Main Menu

Как сыновья датки помогли Габриэлю Бонвало

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Print this page
Print

Непредсказуемо порой пересекаются судьбы совсем разных людей. Именно такое произошло в Туркестане в конце позапрошлого века. Дорогим гостем сыновей Алайской царицы стала весьма  известная персона другого континента.

А речь идет о неисправимом романтике, влюбленном в Азию, путешественнике,  подданном Франции Пьере  Габриэле Бонвало (Bonvalot). Его имя, которое  иногда пишут по-русски — Габриэль Бонвалот, своего рода синоним тяги западного исследователя на Восток. Этого искателя  приключений считают едва ли не первым из европейцев, кто добрел по  горным тропам Памира в Индию, да еще зимой. Дело было в 1886-1887 годах. По поручению французского правительства наш герой с  группой единомышленников пересек Центральную Азию, отправившись из  грузинского города Батума через Персию и Туркестан к берегам Инда. На том опасном и полном превратностей пути пилигримы встретились с сыновьями Курманджан датки. По возвращении в Париж путник оставил накопленные в дороге впечатления в одной из своих книг  «Путешествие через сердце Азии — Памир — в Индию».
Спустя сто с лишним лет, в 2011 году, вышеупомянутые путевые заметки   были изданы в Бишкеке на русском языке стараниями нашей  соотечественницы Розы Кулдаевой-Винслоу. Она перевела заметки с  английского, а в предисловии поведала читателю о своей интересной  находке: «Меня всегда интересовала история Средней Азии. Занимаясь исследованиями в одной из старейших библиотек университета  Оксфорда (штат Миссисипи), я совершенно неожиданно наткнулась на книгу, изданную в 1889 году в Париже и позже переведенную на английский  язык».
В стане алайских кыргызов
На пути в Индию французским пилигримам  довелось стать гостями Курманджан датки. Члены экспедиции встретились с ее сыновьями.   Произошло   это перед тем, как путники подходили к  Памиру через Алай, одолевая один из самых сложных участков пути. Что интересно, с младшим сыном родоправительницы — Камчибеком — Габриэль, как выяснилось, уже встречался раньше, когда тот с братьями приезжал с визитом к губернатору Ферганы. Последняя же встреча  путешественника с Камчибеком произошла за девять лет до трагической гибели сына датки, казненного, как известно, 3 марта 1895 года в Оше.
Зимой же 1886-го «алайский принц» дал путникам несколько дельных  советов, как благополучно преодолеть перевал. По словам Бонвалота, Камчибек  посоветовал: «В Талдыке не так уж много снега. Когда пройдете Каракол, следуйте вдоль ручьев и постарайтесь избегать встреч с жителями Назирсахиба, которые занимаются грабежами. Кроме того, они сразу же  известят афганцев о вашем прибытии. И будьте осторожны у китайских  постов Ран Коля».
Именно по совету Камчибека путешественники продали  своих коней и купили более надежных в тех условиях алайских лошадок. Далее группа  основательно подготовилась к памирским морозам, которые, по  словам Бонвалота, «ничем не лучше сибирских». В этом месте повествования  содержится ценный этнографический материал, поскольку автор со знанием  дела описывает традиционные зимние обувь и одежду алайских кыргызов.
Путешественникам пришлось потратиться и на всякого рода подарки. «Мы усвоили главную заповедь любого путешественника — необходимо  держать в одном кармане оливковую ветвь, а в другом — пистолет. В  качестве оливковой ветви у нас были в запасе туркестанские халаты — так  называемые чапаны, чай и сахар. Кыргызы очень уважают такие  подарки».
В книге автор не поскупился на описание жизни и быта алайцев и даже  системы их самоуправления: «Кара-кыргызы Алая управляются четырьмя  избранными главами. Все они являются родными братьями и с большим  почтением относятся к своей матери». Скорее всего, как отмечает в сноске  переводчик текста, здесь речь идет о Курманджан датке и ее сыновьях —  Махмудбеке, Хасанбеке, Батырбеке и Камчибеке.
К слову, путешественник успел достаточно хорошо ознакомиться с  некоторыми обычаями и даже языком местных кыргызов.  В путевых заметках читатель найдет упоминание о ежедневном утреннем намазе — исламской молитве кочевников-мусульман, а также об используемых ими  поговорках.
…Но вернемся к описанию памятной встречи алайцев с Бонвалотом. По его  словам, «братья получили от местных властей полномочия по сбору налогов.  Они пользуются большим авторитетом и уважением среди местного  населения и имеют большое влияние на царскую администрацию. По нашей  просьбе братья прибыли в Ош для встречи и обсуждения нашего  путешествия».  Главным консультантом  экспедиции по совету  братьев стал Сыдык, один из джигитов старшего сына Курманджан датки — Абдуллабека, который, по словам автора заметок, в свое время сражался  против генерала   Скобелева, потерпел поражение, бежал в Кабул, где и умер. Сыдык, верный соратник Абдуллабека, сопровождал его на протяжении всего  пути в Афганистан через Памир.
По совету Сыдыка путники в начале марта начали опасное восхождение. Через два дня члены экспедиции двинулись к перевалу Ак-Босого,  расположенному у подножья горного хребта Талдык, и благополучно добрались до Алая. Назвав  эту местность «шлагбаумом на подступах к Памиру», Г. Бонвалот не забыл  указать вершины Кауфмана и Кызыл Акын. Не пожалел он  ярких эпитетов для описания открывшейся его взору картины: «Все вокруг  переливается и сверкает, снег искрится, как роскошная бриллиантовая  россыпь, в которой отражаются миллионы солнечных лучей. Из-под ног поднимаются клубы снежной пыли, как золотистая россыпь драгоценных  камней».
Испытание
Памиром
Как бы то ни было, члены экспедиции 23 марта миновали Ляйляк, побывав  на «летнем стойбище кара-кыргызов». Там на следующий день они отпустили часть своих провожатых-кыргызов восвояси. «Ребята  все это время хорошо служили нам, но подошло время отправлять их назад. Мы щедро отблагодарили их, устроив пышный ужин.  Лидер группы кыргызов по имени Баиш, молодой и энергичный, попросил у  меня «кагаз» — бумагу о  хорошей службе. Они  хотят двинуться назад, пока  снежный шторм не закрыл путь к Алаю. Я с удовольствием  дал ему эту бумагу, а также передал письма  к своим друзьям. Кроме того, раздали всем  подарки за хорошую службу…  Мы пожали им руки, тепло попрощались, и вскоре они тоже исчезли из виду. Их  уход вызвал у нас глубокую печаль. Мы всем сердцем прикипели к  этим  мужественным, смелым и отчаянным людям».
Добавим, что во многом благодаря помощи алайцев Габриэль Бонвалот благополучно добрался  до Индии: 26 мая достиг Читрала и повернул к  Мастажу. А через три месяца был уже в Кашмире.
Встреча с алайцами осталась в богатой на приключения жизни французского путешественника одним из наиболее ярких и самых запоминающихся эпизодов.

Владимир ПЛОСКИХ,
академик.






Related News

Вспоминая Айтматова

ПоделитьсяFacebookTwitterVKPrintЗавтра в Малом зале Национальной академии наук состоится вечер памяти «Слово об Айтматове: великая личностьRead More

Бизнес и государство — партнёры

ПоделитьсяFacebookTwitterVKPrintПрошёл круглый стол, посвящённый теме «Государственно-частное партнёрство и бизнес: сотрудничество или соперничество?»

Добавить комментарий