Правда сделает нас сильнее

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Share on Google+
Google+
Print this page
Print

В Четверг и пятницу в парламенте кипели нешуточные страсти. Децибелы зашкаливали. В пылу эмоций некоторые депутаты позволяли себе радикальные высказывания и оскорбления в адрес коллег.  Звучали шокирующие сообщения. Ширин Айтматова назвала происходившее «драмтеатром», в ответ на это спикер Ахматбек Келдибеков заявил, что это парламент, а драмтеатры — по соседству. Однако, наблюдая, как отдельные парламентарии активно требовали слова, а потом декламировали пафосные речи, срывались на крик, приходилось думать, что кое-кто все же ошибся зданием… Так законотворцы обсуждали итоги работы Временной депутатской комиссии по расследованию прошлогодних апрельских и июньских событий.

Рак, щука и лебедь
Председатель комиссии Токон Мамытов подготовил отчет, под которым, по его словам, подписался 21 из 25 ее членов. Исмаил Исаков и Жылдыз Джолдошова написали свои варианты. Так что докладчиками в этот день выступили все трое.
Ни один из них так и не сделал все тайное явным. Впрочем, после обнародования заключения Международной независимой комиссии, на которую возлагались большие надежды, но в итоге остались вопросы, никаких иллюзий относительно каких-то других документов уже нет. Творения некоторых из нардепов можно скорее назвать сочинением на тему «Что я думаю по поводу всего этого», но никак не серьезным отчетом. Вот цитата для наглядности: «В 1997 году (тогда я была заместителем губернатора Джалал-Абадской области) в кабинете премьер-министра Апаса Жумагулова между нами по поводу этой несправедливости произошел сильный спор. В конце я не выдержала и горько расплакалась, поскольку на юге жизнь народа была крайне тяжелой».
В  депутатских  версиях с целыми  кусками,  слово в слово позаимствованными из материалов нацкомиссии, перемешаны  оценочные  субъективные суждения, необоснованные   утверждения,  противоречия. Если же сравнивать их  между собой, то  в  мамытовском  варианте  на Временное  правительство возлагается  вина  за  то,  что оно не предотвратило июньского кровопролития.  Это же утверждает и Жылдызкан Джолдошова, при   этом  положительно   отзываясь  о роли Президента Розы Отунбаевой. Если Токон Мамытов  утверждает,  что,   «несмотря  на  расхожее мнение о том, что религиозные группы, особенно экстремистского толка, сыграли одну из наиболее видных и значимых ролей   в  произошедших   событиях, комиссия не подтвердила  этого  тезиса», то Жылдыз Айтибаевна пишет: «Известно, что внешние силы «Исламское движение Узбекистана»,  «Исламский   союз Джихад», «Аль-Каида», разные террористические   силы,  стремление  взять  под  контроль наркотрафик  внешними и внутренними  наркобаронами   были теми факторами, которые способствовали  возникновению июньских событий» (стиль автора  сохранен). Так как же работала депутатская комиссия, если  ее  члены  в  итоге пришли  к  разным  выводам?
В  варианте  Исмаила Исакова  нет  критики действий Временного правительства, и оно неудивительно: тогда нынешний законодатель был министром обороны и спецпредставителем ВП по югу.

В палате и он, и Токон Мамытов громогласно пытались всем доказать, что их отчет самый лучший, потому что в нем есть то, чего нет в других. Председатель даже обвинил экс-министра обороны в плагиате. А что плохого, если отчеты в чем-то совпадают? Не главное ли — поиск истины, а не то, из чьих уст она прозвучит? «Превратили представление отчетов в прения!» — посетовал Курманбек Осмонов.
Настаивала на сверхважности своего детища и Жылдыз Айтибаевна, пытаясь показать всем и свой документальный фильм «Коогалан» («Столкновение»). Но палата проголосовала против просмотра, а Асия Сасыкбаева громко осудила картину, из-за чего между женщинами возникла перепалка.
Жылдыз Айтибаевна так просто не сдается. Потерпев неудачу с премьерой в палате, она объявила, что все журналисты могут взять диски с фильмом в ее кабинете. А он получился, мягко говоря, непростым. Впрочем, как и сам отчет, и многие ее высказывания в эти два дня.
Кто чиркнул спичкой?
И Токон Мамытов, и Исмаил Исаков называли в качестве организаторов и участников массовых беспорядков на юге страны в июне прошлого года следующие группы: семейно-клановый режим Бакиевых, часть бывших чиновников (Исмаил Исаков еще назвал депутатов из партии «Ак Жол»), некоторых политиков — лидеров узбекской диаспоры, криминалитет и другие силы, которые были «против демократического развития Кыргызстана». Жылдыз Джолдошова присовокупила к этому списку имена членов Временного правительства, их родственников, губернаторов областей. А представитель Президента в Жогорку Кенеше Азимбек Бекназаров наконец-то раскрыл всем тайну «третьих сил», о которых все говорят, но которых никто не знает: по его версии, это правозащитники.
Если Исмаил Исаков, заявив, что «если бы не было 7 апреля, то не было бы и 10 июня», подразумевал, что это Курманбек Бакиев и его родственники довели страну до конфликта, то Жылдызкан Айтибаевна и другие ее коллеги из фракции «Ата-Журт» стали повторять эту же фразу, вкладывая уже свой смысл. После выступления Надиры Нарматовой Ирина Карамушкина из СДПК, участница апрельских событий, не выдержала и напомнила, что к ним привела политика экс-президента.
Но эти два дня, по сути, стали судилищем для революционеров и членов Временного правительства. Исмаил Исаков в свое оправдание продемонстрировал видеозапись какого-то своего выступления перед узбекской общиной. А атамекеновец Болот Шер, возглавлявший в прошлом году Министерство внутренних дел, просто взял и заявил о сложении депутатских полномочий, выходе из партии и добровольной сдаче звания генерал-лейтенанта до дачи Генпрокуратурой оценки его действий в те трагические дни.
Прозвучало заявление о необходимости, коли на то пошло, жестко спросить и с членов правительства Данияра Усенова. В ответ на что торага Ахматбек Келдибеков предложил сотрудникам аппарата пригласить тех из правительства, если кто остался. В зале раздался смех. Между тем один представитель дореволюционного кабинета не только находится в стране, но даже и в самом парламенте — экс-вице-премьер Акылбек Жапаров.
Однако вернемся к названным участниками пленарного заседания — группам лиц, которых депутаты считают причастными к июньской вспышке насилия. Как видим, это те же самые фигуры, что уже назывались национальной и международной комиссиями. Но по-прежнему нет ответа, как именно они участвовали в организации и осуществлении своего замысла: в сговоре или по отдельности? Каковы были их действия? Где вина отдельных узбекских лидеров и где — бакиевцев? Кто именно нанимал и платил тем молодым ребятам, которые осуществили первые провокации вечером 10 июня? Кто распускал слухи? Кто снял и выбросил в Интернет провокационное видео?
Депутаты утверждают, что Кадыржан Батыров передал одному из приближенных, некоему Азимжану Акбарову, 100 тыс. долларов для организации беспорядков. Был ли он заодно с бакиевцами? Нет, потому что те держались его противника Айбека Мирсидикова, криминального авторитета по прозвищу Айбек Черный. А Кадыржан Батыров, как известно, заявлял (по крайней мере, заявлял) о поддержке новой власти и будто бы сжег родовое поместье Бакиевых в селе Тейит.
— Кто заказ давал убивать кыргызов и узбеков? Это Ахмата Салиевича и Жаныша Салиевича бандиты. Почему об этом никто не говорит? — сетовал Бектур Асанов, джалал-абадский губернатор.
Бакиевы могли действовать не одни, а в связке с дельцами от наркобизнеса. Кенешбек Душебаев заявил, что после краха прежнего режима «Жаныш Бакиев два месяца жил в Таджикистане у одного из наркобаронов». Что касается ИДУ, СИДа, «Талибана» и Объединенной таджикской оппозиции, с которыми якобы в апреле и мае прошлого года встречались Бакиевы (так сообщали чекисты сразу после событий), Токон Мамытов теперь утверждает, что свидетельств их участия в беспорядках комиссия не обнаружила.
И, наконец, по поводу связи Кадыржана Батырова и членов Временного правительства, о которых упоминает Жылдыз Джолдошова. Премьер-министр Алмазбек Атамбаев предложил заинтересованным лицам проверить, действительно ли он общался с Батыровым:
— Если надо, пусть меня расстреляют, но хватит уже распускать сплетни. И по Корану, и по Библии клевета считается таким же тяжким грехом, как убийство! — заявил он в сердцах.
— То, что это клевета, не одна комиссия доказала, — добавил Омурбек Текебаев.
Присоединились к их словам и торага, и Торобай Зулпукаров. Они рассказали, что комиссия передала аудиозапись якобы состоявшегося разговора Батырова, Атамбаева и Текебаева в ГКНБ. Экспертиза показала, что на ней голоса мужчин — не Алмазбека Шаршеновича и Омурбека Чиркешовича. Что касается Кадыржана Батырова, на этот счет точного ответа нет, поскольку у экспертов не было достаточно хороших образцов его голоса для сличения.
— В материалах комиссии есть заключение. Факт, приведенный Джолдошовой, не подтвержден, — сказал Ахматбек Келдибеков.
Кроме того, по словам Омурбека Текебаева, «все члены комиссии знают», что его брат Асылбек не был вместе с Батыровым в Тейите (а Джолдошова уверяет, что атамекеновцы вместе с ним сожгли дом Бакиевых и флаг Кыргызстана).
Великое дело — видеомонтаж. Хочешь так склеил, хочешь — так. В одном из кадров фильма «Коогалан» губернатор Джалал-Абадской области Бектур Асанов стоит на митинге возле Батырова, кивает и аплодирует, а голос за кадром сообщает, что он поддакивал заявлениям политика.
— На стадионе не говорилось: «кыргыз», «узбек», а произносились прекрасные слова. Узбеки говорили: «Мы живем в Кыргызстане, мы чувствуем себя кыргызстанцами», — пояснил на пленарке губернатор. Жаль, что он не догадался по примеру мэра Оша тоже принести свое видео, чтобы реабилитироваться.
Вопросы
и ответы
Парламентариев интересовало, действительно ли мэр Оша Мелис Мырзакматов направлял Временному правительству письмо о ситуации в городе и не получил на него ответ. Президент Роза Отунбаева сообщила, что 26 апреля получила от него послание на двух с половиной страницах и перенаправила Исмаилу Исакову и Азимбеку Бекназарову, поручив в связи с опасной ситуацией оставаться на местах.
— Как глава Временного правительства, я встречалась с лидерами узбекской диаспоры. Мы говорили об изменениях в стране. Вся беседа была стенографирована, — ответила глава государства на следующий вопрос.
Депутаты пожелали получить отчет о распределении гуманитарной помощи. Президент напомнила, что ответственными за этот процесс были Уктомхан Абдуллаева, Айгуль Рыскулова и Нуриля Джолдошева, «честные, справедливые».
Глава государства сказала, что проводит кадровую политику, оценивая специалистов по профессионализму, а не по происхождению. Таким принципам нужно следовать всюду, в армии, милиции должны служить граждане разных национальностей.
Роза Отунбаева сообщила, что под руководством аппарата Президента разработана Концепция этнического развития. Скоро Ассамблея народа Кыргызстана на своем курултае представит ее. Камчыбек Ташиев, лидер «Ата-Журта», начал эмоционально возражать, утверждая, что концепцию разработала их фракция, а аппарат Президента просто присоединился к ней. Возможно, Камчыбек Кыдыршаевич что-то перепутал, но между двумя документами нет никакого сходства.
Равшан Джээнбеков интересовался мнением главы  государства о наблюдающемся на юге давлении на узбеков. Роза Отунбаева сообщила о своей озабоченности такой информацией и попросила министра внутренних дел рассказать о мерах. А тот сообщил о состоявшемся Караване мира.
Едва ли не половину следующего дня законодатели пытались выяснить, кто позволил президенту узбекского национально-культурного центра Джалалиддину Салахутдинову выбыть из страны. Экс-генпрокурор Байтемир Ибраев сообщил, что до 4 апреля этого года обвинение ему предъявлено не было, мера пресечения ему не была назначена, в розыске он не числился. 24 июля Салахутдинова задержали сотрудники ГКНБ, а 26 июля передали (вернее, привели) Генпрокуратуре, а та снова вернула им:
— Я передал его вместе с паспортом следователю, а они поехали в Ош, — сказал экс-генпрокурор.
В бытность генпрокурором Кубатбека Байболова в апреле этого года Генпрокуратура сначала возбудила дело против Джалалиддина Салахутдинова и на следующий же день отменила свое постановление. Дело возбуждено вновь 30 мая, уже после прихода Аиды Саляновой.
Еще одним остро интересовавшим нардепов вопросом был допуск полицейских ОБСЕ в Кыргызстан. Министр иностранных дел Руслан Казакбаев сообщил, что никто их в страну и не впускал и, возможно, речь идет о программе МВД «Инициатива общественной безопасности», поддержку которой оказывает ОБСЕ. Но депутаты его пояснениям не вняли и решили на всякий случай создать еще одну комиссию.
А Каныбек Иманалиев сообщил, что три организации (какие, неизвестно) требуют рассмотрения июньской трагедии в международном суде. Однако, как пояснила Президент Роза Отунбаева, мы под юрисдикцию этого трибунала не подпадаем, поскольку не ратифицировали соответствующие документы.

Выводы
В завершение депутаты приняли  проект постановления,  взяв  за основу вариант заключения Токона Мамытова. После доработки во фракциях и  комитетах  он  будет  вынесен  для  утверждения на следующее  пленарное  заседание. Торага  Ахматбек Келдибеков призвал коллег отнестись к этому делу со всей ответственностью: «Необходимо дать политическую оценку и принять всевозможные меры в целях недопущения повторения июньских событий». Ведь именно то, что в 1990 году не были проанализированы причины конфликта, не сделаны выводы и не приняты меры, привело к его повторению двадцать лет спустя.
Пока же ясно только то, что ничего по-прежнему не ясно. Возможно, только по результатам судебных процессов станет известно, кто же виноват в развязывании кровавой трагедии. Но хотелось бы отметить, что не стоит ассоциировать узбекских лидеров с простыми узбеками. Буквально недавно, разговаривая с одним знакомым, в очередной раз услышала, что узбеки юга сами были недовольны денежными поборами от имени Кадыржана Батырова.
— Узбеки такой же народ, как и кыргызы, — заявил в парламенте Бектур Асанов. — И среди узбеков, и среди кыргызов есть плохие люди, и они натравливают всех друг на друга.
— Все, кто живет в нашей стране, должны считать себя кыргызстанцами. Не надо забывать, что всех нас Бог создал одинаковыми. Может, внешне мы и отличаемся, но, когда текут слезы и проливается кровь, мы все одинаковы, — сказал премьер-министр Алмазбек Атамбаев.
К сожалению, отдельные высказывания, звучавшие в эти два дня, доказали, что не все придерживаются подобного мнения. Ясно как день, что для кого-то трагедия — лишь повод пропиариться, поспекулировать, провести агитацию. Предвыборная гонка уже началась. А ведь по логике все силы должны бы объединиться, чтобы не дать общему врагу, общим проблемам привести к развалу государства. Вспоминается выражение Дюранта: «Ни одна великая цивилизация не может быть разрушена извне, пока она не разрушит сама себя изнутри».

Алия МОЛДАЛИЕВА.
Фото Султана ДОСАЛИЕВА.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *