Спасибо вам, доктор!

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Share on Google+
Google+
Print this page
Print

http://clubofsophia.org/cache/writers/6263.php Необыкновенно трудна и интересна судьба Жийдеш Истамбековой. Мама, Истамбекова Умут, — «декабристка».  В 1906 году отважная кыргызка с маленьким сыном Аденом отправилась  вслед за мужем Бекембаем Истамбековым, высланным на каторжные  работы в далекую  Иркутскую губернию. Похоронив мужа в ссылке в  1911-м, она два года добиралась с сыном до родного Иссык-Куля. С пяти  лет, после смерти матери в 1928 году,  Жийдеш воспитывалась у брата — Адена Бекембаевича Истамбекова, первого командира Красной Армии, военного комиссара 53-го Кыргызского кавалерийского полка. В 1937 году  он был арестован, умер в тюрьме в 1939-м. Через 19 лет был полностью оправдан.
Жийдеш воспитывалась в детском доме им. Крупской  во Фрунзе. В 1946 году окончила  Киргизский государственный  медицинский институт.
Жийдеш Истамбекова  из плеяды первых профессоров  национальной медицины, первая кыргызская женщина — врач-терапевт, доктор медицинских наук, заслуженный врач Киргизской ССР.
А начинала она участковым врачом, потом заведовала отделением терапии областной  больницы, кафедрой терапии медицинского  института, кафедрой  внутренних болезней факультета усовершенствования врачей.
Ежегодно здесь совершенствовались 100-150 врачей со всех уголков Кыргызстана. Строгая к себе, по-матерински заботливая к  подопечным, неустанная в научных поисках,  трудолюбивая в главном —  практике лечения  и педагогической деятельности, она  всегда была  примером для коллег. Не боялась и общественной работы: неоднократно  избиралась народным депутатом Октябрьского района Бишкека, была председателем проблемной комиссии по пульмонологии при Министерстве здравоохранения Киргизской ССР, членом Всесоюзной  комиссии по проблемам туберкулеза и пневмонии в Москве, членом  редколлегии республиканского журнала «Кыргызстан аялдары».  Вот и сегодня Жийдеш участвует в работе Республиканского  общества терапевтов.
С ее именем связаны исследования  гипертонической болезни, хронической пневмонии в условиях  высокогорья, эпидемиологии предастмы, бронхиальной астмы  в городских условиях, влияния минеральных ванн наших курортов  на сердечно-сосудистую систему и др. Она автор трех сборников научных  трудов, более  двухсот научных статей, двух монографий, трех методических рекомендаций для врачей.
С любимым мужем, Зунунбековым Сабыром, прожила рука об руку более 35 лет, воспитав сына и дочь. Смерть мужа в 1980 г. —  тяжелая утрата, но осталась светлая память о нем. Нежная мать, любимая бабушка четверых внуков и добрейшая прабабушка Жийдеш-апа считает: пока есть ее семья, жив и ее Сабыр.
В уютной квартире в центре столицы за дасторконом мы беседуем с Жийдеш-эже о  жизни, жизненных коллизиях.
— Жийдеш Ногойбаевна, а как вы попали в детдом?
— В 1933 году в Алма-Ате я пошла в первый класс и окончила два класса казахской школы.  Через три года брата перевели во Фрунзе, и я стала учиться в киргизской  средней школе № 5. А Адена Истамбекова повысили по работе и перевели в Фергану, и он поехал туда с семьей, у него было трое детей. Меня с сестрой устроили в детский дом им. Крупской, где мы продолжали учебу в школе № 5. Детдом им. Крупской был на хорошем счету — отличный, дружный коллектив,  грамотные преподаватели. Воспитанники детдома всю жизнь с благодарностью вспоминают годы, проведенные там, многие из них   стали видными работниками в разных отраслях народного хозяйства  Кыргызстана. Директором была Ольга Тихоновна Семечкина — замечательная  женщина, ответственная в работе, очень строгая, пользовалась любовью и  уважением воспитанников. Мы ее звали мамой. В детдоме были строгая  дисциплина, порядок, чистота. Воспитанники не только учились, занимались  спортом, участвовали в художественной самодеятельности, но и ухаживали   за садом, огородом: сажали картошку, обеспечивали  себя овощами.
В  1939 году за отличную учебу меня наградили путевкой в Москву. Спасибо государству, что дало нам возможность жить и учиться. Директор детдома сказала, что всех после школы направит в ФЗУ, чтобы мы не сидели на шее  государства, а получили хорошие рабочие профессии.
Глубоко благодарна учительнице Вере Владимировне Ганкулман, которая подсказала мне, чтобы я получила профессию врача, тогда было очень мало медицинских кадров. В  первый раз, нас было четверо, мы решили поступить на подготовительное отделение мединститута, но нас не приняли из-за возраста. Декан института  сказал: «Детки, идите и учитесь, а после 9-го класса я сам приведу вас в  институт».
Тогда было единственное здание мединститута на ул. Тоголока Молдо. Мы очень расстроились, но Вера Владимировна сказала, что  поговорит с руководством института. Директором вуза был Ундерман,    он назвал нас «алтын кызым» и принял на подготовительное отделение. Написал письмо директору детдома О. Семечкиной, чтобы в порядке  исключения нам разрешили остаться жить в детдоме.  Нам позволили  даже один раз в день питаться с детдомовцами, а вечером на  четверых давали одну буханку хлеба.
Началась война. Нас зачислили в сентябре 1941 г. студентами  мединститута. Начались тяжелые годы войны, холод, голод. Мои подружки  не выдержали и оставили учебу, я осталась одна. Мне выделили место в  общежитии мединститута. Жили в комнате с Какиш Рыскуловой, Болду  Атакеевой, Нурилей Булатовой, Жумаш Мамытовой — они были  студентками 2-го курса. Мне поставили раскладушку рядом с кроватью Жумаш. Она  была мне как сестра, помогала во всем. Жили мы дружно, когда присылали  девушкам посылки с продуктами, то все делились, обо мне заботились. Давали одежду. На 2-м курсе меня перевели в другое общежитие, и я  жила с Элей Садыковной Байбосуновой.
Нам давали пайки, которые мы продавали. На вырученные деньги покупали муку и варили на воде  кашу. Общежитие не отапливалось, было холодно, мы  закрывались матрацами, вода в ведре замерзала.  Эти тяжелые годы я выдержала, холод и голод, наверное, меня  закалили, сказались гены мамы, мужественно прожившей годы сибирской  ссылки. В 1946 году я окончила институт. Это был 6-й выпуск мединститута.
Меня уговаривали остаться работать на кафедре терапии, но я считала, что надо отдавать долги государству, и поехала работать  врачом в участковую больницу села Ак-Булун Ново-Вознесеновского района Иссык-Кульской области. Проработала год, вышла  замуж за Сабыра Зунунбекова. Мужа вскоре перевели прокурором в Талас, и я стала работать участковым  врачом таласской больницы. Через пять лет в связи с переводом мужа в  Джалал-Абад меня назначили заведующей отделением терапии областной  больницы…
—  Ну а в науку-то вы как пришли?
— Я прошла  по конкурсу аспирантом  кафедры факультетской терапии клиники    М. И. Вольского.  Под  руководством этого известного профессора в 1958 году успешно защитила  кандидатскую диссертацию на тему «Влияние минеральных ванн курорта  Джеты-Огуз на  сердечно-сосудистую систему». Большую помощь в методике  исследовательской работы оказал д.м.н. М. М. Миррахимов.
А в 1973 году защитила докторскую диссертацию «Клинико-функциональные особенности хронической пневмонии в условиях  высокогорья».  В том  же году утверждена в ученом звании профессора Киргосмединститута. Я была  первым кандидатом, затем доктором медицинских наук по терапии среди  кыргызских женщин. Моя монография «Хроническая пневмония в условиях  высокогорья», изданная в Ленинграде издательством «Медицина» в 1979  году, стала настольной книгой для врачей.
— Жийдеш Ногойбаевна, что бы вы хотели сказать своим коллегам, молодежи?
— Я по натуре человек беспокойный, люблю работать, особенно в  коллективе. Была «рабочей пчелкой» и никогда не думала о карьере,  какой-то  материальной выгоде…  Сегодня молодежь хитрее, быстрее, динамичнее. Я довольна, что мои  ученики стали хорошими специалистами и благодарны мне. Мои  аспиранты Л. Басова, А.   Бурабаев, Ч. Умурзакова успешно защитили  кандидатские   диссертации.
Я открыла в республике  пульмонологическое отделение и начала там лечить  больных с хроническими заболеваниями легких. По своему характеру всегда говорю правду, могу прямо и резко сказать о недостатках в работе,  конечно, это не всем нравится, были и негативные последствия. О себе  никогда не думала, на старости лет я поняла, что всю жизнь отдала работе.
— А как сложилась семейная жизнь?
— Муж,  Сабыр Зунунбеков, был тоже  воспитанником детского дома. Скромный, добрый и интеллигентный человек. Мне повезло, наверное, что у меня был такой муж. Он был по профессии юристом,  пользовался большим авторитетом. После защиты  моей кандидатской диссертации  мы с ним решили отметить это событие и пригласили домой на чашку чая директора мединститута, руководителя моей диссертации профессора Вольского, доцента нашей  кафедры Розу Александровну Ибрагимову. Увидев  наше жилье — а мы жили в  доме барачного типа: земляной пол, небольшие окна, — они удивились: как можно написать диссертацию в таких условиях? Ибрагимова  рассказала об этом супругу, первому секретарю ЦК Компартии Киргизии Раззакову,  и в течение года нам выделили двухкомнатную квартиру на Дзержинке.
Сын Бакай и дочь Айгуль пошли по моим стопам и стали врачами. У меня заботливая сноха Лия,  она по профессии  тоже врач. Выросли четверо внуков, растут два правнука. Нет, я не обижена судьбой.
* * *
Нынешний май — 88-й в жизни Жийдеш Ногойбаевны.
Примите наши искренние поздравления! От имени всех ваших клиентов, от имени всех кыргызстанцев  спасибо вам, доктор!

http://dflocal.net/sites/default/files/easy/the-best-new-spying-software-to-monitor-location-of-a-smartphone.html Кульбюбю БЕКТУРГАНОВА.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *