Мотор заглох, но вспахано дай Боже! Памяти Акуна Токтосартова

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Share on Google+
Google+
Print this page
Print

«Не так давно ушел из жизни Акун Токтосартов — человек, сделавший неизмеримо много не только  для культуры, но и для просвещения, высшей школы. Он приходил иногда  в университет, и мы слушали его с огромным интересом… Он, между прочим,  выпускник нашего вуза.  

Дорогая редакция! Как бы сделать так, чтобы в одном из номеров вашей газеты появился  обстоятельный материал об Акуне Токтосартове. Нам, студентам, очень нужно знать о таких людях, положивших  свои жизни на алтарь развития  родного Кыргызстана.

Группа студентов — старшекурсников филфака КНУ имени Ж. Баласагына».

3    Редакция газеты выполняет просьбу  студентов главного вуза республики, а  взяться за перо мы попросили старейшего журналиста Центральной Азии Аркадия Иосифовича Битюкова.

Он похоронен на северо-западном взгорье селения Байтик, расположенного в нескольких километрах от Южной автомагистрали Бишкека.

Вполне правомерно ожидать, что будущий надгробный памятник развернется так, что лицо нашего соотечественника из мрамора или гранита будет  обращено к могучему кыргызскому хребту, за которым параллельно один за другим возвышаются его младшие собратья, хранители своих подножий, переходящих в бескрайние долины.

Сказать, что Акун  любил Кыргызстан, значит, не сказать ровным счетом ничего. Весь смысл своего пребывания в родном краю, все содержание труда, все воодушевляющие радости были неотделимы от осознанного и  неослабевающего служения людям. И как бы шаблонно ни звучали эти слова, но  именно в них правда, суть и значимость угасшей личности. Все природные данные, все, что было в нем добротного, ценного, он до самого   донышка отдал республике, ее культуре, искусству, нашим творческим организациям, учреждениям, совершенствованию их деятельности и возрастанию роли в обществе. И сегодня надо заявить твердо и недвусмысленно:  результаты его устремлений впечатляющи.

Так сложилось, что на протяжении многих лет мы с Акуном Токтосартовым трудились в обширной сфере идеологии на одном  участке и, как говорят,  в одной упряжке. Нашим отношениям было присуще полнейшее взаимопонимание. Всегдашнее совпадение оценок происходящих событий полностью исключало возникновение  каких-либо противоречий. И хотя дела чаще всего требовали весьма ответственного подхода и немалых  усилий, нам вместе  работалось легко и с явным удовольствием. И скорее всего поэтому до самого последнего времени, вплоть до его тяжелого заболевания, мы продолжали сотрудничать, строить заманчивые, но вполне реальные планы.

2Кончину единомышленника и друга я воспринял как потерю члена  семьи. Она надолго повергла меня в состояние подавленности, скорби и  тоски.

…Я и раньше  много раз испытывал горячее желание публично высказать свое суждение об Акуне Токтосартове. Однако когда предоставлялась такая возможность, как-то получалось так, что приходилось ограничиваться  какой-то одной стороной его деятельности, связанной по большей части с  тем или иным проводимым тогда мероприятием или с очередной круглой датой в области культуры.

Оговорюсь сразу. Такими чертами характера, которые были присущи Акуну Токтосартову, обладает немало наших соотечественников. Так почему же мы продолжаем испытывать явный дефицит в людях, действительно врастающих  в родную ниву, не только умеющих виртуозно владеть серпом, но и хорошо знающих что, где и когда сеять, как привлечь сотоварище в поле,  как по-хозяйски собрать урожай и как разумнее его использовать?

Так вот, в Акуне Токтосартове во всю силу было задействовано то качество, которое в недавнем прошлом мы называли словом  «общественник». Сейчас  этот термин задвинут в дальний угол и почти утратил прежнюю отчетливость звучания и вызываемую им почтительность.  Такая дискриминация не только крайне несправедлива, но и вредна для общества, так как любой неравнодушный гражданин, обрубивший связи с общественностью, и при социализме, и при рыночной экономике не может, вернее, не должен выбиваться ни  в депутаты, ни в мэры, ни тем более в главы областей и государства. Взаимное   знание и понимание сторон должны быть максимальными.

1Акун Токтосартов едва ли не круглосуточно находился среди людей, общался с представителями организаций и учреждений, руководителями министерств, известными деятелями науки и культуры. Эти нескончаемые контакты были вызваны вовсе не занимаемыми им должностями. Они составляли существенную сторону его натуры, были потребностью и призванием,  вросшими в него с младых ногтей.

Конечно, из только что сказанного сразу же  возникает вопрос: а во имя  чего практиковалась такая неуемная близость к людям, в чем был ее  смысл? Ответ на него побуждает меня прежде всего подчеркнуть и другое  свойство личности Акуна Токтосартова. Это был, если можно так       выразиться, государственник в лучшем смысле этого слова.  Именно эти два первостепенных качества — общественник и государственник, слившись воедино, сформировали такую крупную фигуру, которую без малейших колебаний следует отнести к числу истинных патриотов Кыргызстана. И тут не будет никакой натяжки.

То, что сделано Акуном Токтосартовым для культуры республики, так  объемно и значимо, что даже простое перечисление наиболее  важных итогов его деятельности потребовало бы немалой газетной площади.

Однако здесь нельзя не подчеркнуть главное, а именно: мысль, что  фундаментом любого народа, любого государства как единого целого  являются не тот или иной общественно-политический  строй, не какие-либо властные структуры и партии, а единые духовные ценности, сформировавшиеся и безотказно работающие в течение многих столетий. Народы всех стран всегда гордились и гордятся прежде  всего масштабными, неувядающими достижениями в области культуры.

5Именно эта идея «единолично» определяла смысл и основные направления многообразной деятельности нашего покойного соотечественника. Суть  всех своих задач и сверхзадач он видел в том, чтобы развивать, развивать и еще раз развивать все составные части художественной культуры  Кыргызстана. Родными сестрами этой цели были  неустанная забота о поддержке  творческого духа и оптимизма у деятелей искусства, создание для их труда благоприятных условий.

Другую такую же долговременную задачу Акун Токтосартов видел в необходимости создания  художественной  летописи событий и явлений, в частности, образных документальных свидетельств плодотворной деятельности известных мастеров искусства и литературы. Он отлично понимал, что при отсутствии общественной памяти о прошлом не может быть  и речи о преемственности поколений, а значит, и о каком-либо прогрессе страны.

Забегая вперед скажу, что в этой части итоги труда Акуна Токтосартова особенно впечатляющи и наглядны. Заслуживает отдельного обстоятельного освещения его издательская  деятельность. Вышли в свет двухтомник об Исхаке Раззакове, собрание сочинений Чингиза Айтматова в восьми томах. Это, как я выяснил в библиотеках Бишкека, самое всеохватное издание сочинений нашего выдающегося  современника на его родном языке. Поступил к читателям ряд других изданий, в числе которых, к примеру, книга Сооронбая Жусуева «Курманжан датка», снято четыре документальных фильма о состоянии культуры республики.

Общественность Кыргызстана одобрительно отнеслась к инициативе Акуна  Токтосартова издать книги «Руханият», «На крыльях духовности»,  «История судьбы», «Время и люди», в которых подавляющее большинство страниц отведено изложению основных сведений  об известных  представителях республики, лауреатах международной премии «Руханият», о многих зарубежных  друзьях нашей страны. Не подлежит сомнению, что эти достоверные свидетельства о людях с их фотографиями с каждым годом будут представлять все  большую ценность для новых поколений кыргызстанцев. Здесь уместно отметить и такой весьма красноречивый факт: на издание упомянутых книг, производство фильмов, как и на проведение многих других    дорогостоящих мероприятий, государственной казне ни разу не пришлось раскошелиться.

А между тем  невозможно представить, сколько приходилось прилагать  усилий, тратить средств и нервного напряжения,  проявлять  организаторской смекалки, чтобы  находить выход  из, казалось бы, безвыходного положения и в конце концов все же обеспечить успешное завершение серьезности проекта, задуманного, кстати, не в  интересах отдельных частных лиц, а предназначенного для всего общества.

4Одним словом, я не знаю другой общественной организации в Кыргызстане, которая с таким размахом, так осмысленно и последовательно проводила  бы работу республиканского значения, выделяя на это свои средства,  полученные в результате предпринимательской деятельности. И в этом еще одна уникальная  особенность ассоциации «Руханият»,  заслуживающей всяческой государственной и общественной поддержки.

Что касается оснований для давно назревшего потепления взглядов на ассоциацию «Руханият», то их более чем достаточно. Из многочисленного перечня дел назову лишь некоторые из тех, «статус» которых был и остается на государственном уровне: презентация Конституции и Кыргызской Республики в оперном театре; проведение торжественного вечера, посвященного 125-летию Токтогула, в Москве;  юбилеи Исхака Раззакова, Чингиза Айтматова;  1000-летие эпоса «Манас»; завершение строительства комплекса «Манас айылы» и множество других, не менее важных  и предельно ответственных.

Восстанавливая в памяти эти события, я вдруг словил себя на простой и бесспорной мысли:  а могли ли высшие власти Кыргызстана доверить проведение  таких особо знаменательных мероприятий, вступление в словесные, хотя бы и краткие, контакты с главами зарубежных стран Акуну Токтосартову, не будь он  человеком основательным, надежным, грамотным и соответственно подготовленным всей своей предыдущей деятельностью? Они бы даже не рассматривали такую кандидатуру.

Разумеется,  впечатляющий организаторско-творческий потенциал Акуна Токтосартова не упал с неба. Что-то было заложено в него от рождения, что-то стало результатом серьезного отношения к образованию и работе. Вместе с тем однозначно благотворное воздействие на формирование  его как личности оказали те люди, с которыми  он постоянно и тесно  общался  по службе и общественным делам.

Не знаю, была ли это обыкновенная «везуха» или какое-то собственное  чутье на основательных соотечественников. Так или иначе судьба проявила к Акуну Токтосартову невиданную щедрость, а он — недюжинную проницательность и разумную цепкость. Однажды встретившись с основательным человеком, он уже никогда не прекращал с ним общения или  слаженных действий.

Его трудовая молодость прямо-таки счастливо пришлась на те годы, когда еще с ощутимой отдачей трудились умудренная Кулуйпа Кондучалова, классики Аалы Токомбаев, Тугельбай Сыдыкбеков, Гапар Айтиев, Суюнбай  Эралиев, Калый Молдобасанов…

Акун Токтосартов, занимая в области культуры определенные должности, постоянно контактировал с этими и многими другими выдающимися кыргызстанцами, вбирал и вбирал в себя все самое  ценное из их богатого жизненного и творческого опыта. Позднее он «сошелся» с общепризнанными знатоками своего дела, людьми высокой  образованности и эрудиции: академиками Аскаром Какеевым, Джамином Акималиевым, Мирсаидом Миррахимовым, Алмазом Алдашевым…

Что касается отношений Акуна Токтосартова с Чингизом Айтматовым, то для их обстоятельного освещения  потребовалась бы отдельная глава. Их уровень и характер таковы, что они вполне могут служить образцовой  моделью  взаимоотношений между каждым выдающимся художником и каждым из тех, кто отдает всего себя актуальнейшему ныне делу приобщения   соотечественников к непреходящим ценностям культуры.

Чингиз Айтматов находил время для подробного ознакомления с многообразной деятельностью ассоциации «Руханият», горячо поддерживал ее решения, неоднократно выступал со статьями о ее значении  для   культуры и роли в организации мероприятий ее президента Акуна Токтосартова. Хотелось бы со всей определенностью сказать, что подобные отношения двух  или более кыргызстанцев, конечно же, вполне реальны, несомненно плодотворны и должны приветствоваться всюду и на всех уровнях.

Так сложилось, что Акун Токтосартов, осознанно  или нет, по многим  существенным сторонам жизни современного общества успешно усваивал  и применял аксакальскую мудрость Чингиза Айтматова.

Проявив редкую сдержанность, проницательность и порядочность после распада Союза, он не стал направо и налево костерить советские порядки и громогласно заявлять о предстоящей привольной жизни в условиях независимости.

Безоговорочно приняв предельно простую, но, по сути, гениальную истину, что корни всего настоящего так или иначе уходят в прошлое, Акун Токтосартов все свои усилия направлял на бережное сохранение и толковое использование всего ценного, что было создано до этого талантливыми кыргызстанцами в искусстве и литературе. Первое время продолжали  проводиться межреспубликанские и международные фестивали, смотры, конкурсы, выставки… Однако он предчувствовал нарастающее  неблагополучие, и ему не терпелось вмешаться в печальный процесс затухания высокопробного искусства. Зажав мягкость своего характера, он учредил ассоциацию «Руханият» и сразу  на международном уровне четко обозначил ее особое предназначение — содействовать возрождению духовности.

Вот теперь он весь, по самую макушку, оказался в  родной стихии, расправил плечи и действовал уже без оглядки.

Разумеется, было немало и таких представителей интеллигенции, которые  считали, что век этой ассоциации окажется таким же коротким, как и у  многочисленных других свежеиспеченных общественных организаций.

Но вот поди ж ты! Акун Токтосартов заложил в свое детище такой заряд энергии и так  организовал его работу, что оно функционирует с доброй  отдачей уже более двадцати лет. Причем занимается  не обычными хозяйственными делами или вопросами, касающимися лишь отдельных категорий граждан, а тем, что так или иначе входит в круг интересов всех соотечественников.

Те новшества, что уже успела внести и закрепить ассоциация, очень весомы и, несомненно, впишут добрую страницу в историю культуры Кыргызстана.  Чего стоит, к примеру, тот факт, что со времени образования «Руханията» произошли существенные изменения во взаимоотношениях органов государственной власти и учреждений искусства. Говоря коротко,  суть этих принципиальных изменений заключается в том, что теперь  верхним этажам стало особенно сложно пренебрегать голосом опытных профессионалов,  уважаемых представителей общественности.

Было бы своевременно, правомерно и справедливо присвоить ассоциации  «Руханият» имя ее создателя — беззаветного деятеля культуры Акуна  Токтосартова.

Все, кто давно трудится  на разных участках культуры республики, хорошо понимают, что такой продолжительный «трудовой стаж» ассоциации  «Руханият», особенно если учесть ее негосударственную  категорию, был бы просто невозможен, не обладай ее президент счастливым сочетанием непреклонной воли, приобретенных данных и подкупающей интеллигентности.

Самым благоприятным образом, к примеру, сказалось на деятельности Акуна Токтосартова то обстоятельство, что, прежде чем быть посаженным в  министерское кресло, он трудился чуть ли не на всех нижестоящих должностях аппарата Министерства культуры, да к тому же не по одному-два года.  Так что по степени знания всей системы и ее кадрового состава ему  не было равных.

Создавая ассоциацию «Руханият», он хорошо знал ее базу, цели и перспективы. Со временем значительно поднялся уровень проводимых ею мероприятий, расширилась их география. Были, к примеру, дополнительно учреждены международные премии «Человек года», «За мир и согласие между  народами», имени Курманджан датки, которые стали присуждаться выдающимся деятелям международного масштаба и главам государств.

Одним из убедительных подтверждений своевременности и нужности многообразной деятельности ассоциации является то, что каждое проводимое ею мероприятие всегда вызывало глубокий сердечный отклик и благодарственное чувство у кыргызстанцев. Встречи, юбилеи, торжественные вечера и концерты проводились открыто и оживленно, оставляя далеко за кулисами досадные тени официальности и формальности.

Да и не могло быть иначе. Акун Токтосартов стремился как можно теснее сойтись с каждым творческим человеком, постоянно искал и часто находил для этого пути и подходы.

Помню, в один из вечеров сидели мы с ним в его доме на скрипучем диване и занимались своим обычным делом — рассуждали о нашем родном искусстве. То перемывали ему косточки, то восхищались. А перед самым моим уходом Акун вдруг говорит: «А не провести ли нам встречу наших творцов, что-то наподобие «сборища», без всякой повестки дня и президиума, что-то вроде русских посиделок?». Я был поражён, обрадован и чуть ли не ринулся обнимать автора  идеи.

Уже на следующее утро все в «Руханияте» были подняты на ноги. А через пять-шесть  дней эти самые «посиделки» состоялись. И не где-нибудь, а… в оперном театре. И пришли туда «погутарить», а вернее, что-то сказать, а ещё точнее, что-то услышать от своих собратьев по призванию. Ведь чаще всего нам только кажется, что мы всё и вся знаем о нашем коллеге. А выходит, он далеко не всегда раскрывается на трибуне. Я, пожалуй, никогда прежде не наблюдал такого массового подъема в общении, такого горячего желания высказать сокровенное. Говорили громко и вполголоса в фойе и на лестничных площадках, в амфитеатре и на балконах. Известные писатели и киношники, живописцы и артисты, архитекторы и поэты — все были возбуждены, махали руками и что-то доказывали друг другу. По-видимому, наболело и понадобилась аудитория, хотя бы в количестве одного слушателя.

…Заканчивая статью, я хорошо понимаю, что был многословен. Однако убежден, что нам не следует «разбрасываться» личностями такого уровня. Тем более я еще не сказал о других замечательных качествах Акуна Токтосартова. В частности, о его глубоком, потрясающем по своей  естественности интернационализме, о сыновнем, врожденном уважении к старшим и прекрасной способности открывать и ценить дарования,  о его неизменном оптимизме и редкостной, одному ему свойственной улыбке.

Одним словом, было бы больше таких, как Акун Токтосартов, глядишь, дела бы  наши скорее пошли в гору.

Аркадий БИТЮКОВ,

заслуженный деятель культуры,  

лауреат  международной премии «Руханият».


Добавить комментарий