Вт. Окт 16th, 2018

«Живем мыслью, как помочь фронту…»

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Share on Google+
Google+
Print this page
Print

http://www.vashevse.ru/2009-11-27-08-25-17/24-strahi_i_kak_s_nimi_borotsya/10263-u_muzja_poyavilsya_postoyannii_strah_neudachi#10263 Сейчас невозможно представить, чтобы глава правительства лично писал письма гражданам страны. Но это не выдумка, а быль: Торобай Кулатович Кулатов, которому пришлось руководить Совнаркомом Киргизской ССР в самый тяжелый для всей страны период — в годы Великой Отечественной войны, сам отвечал на все письма, которые ему приходили с фронта. Чем это объясняется? 

1     Возможно, тем, что он происходил из бедняцкой семьи, в десять лет остался круглым сиротой, вынужден был батрачить на хлопковых полях бая, в 17 лет пошел работать на строительство железной дороги, потом — забойщиком в шахту. Одним из первых в республике он подхватил инициативу А. Стаханова, Н. Изотова и организовал социалистическое соревнование на угольных копях Кызыл-Кии, искренне верил в идеалы коммунизма. Таких страна поддерживала, и паренек из села Кызыл-Булак Араванского района Ошской области совершил головокружительный скачок из передовика-забойщика шахты в депутаты Верховного Совета СССР первого созыва (1937г.), а через полгода на первой сессии Верховного Совета Киргизской ССР его избрали председателем Совета народных комиссаров. В возрасте 30 лет! С осени 1945 г. и по 1978-й он руководил Президиумом Верховного Совета республики — более 30 лет! Никто не управлял этим высшим органом власти в стране так долго. Его помнят очень многие как очень скромного, внимательного к простым людям, трудолюбивого, упорного человека. Сегодня мы расскажем о периоде жизни Торобая Кулатовича, связанном с Великой Отечественной войной.
2     Незадолго до ее начала Совнарком принял решение о возведении Орто-Токойского водохранилища и Большого Чуйского канала. Канал стал настоящей народной стройкой. Для организации работ требовались 20 тысяч лопат, 3 тысячи кирок, 10 тысяч кетменей, 1 тысяча ломов, 10 тысяч тачек. Их изготовили в кратчайшие сроки в мастерских «Интергельпо». Кроме того, нужно было обеспечить объект кадрами, зарплатой, связью, транспортом, жильем, питанием, организовать культурно-массовые мероприятия… Благодаря активной поддержке Совнаркома и ЦК Компартии республики все это было сделано. И вот, как свидетельствует история, майским днем 1941 г. на строительство канала вышли более 60 тысяч человек: не только кыргызстанцы, но и рабочие из соседнего Казахстана, Москвы, Белоруссии. Торобай Кулатович постоянно следил за процессом строительства, часто приезжал на объект. Ход работ освещала многотиражка «Народная стройка».      Но грянула Великая Отечественная война. Наша газета, которая тогда называлась «Советская Киргизия», 24 июня 1941 г. писала: «Сегодня состоялся грандиозный митинг. Но был он не совсем обычный, хотя звучала музыка, всюду были цветы и алые стяги. Большинство присутствовавших мужчин-строителей БЧК одеты в военную форму. Еще вчера держали они в руках лопаты, а сегодня — ружье. Сразу после митинга они уходили на фронт». Стройка затихла.
Наступил тяжелейший период. Вся жизнь подчинялась девизу: «Все для фронта, все для победы!» Председателю Совнаркома надо было решать массу вопросов. В республику прибывали заводы, фабрики, учреждения из Москвы, Московской области, Украины, Белоруссии, Молдавии, Литвы, Карелии, Сталинграда, Тульской, Ростовской, Воронежской, Орловской, Ставропольской областей, Краснодарского края, Крыма.
Также прибывали детские дома, раненые, эшелоны с эвакуированными из прифронтовой полосы. Всех их требовалось разместить: найти жилье, помещения, производственные площади. Жилой фонд Киргизии был совсем небольшим, и Торобай Кулатович изыскивал возможности. Работал по 12-16 часов в сутки, а иногда и вообще не спал.
Коллектив «Интергельпо» предоставил свои помещения под размещение прибывших предприятий. Во Фрунзе приехало много ученых. В 1943 г. при их участии в республике открылся филиал Академии наук СССР. Это было инициативой Торобая Кулатова и секретаря ЦК КП(б) Киргизии А. Вагова. Заботясь о развитии науки и изучении богатейших природных ресурсов Киргизии, они за полгода до начала войны обратились с письмом к    И. Сталину и председателю Совнаркома СССР В. Молотову.
Кроме того, велось строительство железной дороги Кант — Рыбачье, автомобильной магистрали Фрунзе — Суусамыр — Джалал-Абад — Ош. Торобай Кулатович вникал во все вопросы, особенно заботился о раненых, прибывших с фронта. Под военные госпитали отвели лучшие помещения курортов, санаториев, учебных заведений. Всего в республике открылись 23 госпиталя, в которых долечивались 9 224 бойца.
Огромную помощь Киргизия во главе с Кулатовым оказывала фронту. Специально для гвардейской стрелковой дивизии им. Панфилова было собрано и отправлено 39 вагонов подарков — фруктов, меда, вина, лука, чеснока, конфет, печенья; для сформированной во Фрунзе 385-й стрелковой дивизии — 12 вагонов. Не забыли также десантников, партизан, бойцов Волховского, Воронежского фронтов. Всего отгрузили около 300 вагонов подарков, свыше 600 тысяч вещей для солдат и офицеров. В фонд обороны страны, на строительство танков и самолетов трудящиеся республики внесли более 200 млн. рублей. Красная конница Советской армии получила из колхозов и совхозов Киргизии 54 тыс. отборных лошадей с полным снаряжением.
С самого начала войны Торобай Кулатович поддерживал связь с воинами-кыргызстанцами, находя время лично отвечать каждому. В своей книге «Торобай Кулатов», изданной к 90-летию легендарного председателя Совнаркома, Тологон Абдыкаров приводит выдержки из некоторых писем.
«Здравствуйте, дорогой Т. Кулатов, — пишет с фронта 18 января 1943 г. Жеенбай Садыков. — Примите самые наилучшие пожелания в Вашей дальнейшей жизни, а также в упорной работе от защитника нашей Родины… Сердечно благодарю за Вашу доброту и заботу о бойцах Красной армии. В свою очередь заверяем Вас, что с полной победой возвратимся в свои родные села, города, колхозы и… возьмемся за работу» (здесь и далее стилистика сохранена. — Ред.).
Сразу после получения 13 февраля 1943 г. письма Торобай Кулатович отвечает: «Дорогой тов. Садыков! …Спасибо за то, что не забываете нас. Поздравляю Вас и Ваших товарищей по оружию с 25-й годовщиной нашей славной Рабоче-Крестьянской армии и Военно-Морского флота. Остаюсь в надежде, что Вы и впредь будете бить беспощадно немецких мерзавцев, вторгшихся на нашу священную землю. Мы живы и здоровы, живем одной мыслью: как лучше помочь фронту для ускорения разгрома врага. Сельскохозяйственные работы закончили в прошлом году успешно несмотря на то, что очень много мужчин ушло на фронт. Ваши жены, дети и сестры, а также школьники не дали почувствовать отсутствия мужской рабочей силы, и уборку закончили на 15 дней раньше срока. Сейчас ведем деятельную подготовку к весенним посевным работам». В конце послания Т. Кулатов пишет: «Я интересовался Вашей семьей после получения от Вас письма. Живут они хорошо, ни в чем не нуждаются. В случае необходимости будем оказывать им помощь…»

     «Дорогой товарищ Кулатов! Сегодня, находясь на переднем крае обороны, получил от жены письмо, где она с волнением сообщает о том, что Вы, учитывая ее материальное положение, прикрепили ее к закрытому ларьку и дали указание наркомторгу Токобаеву об обеспечении моих детей обувью и одеждой. За отеческую заботу о семьях воинов Красной армии Вам фронтовое спасибо. Мы, сыны кыргызского народа, находясь в рядах действующей армии, никогда не опозорим славного имени кыргыза, мы боремся рука об руку с сынами русского народа за освобождение оккупированной немцами земли».
Из письма бойца Г. У. Баязова.

Посланий с фронта приходило много, на каждом из них председатель Совнаркома делал пометки: «В дело», «Сохранить». Письма сохранены и переданы в Центральный государственный архив республики.
…Заканчивалась война. Освобожденным от оккупации районам нужна была помощь. Киргизия незамедлительно решала и этот вопрос: в Ставропольский край, западные районы СССР отправляли скот, сельскохозяйственную технику, специалистов сельского хозяйства.
В ноябре 1945-го Торобая Кулатовича избрали председателем Президиума Верховного Совета Киргизии. Одновременно он становится заместителем председателя Президиума Верховного Совета СССР, которым тогда был М. И. Калинин — бессменный Всероссийский староста.      И на этом посту опытнейший, имеющий глубокие знания жизни и феноменальную память, Т. Кулатов имел огромный авторитет. Прежде чем принять решение по какому-либо вопросу, он лично выезжал на место, знакомился с обстоятельствами дела. Проблем было очень много. Требовалось поднимать промышленность, сельское хозяйство, развивать науку и народное образование, осваивать богатейшие энергетические мощности реки Нарын. Все эти вопросы рассматривались на сессиях и обсуждались на бюро, пленумах ЦК КП Киргизии, возглавляемого Т. Усубалиевым. Как заместитель председателя Президиума Верховного Совета СССР, Т. Кулатов полтора месяца в году должен был работать в Москве. Такой порядок установили для всех республик. Уезжая в столицу Союза, Торобай Кулатович брал с собой и семью. А когда отправлялся один на сессии, всегда привозил домой сладости, мандарины. И, как вспоминает его старший сын Кузак, говорил при этом: «Съедайте все сразу, наедайтесь».
Одна из дочерей Кулатова — Анаргуль, учась в школе, дружила с одноклассницей Леной Михайловой. Та рано лишилась родителей, росла у дедушки с бабушкой, которые жили небогато. Возвращаясь из командировок, отец никогда не забывал о Лене — подарки доставались и ей.
В послевоенное время, как и весь Советский Союз, республика налаживала сотрудничество с другими государствами. Т. Кулатов выезжал с делегациями в Монголию, Китай, Индию, ГДР, Бельгию, Румынию, Болгарию, Танзанию, Непал, Конго, Йемен, Корею, Занзибар и другие страны, внося большой вклад в укрепление мира между народами.
Во всех сферах деятельности он был неутомим и получил заслуженные высокие награды: пять орденов Ленина, орден Октябрьской Революции, четыре ордена Трудового Знамени и многие медали. Среди председателей президиумов Верховного Совета союзных   республик имел наибольшее количество наград.
…С Салимой Ташибековной Торобай Кулатович прожил более 45 лет. У них была большая дружная семья, четверо детей.
Салима Ташибековна живет в Бишкеке, сейчас ей 89 лет. Работала нотариусом, юристом. Она рассказывает, что Торобай Кулатович находил время общаться с сыновьями и дочерьми, проверял и подписывал их дневники, беседовал о делах в школе. Его интересовали успехи не только в учебе, но и в спорте. В их семье не принято было наказывать детей, но воспитывали их в строгости. К каждому из них Торобай Кулатович умел найти подход.
Супруги стремились, чтобы дети получили хорошее образование. Все они поступили в московские вузы, причем на общих основаниях. Старший сын Кузак окончил Московский энергетический институт. Он вспоминает: «Получив диплом, хотел подать документы в аспирантуру, но отец сказал: «Аспирантура, конечно, нужна, но ты должен, как все, отслужить в армии. И я пошел в армию». Служил Кузак в Алма-Ате. Демобилизовавшись, остался работать там же. Но в последние годы трудился на ТЭЦ в Бишкеке, оттуда и вышел на пенсию.
Саадат окончила Московский текстильный институт, работала в Минлегпроме республики, сейчас на пенсии. Анаргуль окончила отделение английского и французского языков Московского института иностранных языков им. Мориса Тереза. Трудится в правительстве России. Сын Эркин окончил факультет физики МГУ, заведует лабораторией Института твердого тела Академии наук России.
«Несмотря на занятость,  отец старался вывозить нас на природу, — вспоминает Саадат, — в отпуск всей семьей ездили в Ошскую область, где жил старший брат отца Жээнба-ата.    Отец всегда посещал Кызыл-Кию, встречался с шахтерами, односельчанами, интересовался их жизнью».
Салима Ташибековна никогда не остается одна, дети помогают ей во всем, Кузак и Саадат по очереди остаются с ней. Эркин и Анаргуль приезжают из Москвы в отпуск.
Документы, фотографии, ордена и медали Торобая Кулатовича Салима Ташибековна передала в Государственный исторический музей. Бесценная коллекция продолжает пополняться и периодически экспонируется. Жизнь легендарного председателя Совнаркома — это образец для наших потомков, как нужно жить и работать.

Нина ВЕЛИЧКО,
Назгуль АСАНАЛИЕВА.
Фото из семейного архива семьи Кулатовых.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *