Пн. Окт 15th, 2018

Визит в «подвалы КГБ»

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Share on Google+
Google+
Print this page
Print

На прошлой неделе рабочая группа  Общественного наблюдательного совета при ГКНБ посетила следственный  изолятор ведомства, чтобы  ознакомиться с условиями  содержания подследственных и выяснить, как  соблюдаются их права.

Визит в  “подвалы КГБ”, как  называют это СИЗО в народе, был далеко не случайный.  О допросах с пристрастием на  стадии дознания и в ходе  следствия сегодня много говорят и пишут. Серьезную озабоченность общества вызывают заявления  ряда правозащитных  организаций об участившихся в последнее время фактах пыток и жестокого обращения с гражданами в милицейских кабинетах и следственных подразделениях других силовых структур. Обеспокоена этим и глава  государства. Так, во время  своей последней рабочей поездки в Ошскую область, посетив изолятор временного содержания ГУВД  Оша и  СИЗО-5 ГСИН и ознакомившись с условиями содержания  подследственных и осужденных, Роза Отунбаева в  жесткой  форме потребовала  от силовиков неукоснительного соблюдения прав находящихся  под следствием  граждан.
Впервые в истории  государства его руководитель посетила  пенитенциарные заведения, разговаривала с арестантами, интересовалась их  судьбой и тюремным бытом. По ее  убеждению, применение пыток с целью добиться признательных  показаний отбрасывает  страну     в небезызвестные 30-е годы минувшего столетия,  в этом случае о  демократическом развитии государства  будет говорить сложно. И с этим трудно не согласиться. Хочу успокоить тех доверчивых граждан, которые  охотно верят слухам  и небылицам о мрачных сырых камерах, кровавых разводах на их стенах и жестоких «держимордах» — охранниках. Ничего этого члены ОНС не увидели, как и не заметили  каких-либо подвальных темниц, где, по слухам обывателей, томятся узники. Помещение изолятора  занимает  три этажа здания ведомства. В соответствии с  международными стандартами камеры  рассчитаны на двух человек.
СИЗО — режимный объект даже такой закрытой  структуры, как ГКНБ. Право  войти сюда имеет ограниченный круг лиц. Даже  следователи, в чьем  производстве находятся уголовные дела, должны иметь  специальное разрешение на вход сюда от одного из заместителей председателя комитета, курирующего  следствие. Обязательное условие — присутствие на  допросах адвоката подследственного.
С обитателями всех без исключения камер  члены ОНС разговаривали,  как говорится, с глазу на глаз, при закрытых дверях, без присутствия сотрудников изолятора. В разговоре  с ними выяснилось, что у сидельцев нет претензий к  администрации изолятора по условиям содержания и соблюдению их прав. Обращаются с ними корректно и вежливо.  Если возникают какие-то проблемы, подследственные   пишут заявления на имя начальника СИЗО с просьбой  принять их по личному  вопросу. В основном эти  обращения связаны со здоровьем.
По словам начальника СИЗО Бактыбека Д.,  режим здесь обеспечивается в строгом соответствии с положением  о следственном изоляторе,  в котором подробно обозначены обязанности его сотрудников, распорядок и надзорные  мероприятия, в том числе углубленные покамерные обыски. Наблюдение за подследственными ведется в круглосуточном режиме, каждые три минуты контролеры делают обход камер и через «глазок» контролируют поведение их обитателей.  Нарушений режима здесь практически не бывает. Но, как ни странно, больше всего его нарушают родственники подследственных, пытающиеся, например, передать с продуктами питания запрещенные предметы. Были случаи, когда  сотрудники СИЗО в брикетах сливочного масла и пакетах со сметаной находили сотовые телефоны,  приклеенные скотчем к внутренним сторонам емкостей.
Как убедились проверяющие в разговоре с подследственными,  правила внутреннего  распорядка здесь соблюдаются неукоснительно:  прогулки — каждый день по часу, душ — три раза в неделю по камерной системе, смена постельного белья один раз  в десять дней.  Санитарно-гигиенические условия в камерах соответствуют нормам и требованиям: в них достаточно светло, вместо «параши» — современная  сантехника и другие  атрибуты личной гигиены. Правда, в некоторых  помещениях чувствуется духота из-за отсутствия  центральной вентиляции. Качество питания подследственных также не вызвало нареканий у членов ОНС, питаются они из  солдатского  котла: едят то же самое, что и военнослужащие.
6 сентября на судебном процессе по уголовному делу «Мегакома» подсудимая Раушан Рыкунова (Роза Качиева) заявила об угрозе жизни  ее супругу Владиславу Рыкунову,  находящемуся в СИЗО ГКНБ, даже заявила, что его здесь могут убить. Члены ОНС  встретились и побеседовали с подследственным В. Рыкуновым. «Содержится он в одиночной камере и  в беседе категорически отверг  какие-либо факты насилия и жесткого обращения  в его отношении, правда, при этом, воспользовавшись ситуацией, не преминул  «кинуть камушки» в огород некоторых высоких  госчиновников.
Впечатлениями  посещения СИЗО ГКНБ делится председатель Общественного наблюдательного совета  доктор юридических наук Кайрат Осмоналиев:
— Вопреки заявленной  гуманизации, судебно-следственная практика по уголовным делам на деле остается  необоснованно  репрессивной. Это видно на примере применения арестов. В СИЗО ГКНБ нам встречались арестанты, в отношении  которых можно было применить другие меры пресечения. Многие подследственные  жаловались на то, что сроки следствия, в том числе  судебного, необоснованно затягиваются.  Некоторые здесь сидят больше года, что свидетельствует  о неповоротливости и бездушии судебно-следственной машины по отношению к людям, находящимся в условиях ограничения их прав и свобод. В большинстве своем  арестанты слабо разбираются  в основах юриспруденции, имеют смутное представление  о своих правах. Качество  предоставляемой  гарантированной юридической  помощи в ходе следствия так называемыми карманными, или дежурными адвокатами,  не поддается комментариям. Но это не проблемы следственного изолятора, персонал которого выполняет свои функции в рамках требований нормативных актов и служебных инструкций. Скорее всего, эти вопросы относятся к компетенции органов уголовной  юстиции.
Остается добавить, что это был не последний визит членов ОНС в следственный  изолятор. Кроме запланированных посещений СИЗО, ОНС в постоянном  режиме будет  мониторить жалобы и сообщения, в том числе по телефону доверия.

Сергей СИДОРОВ.
Фото предоставлено пресс-службой ГКНБ.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *