СОРМ, или язык мой — враг мой

follow На прошлой неделе прошел круглый стол, посвященный проблемам информационной безопасности и правоприменительной практике. Главное внимание уделили системе оперативно-разыскных мероприятий (СОРМ), в рамках которой силовые ведомства могут прослушивать телефонные разговоры и контролировать интернет-трафик любого человека. Как работает эта система, кем контролируется, насколько соблюдается при этом право гражданина на сохранение тайны личных данных, обсудили депутаты, общественные деятели, а также представители ГКНБ и Генеральной прокуратуры.

— Силовые ведомства должны обеспечить нашу информационную безопасность, но эта сфера настолько широка, что надо определить наиболее конкретные области. Правительство республики в большей степени концентрируется на тех методологиях, которые направлены на защиту информации, одна из них СОРМ, — отметила директор общественного фонда «Гражданская инициатива интернет-политики» Татту Мамбеталиева. — Наша организация выступала с критикой этой системы, так как она открывает доступ к корреспонденции, телефонным переговорам. Быть может, это и не вина правоохранительных органов, поскольку то оборудование, которым они пользуются при проведении оперативно-разыскных мероприятий, позволяет только таким образом перехватывать информацию.

Предыдущего оратора поддержала и депутат Наталья Никитенко:

— На вопрос: как осуществлять информационную безопасность  государства? — существует целый ряд взглядов и подходов. Тут два аспекта. Первый — борьба с экстремизмом и терроризмом,  второй —  безопасность личного пространства каждого человека, сохранение его тайны личной жизни. Государство несет ответственность за все эти условия, и тут необходимо соблюдать тонкий баланс.

Но официальный представитель ГКНБ Рахат Сулайманов поправил выступавших, пояснив, что СОРМ действует с соблюдением Конституции.

— Согласно закону об оперативно-разыскной деятельности, право на прослушивание на сетях связи предоставлено, кроме ГКНБ, еще и МВД, Министерству обороны, ГСИН, Агентству по контролю наркотиков, Таможенной инспекции и Государственной службе по борьбе с экономическими преступлениями, — отметил чекист. — Для проведения таких мероприятий должна иметься санкция суда. Основанием являются возбуждение уголовного дела, сведения о признаках противоправных действий,        создающих угрозу военной, национальной и другой безопасности. Без наличия санкции суда никто не имеет права кого-то прослушивать.

Также Р. Сулайманов пояснил, что это опыт мировой практики и даже такие передовые страны, как США, Россия и другие государства, эффективно борются с терроризмом. Там до 80% информации спецслужбы черпают посредством таких технических средств. Еще один представитель ГКНБ внес уточнение: СОРМ — один из элементов противодействия преступности, предусмотренных законом, но не основной. Контроль за деятельностью органов, осуществляющих оперативно-разыскную деятельность, осуществляют Генеральная прокуратура и уполномоченные прокуроры статусом не ниже городов и областей. Но есть другая проблема: прослушивающую технику могут завозить частные лица и использовать в целях политического и экономического шпионажа. Особенно это усилилось в постреволюционный период, когда деструктивные элементы стали прибегать к незаконным телефонным записям и видео, запуская их в Интернет. Органами правопорядка составили список аппаратуры, позволяющей вести прослушку и запись телефонных разговоров, чтобы на таможне задерживали такой груз.

Впрочем, правозащитникам все-таки удалось задать неудобный вопрос чекистам, на который они не смогли дать ответ. По словам Динары Ошурахуновой, в законе о персональных данных прописано, что правительство должно создать орган, который будет отслеживать, не нарушают и не злоупотребляют ли спецслужбы данными, попадающими им в руки. Но пока этого нет, а значит, корректное использование личных данных сограждан остается под сомнением.

Еще один болезненный вопрос, касающийся обсуждаемой темы, — приобретение прослушивающего оборудования. На данный момент, согласно закону, технику должны закупать операторы связи. Представители компаний, присутствовавшие на встрече, обратили внимание, что и так выплачивают налоги в казну. Так, за прошлый год в качестве отраслевой пошлины выплатили 250 миллионов сомов. Неужели из этих средств нельзя приобрести аппаратуру?  По словам представителей компаний операторов связи, стоимость подобного технического оснащения очень велика. Но на вопрос чекистов назвать точные цифры бизнесмены так и не ответили.

О том, как принимался закон о СОРМ, поведал парламентарий Дастан Бекешев:

— Инициаторами закона выступили депутаты Курманбек Осмонов, Токон Мамытов. Понятно, что они и их помощники не смогли бы написать такой специфический документ, здесь явно видно влияние ГКНБ. Их юрист уговаривал поддержать законопроект. На сегодня только около 10 прокуроров могут запросить информацию по СОРМ. В свое время парламентарий Тынчтык Шайназаров подготовил закон о том, чтобы все прокуроры имели доступ к данным СОРМ, но ГКНБ удалось уговорить депутатов не поддерживать эту идею.

На встрече поднимали и вопрос блокировки сайтов. По словам Т. Мамбеталиевой, организации, занимающиеся защитой прав ребенка,  установили, что в Кыргызстане доступны  357 сайтов о детской порнографии. Из Всемирной паутины также легко  получить информацию об изготовление оружия, о том, как совершить самоубийство. Все подобные порталы в США и России подвергаются блокированию, а у нас они, увы, доступны. Комментарии по этому поводу дали представители ГКНБ. Есть техника, которая позволяют блокировать такие сайты, но операторы связи не заинтересованы приобретать дополнительное оборудование, и когда спецслужбы на основании судебных решений выносят предписания глушить определенные порталы, бизнесмены  объясняют, что у них нет технической  возможности.

here Дмитрий АЩЕУЛОВ.

"СК"

Издательский дом "Слово Кыргызстана"

Добавить комментарий