ТАГАЙ-БИЙ (МУХАММЕД КЫРГЫЗ) — ОДИН ИЗ ОСНОВАТЕЛЕЙ КЫРГЫЗСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Print this page
Print

Почти во всех кыргызских санжыра и устных сказаниях аксакалов упоминается имя Тагай-бия, и многие кыргызы себя считают его потомками. Но ещё недостаточно сказать о его подвигах, мужестве и  исторической роли в созидании нашей государственности.

В 20-летие нашей независимости ещё раз обратиться к его имени я считаю для себя долгом и делом чести.
По разным сведениям, Тагай-бий родился в 1470-х годах (скорее всего, в 1469 году) в  Сары-Беле Алайской долины. Как пишет один из первых национальных историков Осмонаалы Сыдык уулу в книге «Короткая история кыргызов», изданной в 1913 году в Уфе, Тагай-бий — младший брат Адигине. Их отец Агул — один из близнецов (второй — Кубул или Кабыл). И с тех пор правое крыло кыргызов составляют потомки Агула, а левое крыло — потомки Кубула. Их отец — Долон-бий, в честь которого назван перевал Долон по дороге Бишкек — Торугарт.
В начале XV века, когда его брат Адигине был бием, Тагай по какой-то причине направился в Кетмен-Тюбинскую долину, потом — в Чуй и нашел пристанище в Кочкорской долине, рядом с мазаром Кочкор-Ата.
Ему удалось быстро завоевать авторитет и доверие  людей. Собрав своих сверстников, он создал свои войска против нашествия могольских завоевателей. А в 1508 году получил известие о тяжелой болезни старшего брата и направился в бийскую ставку в Алае. Адигине-бий умер на его руках, оставив  завещание.
Адигине-бия решили похоронить не в родном Алае, а в Арсланбобе. Тогда ислам уже активно вошел в жизнь людей, и под руководством Тагая похороны Адигине-бия впервые прошли по мусульманским обычаям. После этого его стали именовать Мухаммед Кыргызом, то есть Кыргызским пророком.
Во-первых, это место считалось священным. Во-вторых, оно расположено  между югом и севером. И отныне до самой Октябрьской революции все знатные люди были похоронены там.
В 1508 году на берегах Иссык-Куля в местности Барскаун всеми кыргызскими племенами Тагай был поднят на белой кошме как кыргызский правитель. Его официально звали кыргызским улусом. В качестве главного атрибута власти был принят флаг (назывался «золотистым флагом»), создана отдельная резиденция (белая юрта) для единого бия и т.д.
Таким образом, в самый критический период истории в целях консолидации всех кыргызских родов и племен Тагай-бий был избран  первым кыргызским верховным правителем. Были приняты жесткие правила управления и формирования национальных войск, главной целью которых являлось создание условий для самостоятельной кыргызской государственности. По утверждениям могольского историка М. Хайдара, уже к 1510 году все моголы были вытеснены с территории Кыргызстана.
Ведь этот период был ещё «звездной эпохой» еще во время потомков Чингисхана. Во всех соседних народах еще правили почти его потомки.
На просторах нынешней Центральной Азии, включая Кашгар, в середине XIV века потомками монгольских завоевателей было образовано государство Моголистан.
До этого Тимур — Тамерлан не единожды пытался завоевать нынешнюю кыргызскую землю. Одним из кровавых наступлений войск Тамерлана считается поход в 1389 году. Кыргызы упорно сопротивлялись. Но власть Тамерлана дошла до Чуйской области. Позже, в 1425 году, сын Тамерлана Улукбек во главе большого войска совершил поход на Талас. Благодаря своей воинственности, стойкости и храбрости кыргызы остались непокорными. И тогда потомки легендарного Тамерлана назвали кыргызов «лесными львами Моголистана».
Несмотря на многочисленное и беспрерывное нашествие Тамерлана, кыргызская нация выжила, не позволила подорвать свой национальный дух и неукротимое стремление к независимой государственности.
На территориях нынешнего Узбекистана — Шейбаани хан, Кашгара — Султан-Саид-хан, у казахов — Мансур хан всюду, за исключением нашей территории, правили потомки моголов.
Жизнь Тагай-бия полна драматизма, событий, сражений, была связана с борьбой за свободу своего народа. Он осознавал, что впереди  очень трудный путь. Но как человек сильной политической воли, неукротимой энергии и с присущим ему качеством дальновидности, свою жизнь он не представлял без суверенитета своего народа. Тагай-бий верил прежде всего в дух народа. Иногда любил слушать манасчи, буквально заряжаясь их мощной энергией.
Тагай-бий понимал, что, прежде чем бороться против жестоких воинов-моголов, надо тщательно подготовиться. И, чтобы усыпить их бдительность, надо войти в доверие завоевателей. Войска под его командованием оказали существенную поддержку могольскому хану Султан-Саиду при завоевании им Кашгара в 1514 г., за что получили ценные подарки (в виде пояса для сабли, золотой посуды) и благодарность. До этого ему удалось с помощью Бабура овладеть  Андижаном. Но появление такого отважного полководца вызвало в будущем угрозу самому могольскому ханству. Были приняты  все меры для того, чтобы ослабить Мухаммед Кыргыза. Но слава кыргызского предводителя росла с каждым днем. Как пишет казахский ученый Э. Байбатша (Алматы, 2009, Арыс, стр. 99): «Мухаммед Кыргыз в 1511 году не дает покоя и совершает набеги на города Сайран, Аксы, Туркестан, Андижан и Ташкент».
К войскам Тагай-бия попал в плен правитель Туркестана — узбекский царевич Абдулла, сын Кучкунчу. Учитывая дружеские отношения между кыргызами и узбеками, он его отпустил с почестями. Султан-Саид попытался использовать кыргызов против власти враждебных ему шайбанидов. А Тагай-бий как дальновидный политик рассчитывал на союз с казахами и узбеками против Султан-Саид-хана. Поэтому в 1524 году он договорился с казахским Тайырханом о союзнических отношениях. Такое стремление кыргызского полководца очень насторожило Султан-Саид-хана, а тайный союз с шайбанидами (узбеки) и казахами против моголов послужил поводом начать войну против кыргызов. В 1517 году 12-тысячное войско моголов вторглось в ставку Мухаммед Кыргыза, которая располагалась в Барскауне. Силы были неравны, кыргызы потерпели поражение, а сам Тагай-бий попал в плен и был увезен в Кашгар.
Это трагическое событие помешало Тагай-бию воплотить в реальность его мечту, расширить кыргызскую территорию до берегов Сыр-Дарьи и оседлых территорий Средней Азии.
Но моголам не удалось сломать непоколебимый дух отважного Тагай-бия. Хотели казнить, но боялись, что тогда кыргызы — его соплеменники — могут поднять бунт. А если освободить, то сам Тагай-бий может возглавить этот бунт против могольского ханства. Тогда по приказу самого Султан-Саида кыргызский бий был заточен в темнице. Учитывая его подвиги при взятии Кашгара, Султан-Саид сказал ему: «По обычаю кочевников мне следовало бы предать тебя смерти. Но я прощаю тебя».
Через пять лет, в 1522 году, учитывая сложившуюся историческую обстановку, моголы освободили Тагай-бия из тюрьмы. Таким образом, монгольские правители хотели привлечь внимание кыргызов на свою сторону. Но их попытки оказались тщетными. И тем более что с этим не был согласен и сам Тагай-бий.
Мухаммед Кыргыз, заняв более четкую позицию, сумел сплотить вокруг себя всех кыргызов. Позже численность его войск росла за счет казахских и других тюркских племен. В тот период кыргызами уже правил сын Султан-Саид-хана Рашид (кыргызы его звали Иреше-хан), а его ставка находилась в Кочкорской долине. Сам хан ежегодно посещал его и заметил, как с каждым днем усиливаются позиция и авторитет Мухаммед Кыргыза. В 1524 году в Кочкоре казахский хан Тахир встретился с Мухаммед Кыргызом. Главным предметом переговоров стал вопрос совместных действий за свободу братских народов от могольских завоевателей.
Данное событие не могло быть незаметным со стороны моголов. Последний раз посещая территории Кыргызстана, Султан-Саид-хан был удивлен силе и могуществу кыргызского полководца Тагай-бия. И, вернувшись в Кашгар, принял окончательное решение об изоляции кыргызского непокорного богатыря, который стал вести открытую борьбу против моголов. В 1526 году Султан-Саид-хан вновь взял в плен Мухаммед Кыргыза и опять отправил в Кашгар, где его держали до самой смерти.
А на родине, уважая имя Тагай-бия, даже когда он находился в тюрьме, никто не осмелился прийти к его престолу и занять его.
А дальнейший путь кыргызов к независимости был тернистым и трагическим.
Позже внук Тагай-бия Доолос Баатыр возглавлял борьбу северных кыргызов против калмаков. А сыновья легендарного Доолос Баатыра Токо, Жантай, Элчибек и Манап составили основу кыргызского рода сарыбагыш.
По разным рассказам, Таш-Рабатское строение было воздвигнуто при Тагай-бие.
Сегодня один из водопадов в Барскаунском ущелье связан с именем Тагай-бия. Он любил иногда сидя возле водопада думать и мечтать. Сам он родился в Алае, ставка находилась в Кочкорской долине, а на Иссык-Куле этот лидер сумел сплотить всех вокруг себя. Прежде всего он мечтал о единстве народа и суверенитете страны. Через века мечта сбылась — Кыргызстан стал суверенным государством.
Мухаммед Кыргыз до конца жизни посвятил себя родной земле. Он боролся за свободу и кыргызскую землю. Он сумел сплотить вокруг себя всех кыргызов, консолидировать вокруг общих целей  на основе национального единства, преодолев разобщенность. И именно при Тагай-бие окончательно сформировалось этнополитическое объединение кыргызов оў канат, сол канат и ичкилик, которые составляют основу нашего народа.
Этот период нашей истории характеризуется ростом национального сознания кыргызов и повышением их ответственности за судьбу земли. Появилось стремление брать в свои руки управление собственной судьбой, отделившись от власти могольских завоевателей.
О великом полководце и основателе кыргызской государственности много писали такие историки или сказители истории, как Осмонаалы Сыдык уулу, Белек Солтоноев, Тоголок Молдо, Усейин ажы, Анвар Байтур, а в последний период Эсенкул Тєрєкан уулу, Сапарбек Закиров, Жапар Кенчиев и другие.
Много научных трудов посвящено изучению биографии и жизнедеятельности Тагай-бия, например, доктор исторических наук, профессор С. Аттокурова, доктор исторических наук, профессор Є. Осмонов, кандидат исторических наук Р. Жолдошова и А. Койчуев. В последнее время появились художественные произведения — повести Т. Бийназарова и  Т. Касымова. Также автор данной статьи прикоснулся к памяти Тагай-бия, выпустив книгу.
В 2009 году в Алматы вышла книга Э. Байбатша «Мухаммед Хайдар Дулаги: Моголстан хандары», где опять упоминается имя легендарного кыргызского баатыра.
Как мне рассказывали гости из Кызыл-Сууйской автономной области (КНР), в прошлом году издан двухтомник, который охватывает всю жизнь Тагай-бия. По их утверждениям, он похоронен на территории нынешней Кызыл-Сууйской области, где проживают этнические кыргызы.
Я давно слышал о том, что в ущелье Барскаун есть камень, который люди считали «камнем Тагай-бия». Дважды побывав там,  мы его не нашли. Только в этом году с помощью доктора исторических наук, члена-корреспондента Академии наук, профессора и замечательного историка Є. Осмонова наши поиски завершились успехом. Мы все-таки нашли этот камень, он оказался в 150-200 метрах от памятника Ю. А. Гагарину. 11 сентября 2011 года с участием отдельных депутатов Жогорку Кенеша, местной общественности и журналистов установим ограду и табличку в этом святом месте, чтобы люди знали, что здесь жил и оставил свой след в истории Великий Тагай-бий, человек, имя которого достойно вечной памяти.
С тех пор прошло пять веков. Имя этой исторической личности его потомки вспоминают с гордостью и восхищением. Он поистине является одним из основоположников кыргызской государственности. Было бы справедливо увековечить его имя и установить ему памятник в столице республики.

Каныбек Иманалиев,
депутат Жогорку Кенеша Кыргызской Республики, доктор политических наук.

Добавить комментарий