Вс. Окт 21st, 2018

КАК ПЕРЕЖИЛИ ЗИМУ? Вопрос этот обсуждали на недавно состоявшемся заседании правительства

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Share on Google+
Google+
Print this page
Print

follow link Премьер-министр Жанторо Сатыбалдиев заявил, что прошлой осенью энергетики его «подставили», заверив, что веерных отключений не будет, элек­троэнергии всем хватит, жители запаслись углем, многие котельни, работающие на газе и электричес­тве, переоборудованы под твердое топливо.

Действительность оказа­лась совсем иной. Выходили из строя перегруженные трансформаторы, люди мерз­ли, перекрывали дороги, про­клинали чиновников. Далеко не все закупили на зиму уголь, то ли он им был не по карману, то ли рассчитывали, как обычно, воровать электро­энергию. Пик холодов, слава Богу, позади, но для того, что­бы избежать прошлогодних ошибок, необходимо, проана­лизировав упущения, сделать соответствующие выводы. «А то опять приход зимы станет для большинства неприятным сюрпризом», — констатировал Ж. Сатыбалдиев.

Напрасно ожидал премьер новых идей и конструктивных предложений от энергетиков, своих представителей в реги­онах, акимов, глав айыл окмо- ту. Управленцы различных рангов, как всегда, оправды­вались, приводили объектив­ные причины, жаловались на задержку бюджетного финан­сирования административных зданий и помещений.

Игнорировать природные запасы угля в своей стране, право, не стоит. Мы не так бо­гаты, чтобы отапливать жилье импортным газом или дорого­стоящим электричеством. Зато в Кыргызстане запасов угля хватит на 400 лет — мы имеем 24 млрд. тонн углеводородов. Даже в соседнем Узбекистане, обладающем природными за­пасами газа, возвращаются к твердому топливу, считают его более дешевым, а значит, до­ступным населению, а излиш­ки газа разумнее продать, по­лучить твердую валюту.

Собственное расследование на отечественном угольном рынке провели независимые эксперты, входящие в наблю­дательный совет Министерства энергетики и промышленнос­ти, совместно с общественным фондом «Юнисон». Энтузиас­ты поставили цель: просле­дить, как формируется и от че­го зависит цена на уголь, что­бы лучше понять функциони­рование топливного рынка в нашей стране, объяснить кыр- гызстанцам, где лучше всего приобретать качественный уголь по самой выгодной цене. Ценообразование должно быть прозрачным, только тогда лю­ди поверят властям, что те их не обманывают.

Аналитики выбрали юж­ные регионы. Почему? Имен­но здесь прошлой зимой за­шкаливала стоимость угля, цены твердого топлива в Джа- лал-Абадской, Баткенской, Ошской областях резко отли­чались (в три-пять раз) от севе­ра республики. В феврале са­мые высокие цены сохраня­лись в Оше и Кадамджайском районе — 11 000 сомов за тонну сулюктинского, 6 500 сомов стоил уголь из шахты «Сары- Могол».

В Токтогульском районе кара-кеченский уголь продава­ли по 7 000 за тонну, столько же стоило твердое топливо в Джалал-Абаде. Проект, благо­даря которому осуществились комплексные исследования, был краткосрочный — всего три месяца, всю работу про­финансировало Агентство США по международному раз­витию через Программу пере­ходных          инициатив (USAID/OTI). Исследователи ставили цель: как можно ши­ре внедрить принципы добро­совестного управления ценооб­разованием. Для этого тесно сотрудничали с распредком- паниями и МСУ, привлекали к работе аксакалов и квар­тальных, хорошо знающих ме­стное население.

Информацию на местах со­бирали волонтеры, она скап­ливалась в базе данных, регу­лярно обновлялась и дополня­лась на протяжении всего отопительного сезона. Из то­чек добычи и продажи угля

взяли пробы и сделали анализ на теплоотдачу, зольность, со­держание влаги. Работа прово­дилась в лаборатории южного отделения Национальной ака­демии наук КР, в Институте природных ресурсов имени Джаманбаева.

Вместе с другими журна­листами корреспондент «СК» побывала в гостях у ученых, увидела, в каких нынче усло­виях живет и трудится наша интеллектуальная элита. Бюд­жетного финансирования хва­тает только на заработную плату, все необходимые для исследования реактивы со­трудники покупают на свои деньги. Южное отделение АН Кыргызской Республики рас­положилось в здании бывшего детского сада, давно нуждаю­щемся в ремонте.

Выживают сами как могут, нам показали теплицы, где выращивается ранняя рассада, витаминная продукция затем реализуется или раздается со­трудникам в качестве продо­вольственного пайка. Заведую­щий лабораторией Батырбек Сабиров сообщил, что стои­мость одного исследования об­ходится в 2,5 тысячи сомов. Здесь делают угольные брике­ты ценой 4 сома, но у населе­ния они не пользуются спро­сом. Никак не могут запус­тить на промышленную основу добычу газа из бурого угля: предпринимателей подобный бизнес не интересует, а у госу­дарства нет денег.

Зачитал Б. Сабиров заклю­чение ученых по анализу об­разцов угля, оценке их качес­тва: по заявке ОФ «Юнисон» были взяты пробы с угольных месторождений Сары-Могол, Кожо-Келен, Беш-Бурхан, Са- маркандек, Сулукту, Кара-До- бо, Маркай, Кок-Жангак, Таш-Кумыр, Тегене.

Качество ископаемых уг­лей оценивалось по теплоот­даче. Как известно, в респуб­лике преобладают запасы бу­рого угля. В них количество влаги колеблется от 5,4 до 13,9%, в каменных углях — от 0,3 до 8,4%. В процессе сжи­гания влага уходит в виде пара, при этом предваритель­но забирает определенное ко­личество тепла.

На качество углей отрица­тельно влияет также и золь­ность, это балласт, который не горит, а только засоряет кот­лы и печи. Месторождения

Таш-Кумыр, Тегене и Кок- Жангак наиболее засорены, их теплоотдача не превышает 25МД ж/кг.

В условиях нашей горной страны цена на уголь зависит от транспортных расходов. Ис­следователи выяснили, что в результате перевозки много­зольных углей потребители от­дают часть своих денег по су­ществу за балласт.

В Ошской области около 2 тысяч домохозяйств, специа­листы рекомендуют сулюктин- ский уголь использовать при выпечке хлеба, приготовлении самс и шашлыка. А уголь с месторождений Кара-Добо и Сары-Могол хорошо подойдет для производства цемента, об­жига кирпича, выплавки ме­талла.

Обычный потребитель всех этих премудростей не знает, проверить качество купленно­го угля не в состоянии, поэто­му попадается на удочку пере­купщиков, которые угли со­мнительного качества выдают за первосортные, накручивая цену. Многие частные угледо­бывающие предприятия сами не имеют представления о ка­честве добываемого ими угля, так как свой товар не сертифи­цируют. Тут и там вовсю копа­ют “апачи” с касками, фонари­ками — производитель и прода­вец в одном лице.

Руководитель ошского ре­гионального офиса ОФ «Юни­сон» Эркин Бейшеев показал изготовленные ими карты шахт и мест продажи угля (500 штук), выпущенные при финансировании USAID.

Заготовка угля на юге про­ходит обычно в сентябре-октя­бре. По причине теплого кли­мата южане не торопятся рас­кошеливаться, приобретают топливо мешками и даже ки­лограммами, посматривая на погоду: вдруг морозы больше не возвратятся, зачем тратить лишние деньги? Живем ведь не в Сибири.

Но при резком понижении температуры (в нашем горном крае такое случается частень­ко) отдаленные поселения ос­таются отрезанными от цент­ра, так как дороги завалены снегом. Форс-мажорные обсто­ятельства никто не учитывает, уголь завозят исключительно по поданной заранее заявке, так что люди вынуждены са­ми решать свои проблемы (к примеру, жители анклава Ба­рак в Узбекистане).

Стоимость угля сильно разнится на равнине и в гор­ной местности. В Араванском районе цена на него вполне доступная: 5,50 сома за кило­грамм. (В северных регионах стоимость угля на порядок ниже).

Сельские жители не жалу­ются на веерные отключения электричества, его здесь хвата­ет. Дорогостоящее топливо стараются экономить. Заходим в детский дом, где проживают свыше 200 сирот из Ошской и Джалал-Абадской областей. Общежитие, учебный корпус, спортивные площадки — все в образцовом порядке. Учащие­ся вежливо здороваются, пока­зывают едва теплые батареи. Директор школы Илхол Мама- назаров объясняет: днем на улице тепло, а ночью напря­жение в котле усиливаем.Пе­реходим на твердое топливо.

Только Сулюктинский бас­сейн ежегодно выдает на-гора 60-70 тонн «черного золота», это вдвое больше, чем потреб­ность всей республики. Льви­ная доля добытого в Кыргыз­стане угля (70%) официально уходит в Узбекистан и Таджи­кистан, а сколько уходит кон­трабандой (она тут не ежеднев­ная, а ежечасная), трудно ска­зать. Границы размыты, вер­нее, их вообще нет. Обидно, что от подобных сделок налоги не поступают в бюджет.

Антимонопольная служба не вмешивается в ценообразо­вание, на угольном рынке юга ни одна добывающая компа­ния не занимает более 35%, а значит, нет там естественных монополий, регулировать це­ны нельзя согласно нашему за­конодательству.

Да только с этим утвержде­нием можно поспорить: все южные районы давно поделе­ны предприимчивыми дельца­ми по зонам, так что конку­ренты им не страшны. На­чальник регионального отдела антимонопольной службы Джанболот Айдашев привел журналистам много интерес­ных фактов — в республике от­сутствуют постоянные круп­ные потребители угля (разве что Бишкекская ТЭЦ, Ошская работает только на газе), жи­телям Ошской области требу­ется в зимний период 154 ты­сячи тонн угля. При определе­нии ценовой политики нельзя не учитывать сложившиеся спрос и предложение, далеко не на всех разведанных участ­ках добыча угля доведена до промышленного уровня, мест­ные дороги быстро разрушают­ся под тяжеловесами с углем, нуждаются в ремонте.

Рекомендации специалис­тов и независимых экспертов направили в правительство, а затем — в Жогорку Кенеш.

Галина ЛУНЕВА.

Фото Ирины БАЙРАМУКОВОЙ.


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *