И у меня есть тоже мой Айтматов

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Share on Google+
Google+
Print this page
Print

От редакции: в этом году миллионы и миллионы почитателей творчества классика мировой литературы Чингиза Айтматова отмечают 85-летие со дня рождения неповторимого творца художественного Слова и крупного общественного деятеля. В нашей стране ему будет воздано особое почтение. Ведь благодаря и его великим произведениям мир узнал, что есть такая прекрасная и красивая земля у высоких гор Тянь-Шаня, и на ней живут люди высоких страстей и чувств, благородные сердцем…

Наша редакция начинает публикацию материалов, рассказывающих о Чингизе Торекуловиче Айтматове — Писателе и Человеке. Сегодня даем размышления об Айтматове академика Национальной академии наук Кыргызской Республики Владимира Нифадьева.

 Да, именно сегодня, в наше непростое время, нам всем не хватает Айтматова, его живого голоса Человека, Академика слова, мудрого Гражданина мира и отчего Кыргызстана. Мне думается, что именно земля, народ столько трудились, жили, работали, возрождались, чтобы вырос и пошел по планете со своим великим словом подлинный и могучий талант, сын своей Родины, который возвестил неповторимым духовным творчеством, что есть такой народ и такая страна у гор. Имя его — Чингиз Торекулович Айтматов.

Всегда с болью сердца говорю, когда в июне 2008-го великого Человека нашей духовной чести и совести не стало, мы все, особенно те, кто не однажды встречался по жизни с Чингизом Торекуловичем, слушал его живую речь, размышления, будто бы вмиг осиротели.

Но проходит неумолимое время, и мы понимаем, что Айтматов продолжает жить в наших сердцах, подсказывает, а порой и правит нашими поступками. Живет своими тревожными значимыми мыслями: любить и беречь Правду и Справедливость, «… что бы ни ждало нас на свете». Уважать человека, его чувства, взгляды. Замечать и ценить благородные помыслы ближнего. Обо всем этом он сказал всем нам правдиво и проникновенно, а талант Айтматова феноменальный, светоносный, радующий душу, согревающий ее надеждой в своих вечных книгах. Его герои — люди из народа, простые труженики, великие духом любви к Родине. Они, исповедуя добро, презирая и отвергая зло и бесчестие, верят в светлость и чистоту нашего дня. Во имя этого живут, страдают и борются. И учат нас жить по совести и по правде. Призывают нас устоять и не потерять, а сохранить и приумножить все человеческое. А оно — и это с болью в сердце, как никто другой, чувствовал наш Чингиз Торекулович — убывает из нас. Убывает с каждой войной, неотступно идущей по пятам истории Человека и Земли, с непримиримыми революциями народов, конфликтами религий и культур. Чего же надо нам, людям, живущим на нашей большой и красивой Земле, чего не хватает? Почему вдруг для нас в злые годы и времена оказывается тесным наш общий дом — Земля? Во имя чего? — вопрошает гениальный голос писателя и современника. И дает ответ. Он звучит для всех нас, как завещание Айтматова. Звучит из уст его героини — труженицы-крестьянки Толгонай в повести «Материнское поле». Возьмите и перечитайте эти горькие, как стоны, душу рвущие монологи Толгонай с родным полем. Перечитайте строчки, когда все человечество на нашей планете, чтя благоговейно, как-то по-особому трепетно отмечают великий День Победы тогдашнего Советского Союза, других стран над фашизмом. И вы поймете боль всех матерей, теряющих своих детей в жестоких кровопролитиях далеко не всегда светлой и благостной нашей истории.
И какою же духовною силой, беспощадной ненавистью ко всем войнам, прогремевшим на земле, и, возможно, к будущим кровопролитным побоищам звучит голос айтматовской матери-героини в этой повести.

Вот она, мать Толгонай, проделавшая долгий путь из дальнего кыргызского села до железнодорожного полустанка, после томительных часов ожидания воинского эшелона стоит настороженная, и вдруг в проносящемся вагоне на мгновение видит своего сына Масалбека, слышит его зовущий голос: «Мама…». Ветер растрепал ему волосы, полы шинели бились, как крылья, а на лице и в глазах -радость, горе, сожаление и прощание.

И все. Поезд унес ее Масалбека туда, откуда он не вернется. Мать Толгонай после такой мгновенной встречи с сыном вопрошает:

— Скажи, земля родная, когда, в какие времена так страдала, так мучилась мать, чтобы только один раз, только мельком увидеть своего сына?

— Не знаю, Толгонай. Такой войны, как в твое время, мир не знап.

— Так пусть я буду последней матерью, которая так ждала сына.

А потом, когда к Толгонай приходит похоронка, а в ней страшная весть: ее сын Масалбек геройски погиб, то она с материнской болью говорит: «Пусть спросят любую мать, никакая мать не мечтает о такой славе. Матери рожают детей для жизни, для простого земного счастья.».

Именно такой духовный человеческий заряд во имя простого земного счастья, во имя торжества жизни на земле и несут герои книг Айтматова. Несут через боли, беды и горести. Но с надеждой. С неодолимой верой в то, что все-таки зло победимо. И коль жизнь про-
должается несмотря ни на что, значит, добро и только добро — носитель земного бытия людей. Иначе не выстоять современному человечеству на нашей живой и еще прекрасной Земле.

Вспомним торжествующую любовью двух сердец повесть «Джамиля», после публикации которой в самом большом и знаменитом журнале советской эпохи — «Новом мире» — читатели узнали имя писателя Чингиза Айтматова. Великий французский писатель Луи Арагон, прочитав «Джамилю», назвал ее «лучшей повестью о любви». А его соплеменник, также известный всему миру мастер слова Андре Вюрсмер сказал: «Кто прочтет Айтматова, у того в памяти не только останутся черные глаза и косы Джамили и щемящие сердце песни Дания ра, но ему надолго запомнятся также широкие степные просторы, шумный поток, груженные зерном возы на дорогах к току и станции, августовская ночная гроза.».

Чингиз Айтматов, как писатель и общественный деятель мирового масштаба, звап и будет звать поколения землян служить добру, правде жизни и созиданию. Он утверждает силой своего могучего таланта эти начала в отдельном человеке и в человечестве, рассказывая о судьбе табунщика Танабая Бакасова в повести «Прощай, Гульсары!», и в изумительной книге о мальчике в «Белом пароходе», не смирившемся «с торжествующим еще на земле злом», который уплывает в море за белым пароходом. И погибает. Айтматов, отвечая своим почитателям, говорил: «Важно, чтобы читатель был преисполнен решимости сразиться за ту правду, которую в силу разного рода причин литературным героям, быть может, и не удалось утвердить физически. Да, мальчик погибает, но духовное и нравственное превосходство остается за ним».
«Джамиля», его книга «Повести гор и степей», за которую 34 летний писатель получил главную премию Советского Союза -Ленинскую, как и другие его произведения, вплоть до последней книги-завещания «Когда падают горы», теперь переведены на десятки языков. Изданы миллионными тиражами. Вошли в сокровищницу мировой литературы. Все их герои шествуют по миру сегодня. Они волнуют, им сопереживают читатели многих стран нашей планеты. И родина большинства героев книг Айтматова — Кыргызстан.

Помню, после смерти Чингиза Торекуловича в нашем университете состоялся большой вечер, посвященный памяти великого Творца родного языка и русского художественного Слова. Открывая вечер, я тогда сказал и о том, как Чингиз Торекулович ратовал за то, чтобы в нашем Славянском бережно хранился, давая народу Кыргызстана, как дал и ему, Айтматову, выход в большой мир русский язык — язык Пушкина, Толстого, Достоевского, Тургенева. Чтобы преподавание в Славянском велось на русском языке. Чтобы два языка — русский и кыргызский — развивались, взаимодействовали, обогащая друг друга. И эту мысль он выразил так: кыргызский и русский языки — два крыла одной птицы. Разве на одном крыле птица полетит?..

Мы чтим в нашем университете и это его завещание. Намечаем, что вскоре один из залов Славянского, где проходят встречи и конференции по самым жгучим проблемам духовности, толерантности современного мира, человеческого взаимопонимания, будет назван Айтматовским. Здесь также будут ежегодно проходить в день рождения Чигиза Айтматова вечера его благодарной памяти, который нам, всем живущим, напоминает: «Совесть в человеке — как зародыш в зерне, без зародыша зерно не прорастает. И что бы ни ждало нас на свете, правда будет вовеки, пока рождаются и умирают люди.»

Да, нам, всем людям, так не хватает сегодня Айтматова. И он продолжает жить в наших сердцах и мыслях. Он — тоже наша духовная Совесть и бессмертная Правда. С нами вместе ведет поиск истин времени и человеческого бытия. И прав наш публицист и поэт, почетный доктор Славянского Леонид Калашников, стихи которого опубликовала газета нашего университета «Студенческое обозрение» на полосе, посвященной памяти Чингиза Торекуловича:

Искатель истин, слова вещего,

Постигший жизни глубь и высь,

Он знал, судьбой ему завещано

Векам оставить свою мысль.

И мысль его, торя дорогу,

Пронзая горы лжи и зла,

Сказала гениально много…

И вот теперь — в века ушла

Служить земному миру свято,

Нетленная, как правды весть…

У каждого есть свой Айтматов,

И у меня Он тоже есть.

Айтматовской великой жизни суть —

Его герои вечных книг,

Они нам правду времени несут,

В сердцах у нас живут они.

Должен сказать, что эти стихи читал в день открытия памятника Чингизу Торекуловичу Айтматову на одной из центральных улиц столицы республики брат писателя и добрый друг нашего университета академик Ильгиз Торекулович.

Я с благоговением вспоминаю те дни и часы, когда Чингиз Торекулович посещал наш университет. Иногда, не скрою, выпадали и те мгновения, когда мы с ним вели беседы о дне идущем и минувшем. И я с благодарностью прикасался сердцем к верному источнику знаний о времени, в котором мы живем. Айтматов глубоко знал и понимал современность, ее оттенки и импульсы.

Скажу, в чем я абсолютно убежден, искренне и откровенно: у меня тоже есть свой Чингиз Торекулович. И теперь он, незабвенный, среди других кумиров слова, мысли и науки и мой сокровенный писатель. И мысли тех задушевных бесед с ним в сложные часы и дни жизни, да и его герои — люди доблести и совести — мне нередко служат опорой.

Для всех нас, нашей страны Айтматов в духовном и человеческом измерении — наша путеводная звезда, излучающая сильный и яркий свет. И когда еще другая такая зажжется на нашем небосклоне, думаю, известно лишь одному Всевышнему.

Владимир НИФАДЬЕВ, академик, ректор Кыргызско-Российского Славянского университета.

Добавить комментарий