«… Птичьей стаей слетают слова»

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Share on Google+
Google+
Print this page
Print

Подхожу к нашей поэтической библиотечке и наугад вынимаю несколько сборничков. Выбираю с  десяток стихов и «строю» из них вот этот выпуск.
Вы скажете: дожилась редакция до… «кризиса жанра». Ничего подобного! В поэтической почте  по-прежнему тесно, но вот  уж очень  захотелось полистать «старые» книжки и  что-нибудь дать сегодня.
Зою Юрьевну Андрееву — старейшего педагога республики — представлять не будем. Но сказать хочется вот о чем:  у симпатичной женщины уже преклонных лет масса каждодневных прозаических дел, а она писала и пишет стихи!  То, что даем сегодня, — из ее сборника «Мои  кровиночки».
Хорошо нам знаком и Талант Джолдошбеков. Недавно мы не  пожадничали и выделили ему  газетную площадь для стихов из книги  «Послание Луи Брайля к потомкам». Даем  кое-что и сегодня: уж очень приятно читать этого автора.
Ну и Михаил Демченко. Его сборник «Загляни  в свою память». Заглядывали как-то,  и народу понравилось. Вот и сегодня даем  кое-что из творчества казачьего атамана Демченко. А это «кое-что» — про любовь.

here Зоя АНДРЕЕВА
Светлый дым

Я люблю это странное чувство:
Все ушло — на земле я одна.
А на лист, обгоняя друг друга,
Птичьей стаей слетают слова.
Я пишу, опьяненная силой,
Светлым дымом полна голова,
Наркотической вязью, дурманом
Друг за другом ложатся слова.
Я не властна над ними,
Свободно, ниоткуда берутся они.
В голове постепенно светлеет,
Загораются утра огни.
Так всю ночь потихоньку шалею я
И пишу, пока пыл не остыл.
Говорят, это чувство поэзии
Называется чувством шестым…
Утром я постепенно трезвею,
Перечитываю слова —
Понимаю, что не стихами — светлым
Дымом полна голова.

Песня
… Вступили скрипки,
Музыка летела,
И на еврейском древнем языке
Она запела…
Откуда, девочка, в тебе
Тот звук далекой скорби женской,
То горе матери и та печаль,
Те переливы нежности еврейской?
Прекрасная мелодия жила,
Тихонько зрела, в высоту взвивалась,
Хотелось плакать — отчего?
Душа сочувствием переполнялась.
Зал затих. Объединила ты киргизов,
Русских  воедино
Своей печалью, голосом своим,
Дышали мы душой единой.
А голосок киргизской девочки звучал,
Колонны зала звоном отвечали.
…Чем наградить ее и как благодарить?
В растерянности мы молчали…

see Исповедь
Годы, как видения, прошли
И исчезли далеко за поворотом,
И осталась легкая печаль —
Аура судьбы переворотов.
Я теряла близких  и родных,
И в небытие друзья летели,
Вновь сияло солнце надо мной,
Уходили черные метели.
И по странной прихоти богов
Все, о чем мечтала, удавалось,
Я по жизни смело поднималась
На вершины власти — так казалось,
Все мне нравилось — учиться,
Быть директором, заведовать отделом,
Я работе душу отдавала,
Лишь была бы цель и было дело!
… Годы наслоились незаметно,
Ни наград, не почестей не дали…
Но мечты мои не увядали —
Все хотелось дела, дела, дела!
Годы, как видения, умчались
И исчезли за углом вдали…
И остался легкий след печали,
Аура несбывшейся  любви.

Талант ДЖОЛДОШБЕКОВ
Друзьям

Закат косит багровым оком,
И мокрая зима чернеет.
Не вечер наплывает в окна,
То в наших душах вечереет.
Эх, жизнь! Плесни-ка в рюмки, Коля,
Гитару пусть Таалай настроит.
Еще одна большая школа
За нами скоро дверь закроет.
Деньгами мы не дорожили,
Хотя порой гроши имели.
Мы просто по-мужски дружили
И жили, жили, как умели.
Не раз бывало нам несладко,
Висел над нами меч дамоклов,
Когда блюстители порядка
Свободу отправляли  подло.
Не раз в священный храм науки
С благоговеньем мы входили
И, кроме бестолковой скуки,
Там ничего не находили.
И, проклиная всех каналий,
В ком скуден ум и мелки страсти,
Мы предавались вакханальям
И будни превращали в праздник.

Мы
Мы не хиппи и не панки,
Уберите микрофон,
Мы не станем грабить банки,
Выключайте свой клаксон.
Не мешало бы дорогу
Уступить нам, господа,
Подобру-и-поздорову
Пропустите нас туда,
А то как бы не намяли
Ненароком вам бока.
А то как бы не поддали
Пинка под окорока.
Наша сила — это злоба,
Сжатая губами в кровь.
Наша пуля — это слово,
Брошенное вам не в бровь.
Хватит на свою погибель,
Щуриться да щериться,
В намерения благие
Ваши трудно верится.
Нигилисты, неформалы,
Отпрыски застоя мы,
Вас не впишем мы в анналы,
Заклеймим в истории.
Но на пенсию с почетом
Обещаем проводить,
Если сами отойдете
И дадите порулить.

Вранье
Господи, какие времена!
Истина людьми обретена.
Зло наказано без топора,
Повсеместно торжество добра:
Мудрецом сегодня стал глупец,
Совесть пробудил в себе подлец,
Лжец одну лишь правду говорит,
И мошенник карту не кропит.
Оскопил себя прелюбодей,
Не обкрадывает вор людей,
Взяточник подарки не берет,
А политик байки не поет.
Рукава бездельник засучил,
Атеист молитву заучил,
Проститутка вспомнила про стыд,
Алкоголик трезв, голодный сыт,
Раб свободен, крохобор нескуп,
Мухи не обидит душегуб,
Агнцем стал  злодей и другом враг,
Блещет остроумием дурак,
Хам вчерашний — просто джентльмен…
Боже правый, сколько перемен!
Ах, как побелело воронье!
О, хвала, хвала тебе, вранье!

source link Михаил ДЕМЧЕНКО
Мы оба виноваты

Свежесрезанные розы
Я принес на склоне дня,
На листах — росинки-слезы,
Лепестки полны огня.
В днях ушедших были грозы,
Виноваты я и ты,
Потому роняют слезы
Эти нежные    цветы.
* * *
Забытые свидания,
Заброшенные дни.
Дороги снятся дальние —
Измученные сны.
Тоскливы дни усталые
В сосульках бытия.
Приснись мне роза алая —
А с нею — ты и я.
* * *
Меряют годы века,
В днях полыхают
зарницы.
Это все так, а пока,
Молча сомкни ресницы.
Нежность и радость,
и грусть,
Выбери сердцу разлуку.
Ну не сложилось, и пусть,
Дай на прощанье руку.
* * *
Как горько знать,
что молодость прошла,
В неудачах не ищу виновных,
Было все — поступки и дела,
Даже ты — в моих стихах любовных.
Часто давит острой болью грудь,
Посещает реже вдохновенье.
Об одном прошу — со мною будь.
Ты — моя любовь и озаренье.
* * *
Все подвластно моему перу,
Где ты — раскрытая страница,
Доверяя чувству и добру,
За любовь твою воздам сторицей.
Туча сеет капельки дождя,
Ты — моя живительная влага.
Прорастет стихом любовь твоя,
Когда рядом — белая бумага.
* * *
Нет предела любви —
Нет у счастья предела.
Годы стаей летят —
Голова поседела.
Если розы зовут
Тебя нежно подругой,
Ты не грусти, метель,
Ты — вишневая вьюга.
* * *
Этот сказочный сон
Рассказать невозможно,
Тебе чашу любви
Я несу осторожно.
Ни обиды, ни слез
В этом взгляде прекрасном,
Что неясно другим,
Нам давно уже ясно.
* * *
Прежний я — не лучше и не хуже,
Все мое по-прежнему со мной.
Только горизонта нить как
будто уже,
Да короче будто год земной.
Встречи молчаливые, немые.
Между нами  горькие слова.
Что расстались мы — холодные,
чужие,
Разнесет услужливо молва.

enter site Ведущий рубрики Вилор АКЧУРИН.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *