«Я с Музой подружилась снова, Она дает мне силы жить»

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Share on Google+
Google+
Print this page
Print

Сегодня на полосе хозяйничают дамы. Не писательницы, не поэтессы, а скромные поклонницы стихосложения. И это у них получается и, может быть, в этом  сыграла скромную роль наша страница «Творчество».

Кстати, о «Творчестве». Ольга Сазонова, печатающаяся  у нас уже давно, набралась отваги и «черканула»  стихотворное обозрение нашего выпуска. И вспомнила  поименно: и ушедшую недавно от нас О. Пашкову, и  ныне здравствующих С. Калашникову, З. Андрееву, В. Бондарева, Н. Злобина,  Раису Найденову, оригинала-поэта Альфреда (Енгалычева, надо полагать), Г. Трубчанинову, Л. Сапего, О. Нагайку… Ну что ж, приятно.

Фамилия и имя второй участницы сегодняшнего стиховернисажа тоже знакомы: Светлана Киселева — главный бухгалтер Республиканского комитета профсоюза работников пищевой и перерабатывающей  промышленности, печаталась у нас, потом  замолчала и вот, ведомая проснувшейся Музой, снова переступила редакционный порог. 

Ее стихи просты, где-то, быть может, и наивны, но читаемы и запоминаемы («Я с Музой подружилась снова, она дает мне силы жить…»).

Читаем.

Ольга САЗОНОВА

 

Спасибо, «Творчество»! 

 

Нет мысли, сил, нет вдохновенья.

Не сплю, не плачу, не творю.

Чтобы исправить настроенье,

страницу «Творчество» беру.

Мне «Отчий дом» Пашковой

о друзьях напомнит,

Калашниковой стиль расширит

мысль.

Пусть Виктор Бондарев на бис

исполнит,

Над мелким всем его язык

подымет ввысь.

Там Злобин раз пером взмахнет,

И луна лебедью плывет,

Возьмет свое перо он вновь,

И забурлит в душе любовь.

А счастье мне особо близко в стихах

Найденовой Раисы:

Мне стаи птиц  споют о небе синем,

Услышу горных речек перезвон,

Прилягу на ковер цветов красивых…

Светлеют мысли, очарован взор.

Гонитель зла, греха и бед —

оригинал-поэт Альфред.

Муж Родины не стерпет ерунды:

«На мужиках «Банты!»

И впрямь кранты!»

А  в мире, где зажжет улыбку солнце,

Глядится в серебристые снега.

В голубизне небесного колодца,

В том мире я останусь навсегда!

Теперь вся жизнь моя — малина!

Спасибо, Трубчанинова Галина.

Где истина, фальшь, любовь —

угадай-ка?

Ответит на эти вопросы Нагайка.

Елей от суетного бега — прекрасные

мелодии Сапего.

Всем правит добрый дирижер —

ведущий «Творчества» — Вилор.

Здесь смех, любовь, удача, крах!

Здесь грех и зло разносят в прах,

Здесь радуга большой души…

Чудесное перо, пиши!

 

***

 

Осень 

 

Осень в красочном уборе

С красным яблоком в руке

Чувства пламенит до боли…

С астрой пестрой в завитке.

Принесла мне позолота,

спелых ягод принесла

И еще чуток чего-то, отчего

я весела…

То ли ягоды пьянили,

Одурманили цветы —

Радость мне наворожили,

Беззаботность и мечты!

Я сегодня в платье листьев,

В ритме света и дождя закружусь!

И рыжей кистью напишу:

«Люблю тебя».

Я люблю тебя, подруга, осень

зрелая моя!

Ты из замкнутого круга

В светлый день  ведешь меня.

 

***

Верность

 

Посвящается светлой памяти

невернувшихся из Афганистана.

 

Ох, на сердце — стужа

Да печаль — кручина…

Провожает мужа

На войну девчина.

Золотые косы

Сыпятся кудрями,

И упали слезы

Наземь жемчугами.

«Не стриги ты косы

Да роди мне сына», —

Под березкой просит

Парень у любимой…

Как у папки, синие

Глаза у мальчугана.

Не вернулся к милым

Папка из Афгана…

Сердце болью рвется,

Да по ветру косы,

Больше не обняться

С мужем под березой.

Обняла березку

Белою рукою,

И стекали слезы

На косу рекою.

Годы не уносят

Память о любимом.

Поседели косы,

Скоро тридцать сыну.

А на том же месте

Шелестит береза,

И блестят на ветках

Жемчугами слезы.

***

 

В этом сне 

 

Я приду в  твой сон на рассвете.

Прокрадусь по щекам и ресницам.

Пробегу так, что ты не заметишь,

И тревога твоя растворится.

В этом сне на печали и грусти

Осень яркий ковер расстелила.

Мы обиды былые отпустим,

Осень теплая: их растопила.

