Вт. Окт 16th, 2018

Он одарен вбирать, вбирать в себя и то, и это, чтоб нам дарить союз добра и света

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Share on Google+
Google+
Print this page
Print

follow link Мар Байджиев. Личность, безусловно, крупномасштабная, общественно созидательная и действительно своеобычная. К такому заключению, как я полагаю, придёт каждый из наших соотечественников, даже не прибегая к обстоятельному анализу его обширной и многообразной деятельности. Для этого надо всего лишь попытаться  отчетливей представить себе хотя бы часть принадлежащего нашему юбиляру творческого достояния. И сразу все пробьется из тумана, приобретёт, как говорят кинематографисты, экранную резкость и предстанет крупным планом.

22268     Сейчас я прихожу к мысли, что, если бы даже и не «подоспела» эта самая что ни на есть «круглая» дата, обстоятельный разговор о нашем писателе, драматурге, сценаристе и публицисте всё равно состоялся бы, так как он уже давно прошёл все стадии вызревания.
Разумеется, имя Мара Байджиева и в прежние годы не теряло своей звучности. Вот уже около шести десятилетий оно «на слуху» у многочисленных читательских, зрительских и слушающих аудиторий.
Мар Байджиев появился в литературе и искусстве республики стремительно, уверенно и даже как-то по-хозяйски. Уже его первые прозаические и поэтические произведения, а также высказываемые им суждения о творческих дебютах его товарищей по учёбе воспринимались серьёзно, без всякого снисхождения на возраст. В общем получилось так, что он как бы «перепрыгнул» стадию начинающего.
Конечно же, на ускорение его перехода в когорту профессионалов свое благотворное воздействие оказал целый ряд счастливых обстоятельств.
Нельзя не подчеркнуть тот капитальный объем знаний, что получил наш народный писатель в 50-х годах прошлого века на филфаке Киргос-университета, где была создана, можно сказать, идеальная среда для образовательного процесса и незыблемого закрепления у студентов замечательных свойств истинной культуры. До окончания дней своих филфаковцы тех лет с глубочайшей теплотой и сыновней признательностью будут вспоминать своих преподавателей, наставников, у которых было что за душой, было что в голове и было что преподать. Со многими из них Мар Байджиев общался и сотрудничал в течение многих последующих лет.

