Премьер-министр: «Минюст — всех бед моих виновник»

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Share on Google+
Google+
Print this page
Print

Нет, таких слов наш премьер не говорил. Выражение это носит метафорический характер, и его не следует воспринимать в буквальном смысле. И все же почему возникла столь необычная постановка вопроса? Очевидно, потому, что любое политическое решение нашего властного триумвирата (парламент, президент, правительство) выражается в законах, реализация которых улучшает в конечном итоге жизнь людей.

Одной из основных проблем триумвирата, его «бедой» является реализация законов. Всем известно, законы подлежат обязательному исполнению органами госуправления. С этой целью министерства и ведомства разрабатывают ведомственные (корпоративные) нормативные акты, конкретизирующие положения законов. В случае необходимости должны вносить изменения, дополнения и в положения о министерствах, ведомствах, подразделениях их центральных аппаратов, в должностные обязанности госслужащих, что создает условия для реализации законов и закрепленной в них государственной политики. С принятием новых законов процесс повторяется.
Правоисполнительную и связанную с ней правоприменительную деятельность министерств, комитетов, административных ведомств, направленную на реализацию законов, постановлений правительства, называют правовой работой органов госуправления. Поэтому и действующий премьер-министр, и каждый новый глава нового правительства крайне заинтересованы в эффективной организации правовой работы министерств и ведомств как необходимого условия реализации законов и постановлений правительства.
Но кто руководит и кто осуществляет методическое руководство правовой работой в органах госуправления?

Статс-секретарь — «наш человек»… в министерстве
Очевидно, одной из главных фигур правовой работы в органах госуправления является юрист (юрслужба), ибо цель деятельности юрслужбы — «проведение правовой работы во взаимодействии с другими подразделениями». Существенной частью правовой работы юрслужбы является «подготовка проектов нормативных правовых актов, других документов правового характера», в которой юрслужба лишь «участвует». Следовательно, в обязанности юриста органа госуправления не входит организация разработки нормативных актов, его задача — юридическое сопровождение процесса правотворчества.
Запускать правотворческий процесс и руководить правовой работой обязан статс-секретарь министерства, ведомства. Вывод — из результата изучения его многочисленных прав и обязанностей следует, что он является креатурой Агентства КР по делам госслужбы и юридическая служба должна находиться в его подчинении. К слову, агентство, судя по функциям и инструментарию (детектор лжи), может рассматриваться и как ведомство, обеспечивающее «антикоррупционную безопасность» госслужбы.
Сравним правовой статус нашего чиновника с его коллегой из Российской Федерации, обязанностью которого является «обеспечение эффективного участия органа исполнительной власти в законодательной деятельности». С этой целью изучим мудреное содержание положения о статс-секретаре. Оно поражает нежеланием его авторов признать организацию законной (правотворческой) деятельности в органе госуправления его естественной обязанностью. И это при том, что подготовка проектов законов для министерств и ведомств — одна из основных их обязанностей. «Архитекторы» правового статуса статс-секретаря не могли об этом не знать (или знать не захотели?).
Индикатором качества правовой работы министерств и ведомств может служить содержание их сайтов. Совершим кибератаку и «вскроем» сайт Минюста, где найдем полный набор документов, регулирующих его деятельность, начиная с положения о Минюсте, его управлениях и заканчивая должностными обязанностями госслужащих. И даже регламент министерства доступен для самых принципиальных и любознательных граждан. Минюст не держит свою работу в секрете и может служить примером для других министерств и ведомств.
И совсем другая картинка ожидает нас на сайте правительства, где можно найти структуру аппарата правительства, узнать названия отделов. Однако положений об отделах, ни тем более о должностных обязанностях работников правительственного аппарата на сайте нет. И граждане сегодня не могут узнать об их правах и обязанностях.
Выйдя на сайт парламента, подведя курсор на экране монитора к словам «структура ЖК» и кликнув мышкой, увидим на экране всего лишь четыре скромных квадратика с фамилиями руководителя аппарата и трех его замов. Но из регламента парламента можно узнать, что в его аппарат «входят отделы и иные структурные подразделения, отделы комитетов, отделы (секторы) депутатских фракций». И не удовольствия ради, а обьективности для скажу, что на сайте удалось найти положения лишь о пяти отделах. А другие где?
Если коснуться сайтов министерств и ведомств, то говорить об их стопроцентной информационной насыщенности, за небольшим исключением, нельзя. Ныне сайты органов госуправления — дань моде. Открыли, что-то разместили и… забыли. В этой ситуации рассматривать статс-секретарей в качестве субьектов организации полноценной правовой работы нет оснований (пока).

