И снова о языке

Говорят, после драки кулаками не машут. Поэтому мы вновь и вновь пишем о принятом Жогорку Кенешем проекте закона № 9908 «О внесении дополнения и изменений в некоторые законодательные акты Кыргызской Республики» (в Кодекс об административной ответственности, Закон «О государственном языке Кыргызской Республики») до тех пор, пока еще есть смысл. Вот и сегодня предпринимаем еще одну попытку в надежде хотя бы на этот раз быть услышанными парламентариями.

Вообще, сколько существует этот документ, столько не утихают споры вокруг него. И дело вовсе не в том, как пытаются представить инициаторы, что кто-то против кыргызского языка, а в том, что для граждан, в особенности для госслужащих, вводятся новые препятствия, ответственность и предусматривается административное наказание. Вполне естественно возникает вопрос: а насколько такое ужесточение правил необходимо, оправданно и правомерно?

Во всяком случае, мы тоже за правильную речь, письмо и переводы на кыргызский, мы тоже за знание его как можно большим количеством людей, в особенности госслужащими. Но законотворцы, на наш взгляд, предлагают не те механизмы и не в том виде, в каком они могут быть полезны. Проект, как мы уже писали, несовершенен.

Сейчас мы попытаемся подтвердить наши слова и суммировать некоторые мнения, звучавшие с тех пор, как стало известно об инициативе нардепов.inf044

В интервью «Азаттыку» одна из авторов документа, Урмат Аманбаева, отметила, что закон не коснется госслужащих среднего и низшего звеньев, кроме того, подчеркнула, что он не предусматривает штрафы за незнание государственного языка. Штрафовать будут авторов наружной рекламы, в которой при переводе на госязык допущены ошибки.

Изменения и дополнения в Закон «О государственном языке КР» скорее «репрессивные», чем «поощряющие». Об этом агентству «Кабар» заявила директор Института иностранных языков Кыргызско-Турецкого университета «Манас» профессор Замира Дербишева. «Законопроект больше «принудительный». Нам же необходимо заложить в него и «поощряющие» меры», — считает профессор.

Депутат из фракции «Ар-Намыс» Дастан Бекешев сказал «Фергане. Ру»: «Да, этот законопроект действительно противоречит Конституции. Более того, у нас есть Закон «Об официальном языке КР». Если мы принимаем эти поправки в Закон «О государственном языке КР», то нужно отменить Закон «Об официальном языке КР» и внести поправки в Конституцию. Но ее нельзя менять до 2020 года, и придется жить с тем, что есть».

Его коллега из фракции «Ата Мекен» Наталья Никитенко поделилась со «Стан ТВ» своим мнением: «Вопрос развития государственного языка поднимают совершенно справедливо, на мой взгляд. Я тоже считаю, что долгое время недостаточно внимания уделялось его развитию, наполнению, поддержке. С концепцией законопроекта вполне согласна. Но с предложенными в нем механизмами не могу согласиться, поскольку эти поправки, по-моему, не способствуют развитию госязыка, то есть наполнению, содержанию, подготовке необходимой литературы, методических пособий, подготовке преподавателей или не нацелены на улучшение системы преподавания. Вместо этого предлагаются поправки, которые вводят новые требования для целого перечня государственных служащих, а именно: сдавать экзамен на знание языка. Я считаю, эта норма преждевременна именно потому, что работа по развитию госязыка не была эффективно проведена. И если ее срочно ввести в действие без подготовки, она может больше навредить, поскольку станет инструментом возможного выдавливания неугодных с должностных позиций. И это коснется необязательно представителей этнических меньшинств, людей другой национальности, а разных граждан. Ведь что такое экзамен? Это очень субъективная оценка. Тем более инструментарий для такого экзамена на сегодня, насколько я знаю, не разработан. Мы видели, как проходили экзамены на знание языка кандидатов в президенты. Я думаю, граждане согласятся: было много нареканий. Люди, которые, на взгляд многих, хорошо владеют кыргызским, провалили проверку. В перспективе нужно об этом говорить, но к этому нужно готовиться».

«Ничего плохого в  законопроекте нет, — сказал по этому поводу «Вести. kg» еще один депутат ЖК — Омурбек Абдырахманов. — Проблемы рано или поздно возникли бы у чиновников, не знающих госязыка. Однако никаких карательных мер применять нельзя».

Директор юридической компании «Бюро правовой поддержки» Эркин Саданбеков поделился с Kloop.kg таким мнением: «Как будет весь этот механизм работать, в частности, наложение административных штрафов? Кто будет их накладывать? В каком размере? Русский язык как язык судебного делопроизводства прописан в международных договорах, подписанных правительством Кыргызской Республики. Главы правительств государств-участников СНГ подписали Минскую и Кишиневскую конвенции «О правовой помощи и правовых отношениях по семейным, гражданским и уголовным делам», согласно которым рабочим языком является русский. Поэтому принятие Кыргызской Республикой закона об обязательном введении государственного языка в делопроизводство может создать дополнительные неудобства при внешних сношениях между правоохранительными и судебными органами государств-участников СНГ. Пострадают этнические меньшинства.

Мы, юристы, можем сказать: да, здесь действительно напрямую нарушаются конституционные права граждан. Давайте возьмем Уголовно-процессуальный кодекс, там прописаны права и обязанности подозреваемого, обвиняемого и подсудимого. В статье 40, а также  42 четко и ясно прописано, что они вправе давать показания на родном языке, а также на языке, которым владеют».

В январе на публичных дебатах в Бишкеке на тему «Необходимо форсированное внедрение кыргызского языка во все сферы жизни», организованных Мастерской слова и снятых холдингом «Азаттык медиа», председатель политпартии «Эркин эл» Мавлян Аскарбеков пытался убеждать: «Законопроект направлен не на ущемление какого-либо языка —  английского, русского или узбекского, а на укрепление позиций кыргызского. Если человек хочет работать в государственных органах, политические должности занимать, то, пожалуйста, знайте кыргызский язык, русский обязательно, так как вы будете непосредственно взаимодействовать с населением».

Расул Кадралиев, консультант в области финансового и управленческого учета и оптимизации бизнес-процессов, тогда оппонировал ему: «Я уверен, что закон будет мертворожденным, потому что с уровнем коррупции в нашей стране, взяточничества он так и останется на бумаге, как многие до него, как закон о запрете курения в общественных местах. Он может  применяться точечно для дискриминации каких-то отдельных людей в верхах власти, но не изменит ситуацию с кыргызским языком в стране, так же, как не изменит ее и исправление Конституции. Язык — это часть культуры. Его нельзя сделать богаче, заставить развиваться приказом  министерства”.

На той же дискуссии глава общественного фонда «Айтыш», экс-заместитель омбудсмена Садык Шер-Нияз заявил: «Плохой закон — это враждебный акт тому государству, в котором мы живем, и у меня есть очень большие сомнения, что предлагаемый депутатами проект — хороший. Его нужно во многом переосмыслить, потому что мы, решая все мечом, можем вызвать серьезные сдвиги в жизни общества».

А теперь резюмируем. Во-первых, как мы уже писали, в законопроекте №9908  указано: «Неисполнение государственными органами требований законодательства о государственном языке влечет наложение административного штрафа», нигде не написано «только касающихся текстов наружной рекламы». Так что Урмат Аманбаева либо сознательно вводит общественность в заблуждение, либо сама не знает, какой документ проталкивает. Аналогичным образом пытались убедить всех в его безвредности, напомню, и торага ЖК, и Нацкомиссия по госязыку.

Во-вторых, да, мы согласны с тем, что нужно побуждать граждан изучать кыргызский язык. И тут правы и Наталья Никитенко, и Омурбек Абдырахманов, и Мавлян Аскарбеков. Но авторы законопроекта прописали необходимость введения его в действие со дня официального опубликования. То есть, не давая возможности госслужащим, да и другим подучить язык, сразу начать карать людей за то, что они росли и учились в Советском Союзе, где государственным языком был русский и изучение кыргызского не входило в образовательные программы, и за то, что потом из-за необходимости работать и кормить семьи не было времени ходить на курсы. И потом, любой знает, что, с одной стороны, взрослым не так легко дается обучение, как детям, с другой — что бытие определяет сознание, то есть для знания языка необходима практика. Судьбу не выбирают, и инициаторы законопроекта хотят дискриминировать других только потому, что сами имели счастье родиться представителями титульной национальности и расти в кыргызскоязычной среде.

Да, сейчас госслужащих начали бесплатно обучать государственному языку прямо на рабочем месте — честь и хвала тому, кто это затеял! Так давайте подождем результатов годик-другой, проведем пробный экзамен, посмотрим на результаты… И вообще, я за то, чтобы проверить знания и самих нардепов: пусть они подают пример.

В-третьих, мы также против правового нигилизма и не хотели бы думать, что закон не заработает, а если и станет, то избирательно, для «возможного выдавливания неугодных». Но ведь свежо воспоминание о том, как именно экзамен на знание кыргызского позволил вывести из игры на президентских выборах имевшего тогда большой авторитет у избирателей Феликса Кулова!

И потом, разве не сами парламентарии способствуют правовому нигилизму, напрочь игнорируя Конституцию? А это проявляется в том, что они предлагают государству не гарантировать  отсутствие в Кыргызстане препятствий для использования на его территории других языков и создания представителям всех этносов условий для изучения и развития родных языков. Тут хочется напомнить, что вообще-то Основной закон обладает высшей юридической силой, поэтому нужно будет руководствоваться именно его нормами, а не Закона «О государственном языке КР». Это уже в-четвертых.

А в-пятых, приведенные здесь цитаты — лишь малая часть дискуссий. Но разработчики мнение общественности просто-напросто проигнорировали.

И, наконец, хочется сказать: не все ли равно, на каком языке будет говорить чиновник, лишь бы приносил пользу стране. Вот в соседнем Узбекистане на пост вице-председателя Государственного комитета связи, информатизации и телекоммуникационных технологий назначен гражданин Республики Кореи Ким Нам Сок, до того в родной стране бывший вице-министром Государственного управления и безопасности. В солнечной республике он займется созданием «электронного правительства». Власти Узбекистана выбрали Южную Корею в качестве партнера по развитию такой системы, поскольку эта страна в течение многих лет является лидером рейтинга ООН по использованию информационных технологий в госуправлении. А Ким Нам Сок как раз руководил созданием «электронного правительства» в Стране утренней свежести. А мы, вместо того чтобы тоже пытаться заполучить высококлассных специалистов из-за рубежа, чиним препятствия собственным?..

Алия МОЛДАЛИЕВА.

Фото из Интернета.

"СК"

Издательский дом "Слово Кыргызстана"

Добавить комментарий