http://www.zeroroyalty.com/wide Об одном и том же, об ушедшем, о нашем…

     Совсем недавно в одну из приятнейших минут просмотра какой-то стопки моего домашнего подпотолочного стеллажа я случайно «наткнулся» на мой родной «Литературный Кыргызстан». Едва отвернув обложку и взглянув на первую страницу, я понял, что в жизни людей порой происходит то, что человечество называет везением. Смотрите.
Со времени выхода в свет журнала минуло двадцать пять лет, но он не только не был «подавлен» другими бумагами, но и открывался публикацией трёх рассказов, автором которых был не кто иной, как Мар Байджиев, то есть как раз тот человек, о котором я уже давно хочу публично высказать свои соображения. Более того, содержание публикаций было посвящено детским годам Мара и относилось ко времени Великой Отечественной войны. И если ещё учесть, что у нас с моим героем разница в возрасте весьма незначительная и что наша семья, как и семья Байджиевых, уже в те годы проживала в городе Фрунзе, то случай с «подсовыванием» мне каким-то чутким существом такого «подсобного» материала иначе как подарком не назовёшь.
13.05.2014 14:18     Уже после прочтения первой страницы первого рассказа я начисто отрешился от всего меня окружающего и оказался в совершенно другой жизни. Как будто какие-то невидимые мощные клещи захватили всего меня, подняли и стали носить над приземистыми домами, необустроенными улицами, малолюдными площадями и парками. Это был скромный скорбящий город. В нём было ещё так много слёз, страданий и острой нужды, а разномастные преступники почти не таились в подполье, совершали свои дела и тёмной ночью, и средь бела дня.
Надо ли говорить, каким понятным, близким и каким дорогим было для меня содержание рассказов. Многое сразу же и отчётливо всплывало в памяти, вызывало волнение и так трогало, что глаза не просыхали от слёз. То и дело возникало радостное чувство сопричастности с происходящим, и слова искренней благодарности автору не выходили из головы. Во время всего чтения так и не присел на стул, снова и снова перелистывая страницы, углубляясь в поистине животрепещущие абзацы.
И опять, в который уже раз, я восхищался, умением Мара, как говорят, по полной использовать самые существенные слагаемые, из которых непременно формируется основное — успех произведения и его общественное признание. И тут вспоминается следующий немаловажный момент: еще в молодые годы внедряясь в сферу творчества, Мар принял для себя сначала за основу, а затем и в целом тот документ, что навсегда закреплял решающее право за её величеством Реальностью. Между прочим, отметим в скобках, что за подобное «постановление» голосовали многие великие мыслители и, как показали минувшие десятилетия, не просчитались. В их числе — Лев Толстой и Николай Добролюбов. Первый утверждал, что правда является ничем иным, а именно истинным героем его произведений, а второй — что в произведениях исторического характера правда должна быть фактической.
Со своей стороны осмелился бы высказать соображение о том, что правда, кроме многих других нержавеющих свойств, значительно продлевает процесс «протухания» сочинений и является жизне-   стойким фактором их востребованности.
Три рассказа Мара Байджиева об одном и том же размещены на 45 страницах журнала. Однако в ходе логических рассуждений во мне все больше и больше крепла мысль о том, что по своей информационной насыщенности и по силе воздействия на умы и сердца читателей они, если и не превосходят, то равно-   значны иному увесистому роману.
Получилось так, что публикация рассказов Мара не была каким-то рядовым фактом в периодической печати, а оказалась чем-то большим.      Кое о чем поразмыслив, я заключил, что этим «чем-то большим» стало предельно открытое, максимально убедительное и одновременно художественно яркое изложение писателем своего личного отношения к тому, что выходит из-под его пера.
Автор ничуть не скрывает свои творческие принципы, основной из которых, как мне представляется, состоит в действительном отторжении ура-патриотизма и естественно, незыблемом слиянии писателя с гражданственностью и народностью в незатасканном, сущностном понимании этих слов.
От этой точки зрения никак нельзя отделить ещё одно определяющее положение, которое горячо изложил Мар во введении к публикации затронутых нами рассказов. Оно написано 25 лет назад, но, будь моя воля, я напечатал бы его миллионным тиражом в виде листовок и непременно распространил в людской массе.
Дело в том, что в этом введении мастерски сконцентрированы и взволнованно изложены мысли автора о самом действительно жизненно насущном для каждого здорового общества.
Постоянно сталкиваясь с открытым пренебрежением к тем нравственным нормам, что являются каркасом любого народа и которые сформировались в натуре Мара ещё в детские и юношеские годы, писатель возвышает свой голос гражданина против общественных и государственных несообразностей и ощутимых недоработок, особенно против тех, какие ну никак не требуют зарубежных инвестиций и сплошной мобилизации всех материальных ресурсов. Надо лишь напрячь волю.
Речь идет об идеологическом обеспечении нормального функционировалния государства, о чём мы даже говорить перестали.
Ошибочно полагая, что частная собственность не требует толковой организации отношений между людьми, что интересы индивидуальных владельцев собственности не имеют ничего общего с интересами государства, мы в немалой степени утратили духовную целостность общества, привели к явной расплывчивости высшей цели страны, не говоря уже об ослаблении постоянного «подпитывания» созидательного настроя народа.
В высшей степени актуально звучит напоминание Мара Байджиева о довольно незавидной нашей склонности во всех происходящих бедах и промахах обвинять исключительно вождей и высшее начальство.
Понятно, считая так, мы успокаиваем себя и тем самым облегчаем свою жизнь. Однако при этом порядком лукавим, так как без малейшего угрызения совести снимаем с себя всякую ответственность за всё происходящее вокруг.
Такая позиция, укоренившаяся в сознании едва ли не большинства населения, не только крайне ошибочна, но и по своей сути вредоносна, так как «выключает» обширную часть соотечественников из важной сферы общеполезной деятельности.

Все мы наконец-то должны осознать и принять, как говорили раньше, к руководству и исполнению незыблемую истину, что в своих грехах виновен сам грешный.
Без принятия на себя каждым из нас своей доли ответственности за то состояние, в котором мы находимся, бессмысленно ожидать в нашем отечестве ощутимых сдвигов к лучшему. Так считает Мар, а я убеждён, что он выражает аналогичное мнение множества его соотечественников. И остается добавить, что об острейшей необходимости обеспечения благоприятного отношения всех кыргызстанцев к делам общенародной значимости и максимально возможного подключения их к конкретным действиям надо прямо-таки трубить, и трубить без всякого роздыха во все имеющиеся у нас под руками трубы.

