Работа у них… взрывная

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Share on Google+
Google+
Print this page
Print

«Наша служба и опасна, и трудна», — многие  говорят  так  о своем роде занятий. И все-таки работа сапера  с уверенностью может открыть  список профессий, связанных с большим  риском, в чем убедилась группа журналистов, посетившая полигон  учебного центра «Ала-Тоо» при Министерстве обороны КР.

Жара стоит невыносимая, в горах  давно уже выгорела трава, шкала термометра приближается к 40 градусам. Хочется в тень, а ее не предвидится в радиусе нескольких километров.
Поэтому только удивляешься появлению странного субъекта в тяжелой — весом 45 килограммов — «марсианской»  экипировке. Боец  Улукбек Темирбеков, примеривший на себя необычное  «инопланетное» одеяние, попробовал даже сделать пробежку, что, конечно, удалось с трудом. Но по долгу службы необходимо как можно быстрее найти и обезвредить  неизвестное взрывное устройство, по легенде обнаруженное в здании. Несмотря  на скованность движений в таком костюме, сапер умело справился с заданием: разобрался  с тактико-механическими характеристиками, определил вид  заложенной бомбы и даже взорвал ее, предварительно удалив на  довольно большое расстояние.
— Как же  он в такую жару?.. Ведь все-таки 45 кг. А вдруг тепловой удар будет? — спрашиваем мы у  заместителя начальника Управления Главного штаба ВС КР полковника  Нурлана Алымкулова.
— Во-первых, костюм с кондиционером (в наших войсках их 4 комплекта), он  оберегает от осколков, ударной волны, выдерживает взрыв 2-3 килограммов тротилового эквивалента. Изготавливают такие костюмы  из кевлара — материала, изобретенного канадским ученым, эффективно поглощающего и распределяющего энергию от взрывных осколков и ударной волны. Забрало шлема сделано из пуленепробиваемого пластика. Во-вторых,  когда речь идет о спасении  жизней десятков или сотен людей, важных объектов, то об этом не думаешь, на первом месте  — работа, — ответил Нурлан Шаршенбекович.
— А как семья относится к вашей профессии? — продолжаем интересоваться.
— Она долгое время ничего не знала о том, чем я занимаюсь, но когда  догадалась — стала волноваться. Поэтому  все свое свободное время стараюсь проводить с семьей, у меня сын Амар, второклассник, который любит рисовать и, по-моему, военным быть не собирается, — делится  полковник Алымкулов, которому уже  приходилось принимать участие не в учебных, а в самых настоящих разминированиях в Сохе, Варухе, Чон-Алайском районе в 1999-2000 годах.
Целый месяц группа из двадцати  военнослужащих инженерного подразделения, прибывших из Кой-Таша и Токмока, оттачивала тонкое искусство сапера в соответствии с Планом подготовки органов управлений и войск на 2011 учебный год, а также в целях совершенствования и повышения полевой выучки. Оценить результаты и  приобретенные навыки саперного дела  прибыл  начальник инженерного управления полковник Зыябек Камчыбеков, который отметил, что цель учений — повышение профессионального уровня сотрудников Минобороны и подразделений по организации комплекса специальных, оперативно-боевых и иных мероприятий при проведении контртеррористических операций.
— Реалии на сегодняшний день таковы: террористическая угроза существует,  приходится считаться с этим, и мы должны сделать все возможное, чтобы  противостоять ей. У нас работают две группы: одна — на севере, другая — на юге, — объяснил начальник инженерного управления. — Почти каждый день разрабатываются  новые виды взрывных устройств, и наша задача — не только очень быстро  расшифровать их код, но предугадать наперед каждый шаг противника. Приходится предполагать дальнейшие возможные изобретения и то, как их обезвреживать. Мы должны быть на шаг впереди, только так можно одолеть грозного неприятеля.  Но работа сапера востребована и в мирное время.  Например, по весне  как-то  взорвали лед на реке Ала-Арче, чтобы при таянии не затопило близлежащие дома.
В ходе учебной операции бойцы продемонстрировали умение обнаруживать противотанковые и противопехотные мины, среди которых одна с очень страшным названием «черная вдова», осваивали порядок поиска самодельных бомб, обезвреживали и уничтожали найденные взрывные устройства.
Было ощущение, что все,  как на настоящей войне: миноискатели, бикфордовы (горят 1 см в секунду) и детонирующие (горят 8,5 километра в секунду) шнуры, приборы ночного видения, маскировка, окопы, блиндажи. Но ребята занимались не только поиском мин, но и их установкой  (на случай, если этого потребуют обстоятельства), например под  мостом. Незаметно два бойца подплыли к месту действия и закрепили там два устройства. И хотя мины были  учебные, со слабым зарядом, рвануло так, что на какое-то время мы оглохли, но порадовались тому,  что мост остался цел, ведь по нему нам надо было возвращаться в город. А настоящие взрывы мы все-таки увидели, правда, издали. Для нашей безопасности они прогремели в нескольких километрах от полигона, но все равно впечатлило.
Кто-то спросил: а не будет ли так, что обучат бойца,  а  он потом переметнется на сторону  террористов? «Издержки бывают в любой профессии, и непорядочные люди везде встречаются. Никто не застрахован. Бывает ведь так, что обучают спортсмена боевым искусствам, а он потом идет на улицу и обирает прохожих. Или врач, который давал клятву Гиппократа, занимается взяточничеством. Но это не значит, что все спортсмены или врачи становятся такими, есть настоящие профессионалы, любящие свою работу и делающие все во благо человека. Так и в нашей работе: из-за боязни, что кто-то может пойти не по тому пути, мы не можем прекратить обучение»,- объяснил полковник Камчыбеков.
На вопрос, бывает ли им страшно или уже привыкли, капитан Асылбек Мукашов и  начальник  полигона майор Аджухун уулу Марат ответили, что чувство страха есть всегда, к этому не привыкнешь, потому что всегда это ответственность не только за себя.  А еще саперам  необходима способность быстро принимать решения и сохранять спокойствие в самых экстремальных ситуациях, как это было при проведении операции по обезвреживанию бомбы в 110-м лицее. Работа сапера  схожа с работой нейрохирурга: решающими могут быть каждый миллиметр, каждая  секунда, настолько осторожно и быстро  нужно действовать.
Гульназ Мамасалиева,  врач, внимательно наблюдавшая за учениями, вздохнула с облегчением: сегодня обошлось без происшествий и несчастных случаев, слава Богу.  Напоследок военнослужащие угостили журналистов, прошедших вместе с саперами весь  нелегкий путь,  обедом, приготовленным в полевых условиях. И надо сказать, что это было необыкновенно вкусно.

Немного истории:
Название профессии пришло из французского языка, в переводе слово означает «проводить подкопы». Понятие возникло в XVII веке. Тогда так называли рабочих или солдат, обязанностью которых было делать подкопы и производить разрушения крепостных сооружений противника при осадах. Во французский язык слово попало из итальянского («zappa» — лопата, мотыга). Ну а если до конца быть справедливыми, то родоначальниками саперного дела были китайцы, которые задолго  до всего этого изобрели порох.  В военный язык тоже проник термин «сапа», и появилось выражение «тихая сапа» — работы, которые ведутся с особой осторожностью, без шума, чтобы подобраться к противнику незаметно, в полной тайне.  А в невоенной теме применяют его только по отношению к какой-либо предосудительной деятельности — всяким интригам, козням и «подкопам».
Вот сколько нового узнали мы за один день военной жизни.

Галина МИХАЙЛИНА.
Фото автора.

Добавить комментарий