Минюст — «юрисконсульт» государства
Методическим руководством правовой работы органов госвласти и управления обязан заниматься Минюст. Однако в нормативной основе его деятельности механизмы взаимодействия с юрслужбами и со статс-секретарями министерств и ведомств не нашли отражения. Но в ряде нормативных  актов, которые Минюст должен был выполнить, вполне определенно выражается его обязанность осуществлять «методическое руководство юридическими службами центральных органов исполнительной власти, предприятий, учреждений и организаций независимо от форм собственности по реализации законодательства».
Минюст в угоду своим ведомственным интересам наделил Центр по координации законопроектной деятельности правительства лишь обязанностью «осуществлять правовую, правозащитную и гендерную экспертизу проектов законов и указов Президента, касающихся законопроектной деятельности правительства, а также координацию законопроектной деятельности государственных органов, подчиненных правительству».
Но, кроме экспертизы законопроектов, министерства и ведомства сами подготавливают проекты законов, постановлений правительства, выполняют другую многочисленную работу правового характера. В условиях реформирования госуправления и необходимости повышения эффективности действий центральных аппаратов министерств и ведомств ценность методического руководства правовой работой неизмеримо возрастает.
Однако ни в положении о юридической службе органов госуправления, ни в положении о статс-секретаре государственного органа не выражены механизмы их взаимодействия с Минюстом в сфере правовой работы, что сказалось в первую очередь на качестве законопроектных работ.
В свое время правительство вынуждено было этот факт признать. «Большинство представленных министерствами и ведомствами законопроектов не соответствует  требованиям юридической техники, …что отражается на их качестве и сроках исполнения. Справки-обоснования к проектам законов содержат только констатацию фактов без обоснования необходимости принятия развернутой характеристики законопроекта, его целей, основных положений, места в системе действующего законодательства, а также прогноза социально-экономических и иных последствий его принятия… отсутствуют предложения о разработке нормативных правовых актов, принятие которых необходимо для реализации данного закона»…
Названы и причины возникновения столь нелицеприятной ситуации: «…слабая работа министерств и ведомств, недостаточная координация их деятельности со стороны Министерства юстиции КР…».
Что же предлагали чиновники аппарата правительства КР коллегам из Минюста для ликвидации установленных недостатков?
«Проводить встречи с представителями юридических служб министерств, государственных комитетов, административных ведомств и государственных комиссий в целях повышения качества законопроектных работ».
Детский лепет. Иначе не назовешь.
Если низкое качество проектов законов — проблема, то одной из ее основных причин является ненадлежащее методическое руководство законопроектной деятельностью и правовой работой в целом. Но откуда этому руководству взяться, если Минюст, выполняя «функции поддержки», организует лишь «курсы повышения квалификации для нотариусов и адвокатов», а о методическом руководстве правовой работой министерств и ведомств «забывает»?

Решение проблемы
Очень простое. Чтобы снять проблему, необходимо ликвидировать причину ее возникновения. Следует организовать полноценное методическое руководство правовой работой министерств и ведомств, внеся соответствующее дополнение в положение о Минюсте и преобразовав с этой целью Центр по координации законопроектной деятельности правительства Кыргызской Республики в Центр правовой работы в народном хозяйстве.
Взаимодействие центра правовой работы со статс-секретарями и подчиненными им юридическими службами министерств и ведомств позволит организовать правовую работу министерств и ведомств на системной основе: от подготовки проектов законов, координации законотворческой деятельности до разработки внутриведомственных нормативных актов и обеспечения их доступности для населения.
Активизация деятельности Минюста в сфере методического руководства правовой работой министерств и ведомств повысит в итоге эффективность государственной властной и управленческой деятельности, направленной на улучшение жизни населения страны, и упредит значительную часть «управленческих бед» и премьер-министра, и президента, и парламента.

Г. ЖАЛКУБАЕВ,
независимый аналитик.

Добавить комментарий