Холодное лето шестнадцатого года

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Share on Google+
Google+
Print this page
Print

С его момента прошло 95 лет. О том, что значит  это  восстание в исторической судьбе кыргызского народа, рассказывает выставка фотографий, документов, предметов быта, открывшаяся в Государственном  национальном историческом музее при содействии Министерства культуры и информации.

Выставку посетили  Эмиль Каптагаев,   советник при Президенте КР,  Кожогельды Кулуев, заместитель министра культуры и информации,  известные историки, ученые, деятели культуры и искусства.
«Восстание 1916 года — одна из самых трагических страниц кыргызского  народа.  Нет семьи, которой бы не коснулись эти печальные события прошлого, — рассказывает смотритель музея Нураим  Турдалиева. — Мой дедушка Раимбек был в числе повстанцев и потом, после подавления восстания карательными отрядами царской армии, бежал в  Китай, но не дошел — погиб в пути».
По словам научного сотрудника ГИМ КР Риты Магометовой, к этому времени на территории Средней Азии  настолько обострились этнические и религиозные различия между коренным и переселенческим населением, что чаша терпения переполнилась. Военно-административная, земельно-водная и налоговая политики царизма  тяжким бременем легли на простой народ. Несправедливость заключалась  еще и в том, что переселенцы освобождались от уплаты податей и повинностей на пятнадцать- двадцать пять лет, могли получить ссуду на обустройство, а в конец измученные  местные жители  были обложены многочисленными непосильными налогами.
Тем далеким летом вышел указ о мобилизации на тыловые работы мужчин от 19 до 45 лет,  и это стало последней каплей. Доведенные до отчаяния, кыргызы ответили всеобщим протестом, перешедшим в вооруженное восстание, которое началось 4 июля 1916 года в городе Ходженте Самаркандской области, охватив территорию всего Туркестана. Эпицентром событий стало Семиречье северного Кыргызстана. Руководили действиями феодалы и муллы, но основной движущей силой был, конечно, народ.
Силы  повстанцев  оказались неравными против карательных отрядов царской армии, и  восстание жестоко подавили. Спасаясь от геноцида и поголовного уничтожения, кыргызы осенью этого же года начали беспорядочный  исход в Китай через перевалы Акогуз, Бедел, Когурум, Кайчын, Барскоон, Сарыжаз, Жаак, Соок, Тургон, Чункурчак, Узонгукууш и многие другие, бросая родные земли, нажитое имущество. Многие погибали от голода и холода, не успев добраться до спасительных мест. Среди них были старики, женщины и дети. Это время в народе назвали «Yркїн», что значит «Смятение».
В ходе восстания погибло более 200-300 тысяч человек и более 320 тысяч бежали на чужбину. Население северного Кыргызстана сократилось почти вдвое (на 40%). Невзирая на итоги, восстание послужило мощным импульсом к пробуждению национального самосознания, дальнейшей борьбе за освобождение. По своему характеру оно было антиколониальным, освободительным движением, ставшим прогрессивным событием в истории  кыргызского народа и ни в коем случае не националистическим. Потомки переселенцев из рассказов дедушек и бабушек помнят, как накануне восстания многие кыргызы приходили к своим русским, украинским, белорусским соседям и предлагали им  спрятаться в укрытиях. Они понимали, что во всем, что произошло, виноваты не сами переселенцы, а политика царской власти, хотя  бесчисленные жертвы были и в том,  и в другом случаях.
На выставке собран богатейший материал архивных снимков, документов, вещей погибших и бежавших в соседнюю страну, найденных на стоянках. Здесь предметы быта кыргызов и русских: чайники, самовары, прялки, детские колыбельки, одежда, посуда. «Мы даже воссоздали  такую стоянку кыргызов на пути в Китай,- продолжает  рассказ Рита Магометова. — Конечно, собирали по разным архивам, музеям, иногда приносили люди свои семейные реликвии. Вот одна женщина принесла картину, где трагедия народа налицо: замерзший ребенок в люльке, сломанный  тундук, торчащий из снежного сугроба, личный скарб отправившихся в Поднебесную».
А в центре зала — композиция, которую сделали сотрудники музея:  за темной вуалью высоко подвешенный тундук, от него спускаются голубые ленты как символ свободного неба, где летают самые мирные птицы — голуби, а внизу,  среди камней, — деревце, на котором множество  цветных  полосок ткани как  память о том, что не будет забыто никогда…

Галина МИХАЙЛИНА.

Добавить комментарий