На знакомом песке ты, как прежде,

«Я люблю тебя»

Быстро напишешь,

И душа, отогревшись в надежде,

запоет:

Даже ветер услышит…

Ветер мягкий развеет сомненья,

Освежит потускневшие чувства,

Унесет в дальний край наважденье:

Он-то знает путей наших русло!

Раздраженье и холод, увидишь,

Уплывут на волне бирюзовой…

В этом сне ты меня не обидишь…

А проснешься, и все будет новым.

 

 

Светлана КИСЕЛЕВА

 

Я с Музой подружилась снова

 

Я с Музой подружилась снова,

Она дает мне силы жить.

Сейчас легко мне, словно сброшены

оковы,

Высокопарность слов прошу

простить.

Душа устала от молчанья,

Вновь захотелось петь и петь,

И разорвать цепи печали,

И птицей в облака взлететь.

Парить над лесом и лугами,

Чтоб с высоты вбирать природы

красоту,

Чтоб вылить все потом стихами,

Которые с подругой Музой напишу.

Вверх посмотрю — пишу про облака,

Похожие на цвет фиалки голубой.

Мне хочется их подержать в руках,

Но, где они живут, там мир иной.

В долину посмотрю — бежит река

змеею,

Поет, журчит она, как будто с кем-то

спорит,

Прислушаюсь к ней, и все теперь

понятно,

Великий Иссык-Куль зовет ее

в объятья.

Ей нужно поспешить, чтоб свежею

водою.

Умыть мог Иссык-Куль сегодня нас

с тобою,

Поэтому она торопится  так к морю,

Чтобы успеть попасть в объятие

прибоя.

Пишу я обо всем, что вижу, чувствую

душой,

И мне не нужен «тепленький» покой.

Могу я быть в стихах и ласковой,

и злой,

Просиживая вечер над одной

строфой…

 

***

 

Цветные камни с берегов жемчужины

 

Цветные камни с берегов

жемчужины,

Любовалась вами днями и ночами.

Один, ну точно башенка

с сигнальными огнями,

В другом увидела луну я…

Но моя радость потихоньку угасала,

Вину пред вами я вдруг осознала.

Смотрю на вас и думу думаю свою:

Вы не свободны, вы в плену.

Волна прибрежная вас не погладит

больше нежно

И не расскажет вам о жизни

в глубине,

В этом виновата я, конечно.

Грустите вы, от вашей грусти

горько мне.

Пред вами искуплю свою вину,

Снова Иссык-Кулю вас верну,

Ваша судьба — купаться в водах

Иссык-Куля,

И вам туда вернуться помогу я.

 

***

Любить никто не запретит 

 

Я изменить своей привычке не могу,

Как не пытаюсь.

Зимой люблю валяться я в снегу,

В сугробы зарываясь.

Весной люблю грозу,

Раскаты грома,

Искать подснежники в лесу,

Ищу лиловый.

На даче поработать я люблю,

Там летом — благодать!

Бодрости заряд там получаю —

Подарок лета,

Спасибо всем  богам за это.

А осень для меня —

Одно блаженство,

Люблю природы наблюдать я

Совершенство.

На каждой грядке чудо открываю,

Плоды  трудов своих сбирая.

И все, чем я живу, мне мило,

И изменить своей привычке,

Даю вам слово: я не в силах.

 

***

 

Путь к вершине 

 

Я в горы не ходила никогда,

Но вот настал тот день,

Когда однажды ты пригласил меня, и я

Загорелась нетерпением отважным.

Сначала было просто все, обычно:

Асфальт, арыки, ручейки —

Все это было мне привычно,

Все это было мне с руки.

Но вот начались испытанья

На ловкость, смелость, быстроту,

На осторожность, на лазанье

По скользким камням в высоту.

И в «грязь лицом» стараясь не ударить,

Я шла, ползла, карабкалась, летела

И снова, поднимаясь, шла,

Своей вершины я достичь хотела,

Которую в мечтах я обрела.

И вот конец — взята вершина эта!

И радость душу наполняет светом,

Теплом, цветами, словно летом,

И в мыслях я с вершиной говорю,

Что есть она — ее благодарю.

 

***

Осенние листья

 

Осенние листья легли на асфальт,

Осенние листья… не рано ль спать?

В небе яркое солнце, играют ребята,

Осенние листья,  вам спать рановато.

Вы покрасуйтесь еще на деревьях,

Яркими бусами ветки украсьте,

Не торопите вы, листья, метели,

Не торопите вы, листья, ненастье.

В воздухе пахнет еще «бабьим  летом»,

Плен паутинок летает незримо,

И, следуя строгим природы заветам,

В путь отправляется клин журавлиный.

Вы потерпите еще в октябре

И в ноябре, хоть чуть-чуть потерпите.

Ну, а потом уступите зиме

И под ее покрывалом усните.

 

Ведущий рубрики Вилор АКЧУРИН. 


 

 

Добавить комментарий