет отношение к принятию решений и обладает способностью аналитически мыслить и оценивать состояние общества, убедились, что надо поднимать из руин производство. Понятно, что все кому не лень будут кричать, что наша продукция и нынешняя, а завтрашняя есть и будет ещё долго неконкурентоспособной. И это, конечно, так. Но, чтобы не слышать  таких советчиков, надо просто заткнуть уши и склониться над расчётами, чертежами и станками. А тем, кто заведует финансами, надо осознанно идти на убытки и дотации, но не прекращать работу и добиваться своего. В противном случае Кыргызстан скатится в группу никчёмных государств, влачащих жалкое существование, из года в год перебиваясь грантами и ожидая порции финансовых вливаний извне. Тут уж о какой-то независимости или торжестве демократии не может быть и речи. Я нарисовал довольно удручающую картину, но она сможет стать реальной, если мы не осознаем истину, что только развитая, надёжная экономика делает страну действительно независимой, а её народ — достойным и гордым.
Закрепив навсегда в нашем сознании и практической деятельности курс на углубление и расширение производства, государство сразу не столкнётся с проблемой кадров. И тут без решительности, смелости и инициативы не обойтись. Надо несоизмеримо поднять материальную заинтересованность, сделать всё, чтобы специалисты дорожили своим предприятием. Где взять средства? Пусть соображают чиновники, это их обязанность.
Нашли же на цветочные горшки вдоль улиц города деньги, причём не тысячи, а миллионы сомов.
Вообще, уже пора решительно поддерживать работников,  действующих неформально, болеющих за дело, настроенных патриотично. Ведь не все же помешались на золотом тельце!
Если мы попристальнее всмотримся хотя бы в ту часть молодёжи, которую раньше именовали активом, то, несомненно, откроем немало нового, интересного  и ценного. Следовало бы также давно развеять ошибочное суждение о том, что рыночная экономика несовместима с целенаправленной работой по подготовке толковых руководителей.
Нельзя не коснуться ещё одной, на мой взгляд, чрезвычайно важной стороны кадровой политики. Речь идет о кадровой чехарде, о необъяснимо и недопустимо частой сменяемости министров, председателей комитетов, президентов государственных компаний, объединений, корпораций и их заместителей. За годы независимости во многих отраслях руководители сменились по 8-10 раз. Можно ли в таком случае серьезно говорить об их вкладе в развитие вверенной им системы, об их ответственности или должном стиле руководства? Бывают вопиющие случаи, когда в кресло садится человек вовсе из другой отрасли и ещё пытается «внедрять новое».
Совершенно ясно, что к важному делу формирования руководящего корпуса не должны иметь отношения вошедшие во вкус партии, а родственные связи и проявления землячества давно пора пресекать на корню.
Как видим, проблем и вопросов, причём не общего, а практического характера, накопилось немало. И как бы хотелось нам верить, что предстоящая смена высшей власти не ограничится приходом новых лидеров, а будет знаменовать качественно новый этап в управлении страной и утверждение неизменного, сыновнего внимания к основе основ Кыргызстана — его неповторимой, благодатной земле и великодушному народу.

Аркадий БИТЮКОВ.

Добавить комментарий