Призвание дальнего следования

     Снова и снова обозревая крупную личность Мара Байджиева, я всякий раз удивляюсь редкой щедрости матушки-природы, наделившей его целым рядом отличных способностей. Он — известный писатель, драматург, сценарист, публицист, поэт, переводчик…
При этом нельзя не подчеркнуть и тот факт, что во всех названных выше «отраслях» наш юбиляр всегда был и остаётся не временным или приходящим автором, не «двоюродным» сотрудником, а своим, родным, навсегда вросшим в то или иное содружество коллегой. Больше того, на протяжении многих десятилетий он является всеми уважаемым мастером, обладающим ценнейшими качествами — высокой творческой энергией и редким умением глубоко анализировать окружающую действительность.
В этой связи будет уместным отметить ряд факторов, оказавших самое плодотворное воздействие как на формирование и рост Мара — будущего общепризнанного деятеля культуры, так и на обеспечение добротного качества каждого создаваемого им произведения.
Многие читатели газеты, имеющие прямое или косвенное отношение к искусству и литературе, могут прочесть эту информации с определённым интересом. Что же касается начинающих и молодых авторов, многие из которых считают, что творческое дело — это нечто вроде увлекательной прогулки с последующими шумными представлениями, презентациями и сверкающими шоу, то для них изложенное здесь просто необходимо.
Так вот. Проежде чем Мару Байджиеву стать таким, каким он является сегодня, ему пришлось пахать и пахать, одному ходить за тяжёлым плугом, поднимать один за другим целинные гектары. Истинное значение слов «выносливость», «терпение», «упорство» он едва ли не ежедневно постигал, как говорят, на собственной шкуре.
Сейчас невозможно представить, чтобы ученик 4-го класса стал на замену репрессированного отца, начал «по найму» выполнять работу, предназначенную для взрослых, только чтобы не дать помереть с голоду ослабевшей матери и сёстрам, которые были ещё моложе Мара.
А будучи старшеклассником, и потом, поступив на филфак университета, он, как юноша, прекрасно знающий кыргызский и русский языки, стал серьезно заниматься переводами, сотрудничать с редакциями газет и журналов и всё увереннее заявлять о себе собственными произведениями.
Однако возрастающая творческая активность Мара, напрямую адресованная широкой общественности, стоила ему неимоверных волнений и страданий, особенно если учесть, что его отец в те годы всё еще ходил в ранге «врага народа».
И тем не менее Мар при всей его врождённой интеллигенции не позволил своей железной воле размагнититься, а душе — впасть в уныние.      Разве что его характер стал более сдержанным, а взгляд — мудрым и сосредоточенным. С еще большим упорством он продолжал осваивать творческую ниву республики, делая при этом всё возможное для повышения её урожайности.
Надо ли говорить, как были расширены и углублены познания Мара в искусстве в результате его довольно продолжительной работы редактором в студии «Кыргызфильм», на ответственной должности в Министерстве культуры, а также в качестве собственного корреспондента «Литературной газеты»?
Невозможно переоценить его учёбу на высших курсах режиссёров и сценаристов в Москве, его работу в одной «связке» с Толомушем Океевым, Геннадием Базаровым, Лилей Турусбековой, а также с другими выдающимися режиссерами и операторами России, союзных республик и зарубежных стран.
Не менее удачно для Маара Байджиева складывались обстоятельства в сфере театрального искусства и непростом деле художественного перевода…
Я не раз задавался вопросом: каким видом творчества чаще всего заняты мысли Мара Байджиева и к какому из них больше всего тяготеет его душа? В результате заключил для себя, что подобное «распределение мест» в данном случае совершенно бессмысленно.
То, что создано юбиляром в области нашего искусства, настолько объёмно и значимо, а его смысловая основа и цели автора по своей сути настолько едины, что воспринимать это достояние следует как одно целое, как знаменательное явление в культуре Кыргызстана. И оно должно быть выделенным в отдельную тему, тему Мара Байджиева.
В «ведении» этой темы состоит обширный творческий массив, включающий немало работ долговременного востребования.
То, что создано Маром, в частности в театральном искусстве, достойно восхищения и несомненно будет отражено на страницах его истории.

