КАК ПЕРЕЖИЛИ ЗИМУ? Вопрос этот обсуждали на недавно состоявшемся заседании правительства

Премьер-министр Жанторо Сатыбалдиев заявил, что прошлой осенью энергетики его «подставили», заверив, что веерных отключений не будет, элек­троэнергии всем хватит, жители запаслись углем, многие котельни, работающие на газе и электричес­тве, переоборудованы под твердое топливо.

Действительность оказа­лась совсем иной. Выходили из строя перегруженные трансформаторы, люди мерз­ли, перекрывали дороги, про­клинали чиновников. Далеко не все закупили на зиму уголь, то ли он им был не по карману, то ли рассчитывали, как обычно, воровать электро­энергию. Пик холодов, слава Богу, позади, но для того, что­бы избежать прошлогодних ошибок, необходимо, проана­лизировав упущения, сделать соответствующие выводы. «А то опять приход зимы станет для большинства неприятным сюрпризом», — констатировал Ж. Сатыбалдиев.

Напрасно ожидал премьер новых идей и конструктивных предложений от энергетиков, своих представителей в реги­онах, акимов, глав айыл окмо- ту. Управленцы различных рангов, как всегда, оправды­вались, приводили объектив­ные причины, жаловались на задержку бюджетного финан­сирования административных зданий и помещений.

Игнорировать природные запасы угля в своей стране, право, не стоит. Мы не так бо­гаты, чтобы отапливать жилье импортным газом или дорого­стоящим электричеством. Зато в Кыргызстане запасов угля хватит на 400 лет — мы имеем 24 млрд. тонн углеводородов. Даже в соседнем Узбекистане, обладающем природными за­пасами газа, возвращаются к твердому топливу, считают его более дешевым, а значит, до­ступным населению, а излиш­ки газа разумнее продать, по­лучить твердую валюту.

Собственное расследование на отечественном угольном рынке провели независимые эксперты, входящие в наблю­дательный совет Министерства энергетики и промышленнос­ти, совместно с общественным фондом «Юнисон». Энтузиас­ты поставили цель: просле­дить, как формируется и от че­го зависит цена на уголь, что­бы лучше понять функциони­рование топливного рынка в нашей стране, объяснить кыр- гызстанцам, где лучше всего приобретать качественный уголь по самой выгодной цене. Ценообразование должно быть прозрачным, только тогда лю­ди поверят властям, что те их не обманывают.

Аналитики выбрали юж­ные регионы. Почему? Имен­но здесь прошлой зимой за­шкаливала стоимость угля, цены твердого топлива в Джа- лал-Абадской, Баткенской, Ошской областях резко отли­чались (в три-пять раз) от севе­ра республики. В феврале са­мые высокие цены сохраня­лись в Оше и Кадамджайском районе — 11 000 сомов за тонну сулюктинского, 6 500 сомов стоил уголь из шахты «Сары- Могол».

В Токтогульском районе кара-кеченский уголь продава­ли по 7 000 за тонну, столько же стоило твердое топливо в Джалал-Абаде. Проект, благо­даря которому осуществились комплексные исследования, был краткосрочный — всего три месяца, всю работу про­финансировало Агентство США по международному раз­витию через Программу пере­ходных          инициатив (USAID/OTI). Исследователи ставили цель: как можно ши­ре внедрить принципы добро­совестного управления ценооб­разованием. Для этого тесно сотрудничали с распредком- паниями и МСУ, привлекали к работе аксакалов и квар­тальных, хорошо знающих ме­стное население.

Информацию на местах со­бирали волонтеры, она скап­ливалась в базе данных, регу­лярно обновлялась и дополня­лась на протяжении всего отопительного сезона. Из то­чек добычи и продажи угля

взяли пробы и сделали анализ на теплоотдачу, зольность, со­держание влаги. Работа прово­дилась в лаборатории южного отделения Национальной ака­демии наук КР, в Институте природных ресурсов имени Джаманбаева.

Вместе с другими журна­листами корреспондент «СК» побывала в гостях у ученых, увидела, в каких нынче усло­виях живет и трудится наша интеллектуальная элита. Бюд­жетного финансирования хва­тает только на заработную плату, все необходимые для исследования реактивы со­трудники покупают на свои деньги. Южное отделение АН Кыргызской Республики рас­положилось в здании бывшего детского сада, давно нуждаю­щемся в ремонте.

Выживают сами как могут, нам показали теплицы, где выращивается ранняя рассада, витаминная продукция затем реализуется или раздается со­трудникам в качестве продо­вольственного пайка. Заведую­щий лабораторией Батырбек Сабиров сообщил, что стои­мость одного исследования об­ходится в 2,5 тысячи сомов. Здесь делают угольные брике­ты ценой 4 сома, но у населе­ния они не пользуются спро­сом. Никак не могут запус­тить на промышленную основу добычу газа из бурого угля: предпринимателей подобный бизнес не интересует, а у госу­дарства нет денег.

Зачитал Б. Сабиров заклю­чение ученых по анализу об­разцов угля, оценке их качес­тва: по заявке ОФ «Юнисон» были взяты пробы с угольных месторождений Сары-Могол, Кожо-Келен, Беш-Бурхан, Са- маркандек, Сулукту, Кара-До- бо, Маркай, Кок-Жангак, Таш-Кумыр, Тегене.

Качество ископаемых уг­лей оценивалось по теплоот­даче. Как известно, в респуб­лике преобладают запасы бу­рого угля. В них количество влаги колеблется от 5,4 до 13,9%, в каменных углях — от 0,3 до 8,4%. В процессе сжи­гания влага уходит в виде пара, при этом предваритель­но забирает определенное ко­личество тепла.

На качество углей отрица­тельно влияет также и золь­ность, это балласт, который не горит, а только засоряет кот­лы и печи. Месторождения

Таш-Кумыр, Тегене и Кок- Жангак наиболее засорены, их теплоотдача не превышает 25МД ж/кг.

В условиях нашей горной страны цена на уголь зависит от транспортных расходов. Ис­следователи выяснили, что в результате перевозки много­зольных углей потребители от­дают часть своих денег по су­ществу за балласт.

В Ошской области около 2 тысяч домохозяйств, специа­листы рекомендуют сулюктин- ский уголь использовать при выпечке хлеба, приготовлении самс и шашлыка. А уголь с месторождений Кара-Добо и Сары-Могол хорошо подойдет для производства цемента, об­жига кирпича, выплавки ме­талла.

Обычный потребитель всех этих премудростей не знает, проверить качество купленно­го угля не в состоянии, поэто­му попадается на удочку пере­купщиков, которые угли со­мнительного качества выдают за первосортные, накручивая цену. Многие частные угледо­бывающие предприятия сами не имеют представления о ка­честве добываемого ими угля, так как свой товар не сертифи­цируют. Тут и там вовсю копа­ют “апачи” с касками, фонари­ками — производитель и прода­вец в одном лице.

Руководитель ошского ре­гионального офиса ОФ «Юни­сон» Эркин Бейшеев показал изготовленные ими карты шахт и мест продажи угля (500 штук), выпущенные при финансировании USAID.

Заготовка угля на юге про­ходит обычно в сентябре-октя­бре. По причине теплого кли­мата южане не торопятся рас­кошеливаться, приобретают топливо мешками и даже ки­лограммами, посматривая на погоду: вдруг морозы больше не возвратятся, зачем тратить лишние деньги? Живем ведь не в Сибири.

Но при резком понижении температуры (в нашем горном крае такое случается частень­ко) отдаленные поселения ос­таются отрезанными от цент­ра, так как дороги завалены снегом. Форс-мажорные обсто­ятельства никто не учитывает, уголь завозят исключительно по поданной заранее заявке, так что люди вынуждены са­ми решать свои проблемы (к примеру, жители анклава Ба­рак в Узбекистане).

Стоимость угля сильно разнится на равнине и в гор­ной местности. В Араванском районе цена на него вполне доступная: 5,50 сома за кило­грамм. (В северных регионах стоимость угля на порядок ниже).

Сельские жители не жалу­ются на веерные отключения электричества, его здесь хвата­ет. Дорогостоящее топливо стараются экономить. Заходим в детский дом, где проживают свыше 200 сирот из Ошской и Джалал-Абадской областей. Общежитие, учебный корпус, спортивные площадки — все в образцовом порядке. Учащие­ся вежливо здороваются, пока­зывают едва теплые батареи. Директор школы Илхол Мама- назаров объясняет: днем на улице тепло, а ночью напря­жение в котле усиливаем.Пе­реходим на твердое топливо.

Только Сулюктинский бас­сейн ежегодно выдает на-гора 60-70 тонн «черного золота», это вдвое больше, чем потреб­ность всей республики. Льви­ная доля добытого в Кыргыз­стане угля (70%) официально уходит в Узбекистан и Таджи­кистан, а сколько уходит кон­трабандой (она тут не ежеднев­ная, а ежечасная), трудно ска­зать. Границы размыты, вер­нее, их вообще нет. Обидно, что от подобных сделок налоги не поступают в бюджет.

Антимонопольная служба не вмешивается в ценообразо­вание, на угольном рынке юга ни одна добывающая компа­ния не занимает более 35%, а значит, нет там естественных монополий, регулировать це­ны нельзя согласно нашему за­конодательству.

Да только с этим утвержде­нием можно поспорить: все южные районы давно поделе­ны предприимчивыми дельца­ми по зонам, так что конку­ренты им не страшны. На­чальник регионального отдела антимонопольной службы Джанболот Айдашев привел журналистам много интерес­ных фактов — в республике от­сутствуют постоянные круп­ные потребители угля (разве что Бишкекская ТЭЦ, Ошская работает только на газе), жи­телям Ошской области требу­ется в зимний период 154 ты­сячи тонн угля. При определе­нии ценовой политики нельзя не учитывать сложившиеся спрос и предложение, далеко не на всех разведанных участ­ках добыча угля доведена до промышленного уровня, мест­ные дороги быстро разрушают­ся под тяжеловесами с углем, нуждаются в ремонте.

Рекомендации специалис­тов и независимых экспертов направили в правительство, а затем — в Жогорку Кенеш.

Галина ЛУНЕВА.

Фото Ирины БАЙРАМУКОВОЙ.


"СК"

Издательский дом "Слово Кыргызстана"

Добавить комментарий