Своей неустанной драматургической деятельностью, так же, как и Чингиз Айтматов, с которым наш герой был полностью солидарен во взглядах на современную действительность, он утверждал принципиально новый этап театрального искусства, его существенные особенности, в том числе кардинальное изменение в формировании репертуарной политики, ослабление жёсткого контроля за содержанием постановок, энергичное привлечение молодых авторов, целенаправленное освоение зарубежных сцен.
В связи с недостатком газетной площади я не могу даже через запятую перечислить пьесы Мара и те города ближнего и дальнего зарубежья, где они увидели свет рампы. Скажу только, что такие прославленные и малодоступные театры Москвы, как имени Моссовета, Пушкина, Вахтангова, ставили пьесы нашего одарённого земляка. Что касается театров нашей республики, то они даже при неоднозначном отношении к автору едва ли не «поголовно» подключались к драматическому материалу своего соотечественника.
Кинематографическая нива Маара Байджиева также не скупилась на урожай. А иначе и быть не могло. Это была ответная благодарность за внимание, заботу и неизменно усердную обработку.
Уже в первый день, получив удостоверение редактора фрунзенской киностудии, молодой журналист понял, что оказался в желанной, родной стихии. Все последующие десятилетия подтвердили правильность того давнего выбора.
Мар Байджиев — один из тех, кто принимал энергичное и «производительное» участие в становлении кыргызского кино, этого тогда ещё далеко не полнозвучного и не дальнозоркого искусства. Позднее, будучи заматерелым профессионалом, он успешно выступал как автор сценариев и как режиссёр-постановщик целого ряда художественных и документальных фильмов. Многие его киноработы получили всеобщее признание. По центральным телевизионным каналам неоднократно показывались многомиллионным аудиториям, представлялись на всесоюзные и международные кинофестивали, где нередко удостаивались первых призов.

Радость его сердца — «Манас» 

     Глубоко осознанное уважение к своему Отечеству, возрастающий интерес к прошлому родного народа и природное дарование глашатая всего значительного — все эти свойства натуры Мара Байджиева не могли не возбудить в нем неодолимого стремления по-настоящему познать «Манас» — это гениальное творение соотечественников. Причём внедриться в эпос не только для себя…
О том, что значит «Манас» для всего кыргызского народа, для каждого его представителя, сказано и написано немало. И этот процесс изучения эпоса и распространения знаний о нём будет усиливаться и совершенствоваться.
Дело в том, что «Манас» настолько необъятен и глубок, так наполнен нержавеющими тематическими пластами, а его морально-правовые положения так органично сраслись с обкатанными веками, общечеловеческими нормами, принципами организации каждого общества и государства, законами нормальных отношений людей между собой, что оставлять в стороне это обширное духовное сокровище значит наносить огромный ущерб воспитательной и общественной сферам.
Наоборот. В настоящее время, когда коммунистическая идеология ушла d небытие, а стратегия независимого государства ещё не разработана, роль «Манаса» как средоточия высших нравственных норм несоизмеримо возрастает. Прямо нам в затылок дышит необходимость донесения основного содержания до населения республики.
Однако этот процесс не может происходить сам собой, стихийно, без участия соотечественников. Даже вода, этот божественный дар природы, не преподносится человеку на блюдце в стакане воды без элементарного материального подспорья. Нужны ещё водохранилища, каналы, водопроводы, в конце концов необходимы ведра.
В наши дни, когда резко сократилось число настоящих манасчи, а население республики значительно возросло и когда многочисленные СМИ отвлечены освещением набравших бешеную скорость общественно-политических событий, роль печатного слова, которое всегда оказывается у человека в прямом смысле под боком, необычайно возрастает.
И в этих условиях поэтическое переложение трилогии эпоса «Манас» Маром Байджиевым стало давно ожидаемым событием международного уровня. И в этой оценке нет ни капли преувеличения.
Может ли кто оспоривать мысль о том, что публикация переложения «Манаса» на русский язык станет и уже становится незаменимым подспорьем в деле перевода эпоса на языки народов ближнего и дальнего зарубежья?
Станет ли кто сомневаться, что без русского языка, этого давно обкатанного и надёжного «моста», перевод эпоса напрямую будет весьма сложным делом и в каждом случае требовать значительно больше времени.
Как видим, вопрос целенаправленного и масштабного распространения эпоса «Манас» давно требует выработки определённой, всем известной эффективной системы с безусловным участием государства. И тут опять же потребуется действенное участие нашего юбиляра.
А если участь, что суверенный Кыргызстан совсем скоро вступит в Таможенный союз и перед республикой откроются новые горизонты, то опыт и знания Мара Ташимовича, к тому же блестяще владеющего двумя языками, станут особенно востребованными, а его многоплановая деятельность приобретёт ещё большую значимость.

follow url Аркадий БИТЮКОВ,
заслуженный деятель культуры Кыргызской Республики. 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *